no


Колыханов, Евгений
no title

Евгений Колыханов, ZEE ROK За время перестройки, с тех самых пор, как процесс пошел, отъезд наших музыкантов за границу стал обычным явлением. Музыканты уезжают в поисках достойного человеческого существования, адекватной оценки своего труда и применения творческих сил. Как правило, все они хорошо устраиваются благодаря школе, которую получили на родине, да и таланта им не занимать. Явление в целом грустное, однако можно найти здесь и положительный момент: наши исполнители, исследуя концертное пространство других стран, привносят туда и частицу российской музыкальной культуры.

Двое наших бывших соотечественников готовят к выпуску музыкальный альбом... в Лос-Анджелесе. И если об одном из них — музыканте и продюсере Валерии Гаине — мы уже писали, то о моем сегодняшнем собеседнике пока нам мало что известно. Бывший участник московского театра "Арлекин", музыкант, работавший совместно с Вадимом Преображенским (КВАДРО) и Максимом Удаловым (АРИЯ) в рок-группе ЗЕНИЦА ОКА, основатель рок-группы ТИХИЙ ЧАС, гитарист (или, точнее, "виртуозный балалаечник") русско-калифорнийской группы RED ELVISES. Разве не прекрасный повод для интервью? Итак, знакомьтесь: художник и музыкант, основатель собственного проекта в Лос-Анджелесе ZEE ROK, Евгений "Рок" Колыханов.

— Твоя профессия в Лос-Анджелесе в настоящий момент?
— Музыкант
— А до этого кем ты был в Америке?
— Человеком с горячим желанием стать музыкантом.
— ...Хорошо. С чего все началось?
— Родился я в городе Вологда. С детства не любил школу, и мне было неинтересно изучать школьные предметы, которые там преподавали. Предпочитал большую часть времени проводить за листом бумаги, отображая мысли в рисунке. Вскоре в своих рисунках я услышал музыку и в возрасте 8 лет впервые вырезал гитару из обычной фанеры, а в 12 лет уже сделал свою первую четырехструнную электрогитару.
— То есть переключился с душевной музыки на гитарную?
— Да нет. Как это ни странно, играть в группе я начал не на гитаре, а на барабанах. В нашей школе, как и во многих других в те времена, был свой школьный ансамбль. У нас довольно-таки неплохо получалось играть известные шлягеры того времени, поэтому по субботам, вечером, мы всегда устраивали такие вот "концерты с танцами" в актовом зале нашей школы. Откровенно говоря, я немного стеснялся публики, поэтому с удовольствием играл за барабанами и уже из-за установки наблюдал за тем, что происходит в зале. А на репетициях меня не раз просили показать какое-нибудь соло на гитаре или интересный аккорд. Все это кончилось тем, что меня стали гораздо серьезнее воспринимать в качестве гитариста, а карьере барабанщика на этом пришел конец.
Но рисовать я продолжал. Одно другому не помешало.
— Как художник, когда реализовал себя?
— Реализовал? Не знаю. Думаю, что нельзя реализовать себя до конца. Всегда остаются или появляются какие-то новые идеи. Знаешь, в школе, на первом этаже, прямо при входе, висел портрет Ленина, который я нарисовал. Представляешь? Мне тогда даже заплатили за это! Я тогда для школы делал массу рисунков: по большей части разные натюрморты, портреты разных ученых, какие-то модные в то время промышленные пейзажи. Но заплатили тогда только за Ленина, за остальное нашей группе разрешали играть то, что хотим. Конечно, я немного утрирую, просто не лезли в музыку, которую мы пытались тогда сами создавать. Ну а позже, когда приехал в Москву, неплохо продавал свои картины на московских вернисажах. Но, наверное, это еще нельзя назвать реализацией моих способностей как художника.
— Был талант...
— Спасибо родителям. Рано увидели во мне это. Очень многое дали уроки, которые я брал у наших местных художников.
— Ну а как дошел до рок-музыки?
— В общем, играли мы "школьные шлягеры" почти до десятого класса. А потом в нашем городе появились очень известные земляки — группа РОК-СЕНТЯБРЬ. Они были очень популярны в СССР, и мы, естественно, хотели играть и выглядеть так же, быть похожими на них по максимуму. Вот и название похожее придумали — РОК-КОМПЬЮТЕР — очень звучное было для того времени. Тогда рок услышать-то непросто было, а уж компьютер вообще казался каким-то чудом из сказки. А у нас вот вам: группа из Вологды РОК-КОМПЬЮТЕР. Это сейчас такое название вызывает улыбку, а для того времени очень круто звучало. У нас и инструменты были точь-в-точь как и у них, только самодельные; черные-пречерные такие гитары, поскольку черный нам тогда казался цветом рока. И сценические костюмы сами тогда придумали — черные рубашки с оторванными рукавами, потертые джинсы, рев гитар — тогда это казалось нам самым настоящим роком! Я еще помню, как пытался сольный номер на гитаре вставлять в наши школьные концерты. Для семнадцатилетних ребят мы вламывали по полной программе!
