no


Sheона
“Музыка и все, что с ней связано, — это алхимия”

SheОна: “Музыка и все, что с ней связано, — это алхимия” 4 мая в столице Украины разрешилась одна из самых интригующих загадок современного хард-рока-попса. В одном из лучших киевских клубов состоялся концерт-разоблачение группы SheОна, которая уже в течение года будоражит сознание меломанов, как минимум, одним загадочным фактом. А именно: ни один из свидетелей ее редких выступлений даже не догадывается, кто на самом деле скрывается за необычным именем вокалистки. Несомненно лишь то, что это именно вокалистка — хотя лица ее не видно из-за фирменных световых эффектов, являющихся неотъемлемой частью проекта. Отчасти ее выдает голос — потрясающе сексуальный, обладающий изысканным женским шармом, являющийся одновременно проекцией лучших образцов западного фолк-рока а-ля Шэрил Кроу и высокотехничного агрессивного поп-джаза в духе Норы Джонс и Эллы Фицджеральд. А отчасти — редкое имя, благодаря которому и возникло название группы: название-каламбур, шкатулка с двойным дном и прямое заявление об исключительной женственности.

Ее зовут О'на.
(Из пресс-релиза группы)
— Когда вы начали петь?
— Точно не вспомню, но совершенно очевидно — с неосознанного возраста. Если имеется в виду петь профессионально, то лет с 16-ти, 17-ти.
— У вас был Учитель вокала, тот, кому вы хотели бы подражать? Важна ли для вас, как для исполнителя, Школа?
— Учителей было много. В разный период времени разные, начиная от Мэрайи Кэри и заканчивая SKUNK ANANSIE. По сути, вокалу учусь и сейчас: считаю этот процесс бесконечным. Школа, естественно, важна: это стартовый пакет к любой хоть сколько-нибудь профессиональной реализации своих идей.
— В качестве бэк-вокалистки вы работали с довольно известными исполнителями. Можете рассказать, с кем именно? Эта работа оказала на вас влияние? Не отбила охоту петь?
— Перечислять имена не хотелось бы... Я считаю, что работа в качестве бэк-вокалистки — это не возможность себя реализовать, а скорее накопление профессиональных навыков студийной записи.
Вообще, в каждой работе можно найти что-то интересное и полезное. А если когда-то перехочется петь: я уйду и не буду мешать другим.
— Насколько нам известно, некоторое время вы жили в Лондоне, изучая технологию радиовещания. Какое влияние на вас оказали пребывание в Англии, английская культура и, в частности, английская музыка?
— Моя жизнь в Англии была очень информативной с точки зрения работы на радио, но именно из-за этой работы у меня полностью отсутствует какое-либо видение Англии и английской музыки. Наш график включал 12-часовое ежедневное обучение и полный пансион. Поэтому могу с уверенностью сказать, что в Англии не видела ничего.
— За те годы, что вы поете, вы успели поработать в нескольких стилях. Можно ли считать, что стилистика группы SheОна наиболее удачна и наиболее точно отражает ваши музыкальные вкусы и предпочтения?
— Полагаю, что да. Я, естественно, не исключаю возможности роста и эксперимента в музыке, но думаю, что это будут производные от того стиля, в котором мы работаем сейчас.
— Возможно ли для вас возвращение к джазу?
— Джаз дал мне очень большую школу, как вокальную, так и композиционную. Но на сегодняшний день это уже пройденный этап. Вернусь или нет, один Бог знает. Сейчас я только изредка слушаю и пою джаз.
— Расскажите о вашем продюсерском центре. Какие группы вам интересны? Какие задачи вы ставите перед собой?
— На самом деле это не продюсерский центр, а "Арт-студия". Открывали мы ее вместе с моим гениальным продюсером Аллой Дарченко. Сейчас цели "Арт-студии" — это легализация нашего бизнеса, а о продюсировании других групп мы только задумываемся.
— Расскажите, как вы познакомились с музыкантами группы. Что объединяет вас с каждым из них, позволяя творить вместе?
— Основной состав привел Саша Новиченко, басист группы. Это были Рома Шаркевич, наш барабанщик, и Serj Keen — гитарист. С Сашей мы были знакомы ранее, а Диму Кондратьева, клавишника, случайно встретили на репетиционной базе и предложили играть с нами. Как видите, он не отказался. Вот и вся история. Что объединяет? Прежде всего, музыкальные вкусы и заинтересованность в том, что мы делаем. Ну а потом, они все интересные люди, с которыми легко работать и общаться.