— Жень, тебя послушать, получается, школа тебе очень многое дала. А ты говоришь — "не любил школу".
— С громадным трудом нам тогда удавалось что-то свое играть. У нас и последний концерт на вечере по поводу окончания школы разрешили-то, наверное, раза с десятого. Мы носили длинные волосы, в нашем репертуаре не было ни одной песни про комсомол, а наша музыка была слишком громкой и шумной. Песни, опять же, собственного сочинения. Все это тогда не приветствовалось. Спасало только то, что вся школа была увешана моими художествами. Директор даже один раз попросил нарисовать что-нибудь для дома. Так и сказал: "для дома что-нибудь, для души..." Я ему тогда такой авангард изобразил на бумаге! И представляешь, когда я ему принес свой рисунок, он дико обрадовался! Просто знаешь, эта "нелюбовь" сложилась из-за того, что несмотря на всеобщее негативное восприятие того, что я делал, они тайно любили мое искусство, постоянно ругая меня за мои взгляды на жизнь.
— А что было дальше, после школы?
— Чтобы избежать службы в рядах советской красной армии, я поступил в Архитектурный институт. Проучился недолго, пересмотрел свои взгляды на жизнь и перевелся в музыкальный колледж, поскольку музыка была моей страстью и занимала больше времени в моей жизни. Вот я и решил: буду только музыкантом. Благодаря музыкальному училищу я смог "открыть" для себя музыку по-новому. Знаешь, я стал относиться к ней серьезно. Потом настал момент, когда меня пригласили в Москву, в музыкальную группу при московском театре "Арлекин". Я и раньше задумывался над тем, что надо перебраться в Москву. Ну а когда поступило приглашение в "Арлекин", я, конечно, согласился.
В Москве я познакомился с Робертом Ленцом. Это сейчас он поет в БРАВО, а тогда мы с ним сколотили команду ТИХИЙ ЧАС и играли самую разнообразную музыку — от кантри до "зубодробильного" хэви-метал. Роберт вообще, сам по себе, человек не только всесторонне развитый, но и одаренный. Я и сегодня часто общаюсь с ним и удивляюсь тому, почему он не сделает собственный сольный проект. Думаю, он смог бы представить публике очень достойный материал.
После ТИХОГО ЧАСА вместе с Максимом Удаловым я попал в проект ЗЕНИЦА ОКА Вадима Преображенского из КВАДРО. Параллельно с этим я стал заниматься изучением классической и фламенко-гитары. В определенный момент я дошел до мысли, что творческой личности нельзя находиться постоянно в одном месте. Надо постоянно быть в движении, надо стремится к чему-то. А в СССР тогда все это почти нереально было. Потом подул "ветер перемен", и я понял, что надо учить английский язык. Мне очень хотелось попасть в Америку, на родину Хендрикса, в Англию, в место, где появились BEATLES. В итоге, в 1991 году я решился уехать из страны в Америку.
— Жень, а все же, почему решил уехать?
— Тогда ситуация с Америкой стабилизировалась — русские стали всех выпускать, а американцы всех принимать. В конце 80-х на концерт ТИХОГО ЧАСА пришел наш знакомый американец. После он сказал, что было очень интересно слушать американскую музыку, которую играли русские музыканты. Не мог понять, как это мы так играем, при этом ни разу не побывав в Америке. "Я вам покажу настоящую Америку!" — сказал он нам тогда. Как ни странно, обещание свое он сдержал. Нам там очень понравилось.
Вернувшись сюда, поняли, что хочется опять в Америку. Но вся группа выехать не смогла. Уехала только часть коллектива, которая уже в Америке потихонечку преобразовалась в RED ELVISES. Хочешь расскажу, с чего начались КРАСНЫЕ ЭЛВИСЫ?
— Конечно.
— Первое время, конечно, нам было нелегко. Там вообще многие популярные в "совке" наши музыканты жили тяжело. Знаем, потому что со многими общались. А Жанна Агузарова тогда, десять лет назад, даже жила вместе с нами. Выступали или в школах, или в синагогах. А потом мы (Игорь Юзов и Олег Бернов) решили все поменять, надоело. Встретились с Олегом Абрамовым (барабанщик АЛЬФЫ) и решили вместе поджэмовать. Вот с этого джэма все и началось. Игорь стал "кривляться" под Элвиса Пресли, мы подхватили это и в результате "нарулили" вот такую вот фишку. После этого мы стали петь на английском и играть на улице, выдавая это за "RED ELVISES. Сибирский Rock-n-Roll". Там есть пешеходная улица Promenad Street — это как в Москве Арбат — на ней разрешают играть уличным музыкантам. Там мы и стали выступать, правда, вместо Абрамова на барабанах у нас играл американец. Вот только через какое-то время мы начали собирать слишком много народа, блокировали все подходы к улице. Потом мы начали ездить по стране. Отыгрывали уйму концертов. Начинали с маленьких клубов, где собиралось человек по сто пятьдесят-двести. Информация о нас передавалась по цепочке. Нас заказывали даже в полицейском участке, чтобы мы сыграли на их вечеринке. Многие спрашивали, где купить пластинку? В итоге нам стали платить за концерты хорошие деньги. Вот так постепенно нас стали узнавать.