— Что вносят в вашу музыку музыканты группы? Насколько далеко вы позволяете им уйти в их музыкальных трактовках ваших текстов?
— Ребята, по сути, аранжируют музыку, приводят к общему знаменателю мои и свои идеи. Следует сказать, что мы делаем музыку вместе и стараемся сделать так, чтобы все получали удовольствие от того, что слышат. Наш саундпродюсер, Володя Григорович, вносит большую лепту в окончательное звучание материала. Что касается поправок в музыке и текстах, я отношусь к этому принципиально лишь до определенной степени. Пытаюсь быть объективной и прислушиваюсь к мнениям людей, которым я доверяю.
— Сегодня вы так же, как и некоторое время назад, "трагично" воспринимаете окружающий вас мир? Вам свойственен пессимизм? Важно ощущение несовершенства?
— Я никогда не воспринимала мир трагично. На самом деле я большой оптимист. Лев Толстой сказал: "Приумножая знания, умножаешь скорбь". Я просто отношусь реалистично к тому, что происходит. А откуда печаль в музыке, сама не знаю. Считаю, что ощущение несовершенства — это движущая сила к совершенству. Надеюсь этого ощущения не потерять.
— Вы верите в возможность "сытого" творчества?
— Сытое творчество — это не состояние желудка, а состояние души. По идее, душа пресытиться не может. Надеюсь, что меня не постигнет участь душевной пере- или недоработки.
— Ваши новые тексты — о чем они? Что вас волнует сегодня?
— Все то же, что и всегда, — жизнь.
— Для вас важна вербальная "тема" для композиции? Или, возможно, песня рождается с мелодии?
— Обычно все происходит вместе. В редких случаях мелодия первична.
— Как вы относитесь к русскому року 90-х? Возникло мимолетное ощущение, что SheОна — это Янка нового тысячелетия. Более свободного, обеспеченного, но все так же потерянного и "стервенеющего с каждым вздохом, с каждым смехом"...
— Честно говоря, в 90-х я еще занималась балетом и мало что захватила из русского рока этого времени. Не боюсь показаться неучем, но кто такая Янка?..
— Общее настроение ваших композиций и программы, которую вы подготовили, — какое оно?
— Думаю, динамичное, мы старались сделать так, чтобы человек, который слушал программу, захватил максимум эмоций.
— Как сложился имидж группы?
— Специально ничего не придумывалось, и то, что вы видите и слышите, — это естественное и общее наше настроение.
— Кто "ставит" ваши выступления? Кто режиссер этого светового действа?
— Концепция выступления исходит от команды.
— Вы себя ловко чувствуете, зная, что вам нужно не только петь, но и не показываться зрителям?
— Думаю, нет. Хотя, что касается моего лица, я забываю об этом, когда на сцене. Для меня не столь важно, запомнят мое лицо или нет. Важно, чтобы запомнилось ощущение от концерта...
Кстати, ведь в начале мая уже состоялось "разоблачение" группы. Просто в процессе подготовки материала мне не хотелось, чтобы нас узнавали. Хотелось узнать цену нашего материала без внешнего антуража. Сейчас, когда программа готова и мы в ней уверены, нет смысла что-либо скрывать.
— Экспериментируете с вашим шоу?
— С движениями, светом и вообще всем, что происходит, экспериментируем постоянно. Вообще, музыка и все, что с ней связанно — чистой воды алхимия. Без экспериментов не обойтись.
— Есть ли клипы у группы? Каким должен быть клип группы SheОна?
— Сейчас идет работа над съемкой клипа на песню "Метро". А каким он должен быть? Как это ни банально — нестандартным.
— Какие планы на выпуск альбома? С какой компанией вы решили работать?
— Надеемся, что релиз альбома будет к осени. Есть много предложений от рекординговых компаний, но мы пока не определились, какая именно компания будет нас представлять.
— Вы будете давать концерты в поддержку альбома? Можно ли будет вас ожидать в Беларуси?
— В поддержу альбома планируется турне по большим городам России и Украины. Если будет возможность и если возникнет интерес к нам в Беларуси, мы обязательно приедем.

Вопросы задавала Катерина НЕВИНСКАЯ

© музыкальная газета




© 2005 музыкальная газета