— А в Москву как добрались?
— Ты не поверишь, но поездка на историческую Родину состоялась сама собой. Просто решили съездить в Вологду к родным, поиграть там. В самолете встретились с Вячеславом Полуниным, который как раз летел с "Лицедеями" с гастролей по Америке домой. Он нас и пригласил в качестве гостей на московскую "Театральную Олимпиаду". Потом мы дали небольшой клубный тур по Москве: умудрились спеть с самой Аллой Пугачевой на закрытой вечеринке в одном из московских клубов. Пугачева после нашего совместного выступления сообщила залу, что пела до этого совсем не те песни, которые хотела петь, но теперь, после знакомства с "элвисами", начинает новую творческую жизнь. Уже находясь в Москве, узнали, что здесь открылось MTV, подумали, давайте зайдем, поздороваемся с хорошими людьми, отдадим кассетку с нашими клипами. Вот и поздоровались... Теперь наши клипы крутятся на российском MTV. Рассказывали, что народ активно требовал наши диски на Горбушке. Но Россия себя показывает и не с лучшей стороны — я был ошарашен, когда на сайте магазина "Пурпурный легион" увидел в продаже свой проект ZEE ROK. 406 рублей... у нас диск выходил ограниченным тиражом для американских рекорд-компаний, а в России уже пираты постарались. "Умом Россию не понять".
— Жень, а почему решил после стольких успешных лет оставить "элвисов" и создать ZEE ROK?
— Просто, на мой взгляд, уже стало трудно, находясь в "элвисах", реализовывать что-то новое в творческом плане. Хотя, безусловно, КРАСНЫЕ ЭЛВИСЫ удались, с точки зрения коммерции. Мы стали меньше выступать, но больше брать денег за наше шоу. Но ведь как многие думали: мы просто валяем дурака, играя на гитаре в форме балалайки. Было несколько статей с критикой в наш адрес: "У них такой плохой русский акцент, что никогда и не поверишь в то, что они русские. Русские не могут сюда приезжать и играть рок-н-ролл. Какие они русские, мы видели, у них на автобусе стоят калифорнийские номера". Но когда все выясняется, следуют извинения. Как и везде, полнейший бардак. Вот от всего этого и захотелось уйти. Сделать что-то серьезное.
Я вольный творческий человек, а творческие люди постоянно находятся в поисках чего-то нового. И от своей музыкальной карьеры я жду, прежде всего, новизны.
Проект ZEE ROK состоит всего лишь из двух музыкантов. На одном из наших первых выступлений в лос-анджелесском клубе "Wiskey Go Go" люди были ошарашены тем, что увидели на сцене всего лишь двух музыкантов. А для меня главное в музыке — это ее эмоциональность! Вот мы вдвоем и "дали жару"... Надо было видеть их лица... сейчас планируем выпустить DVD с записью этого концерта.
— Это действительно необычно...
— Вот в этом и основной секрет. Мы играем вдвоем с барабанщиком Tони Вайтингом, из последнего состава группы DEE DEE RAMONES, абсолютно полноценную музыку. Дело в том, что я пою и играю на переделанной 6-струнной гитаре, которая через спецэффекты подключена в гитарный и басовый усилитель одновременно. Вот в этом наша уникальность. Сама музыка нашего проекта — абсолютная противоположность тому, чем я занимался в составе RED ELVISES, хотя наши песни о более простых, но близких людям вещах — о любви, об обыкновенной жизни людей. Наша музыка для обычных людей. В своей музыке мы ограничены только нашим собственным воображением.
— А тебе не кажется, что петь о любви сегодня немного уже банально?
— Смотря как петь эти песни. Я, например, не люблю boys-bands, потому что, на мой взгляд, они поют эти песни как-то не по-мужски. А рок несет в себе мужское начало, поэтому мои песни о любви — они сильные. Как и само чувство. А потом, о любви вряд ли можно написать надуманные стихи. Хорошая песня о любви исходит только от сердца.
— Ты сам веришь в вечную и верную любовь?
— Не знаю, бывает ли такое в жизни, но я верю в это.
— А почему ты решил играть рок? Сейчас это не самая форматная музыка, с точки зрения тех же радиостанций.
— Рок, в сравнении, ну скажем, с автомобилем, это — дорогой автомобиль. Сделать рок куда как сложнее, чем ту же попсу. Я имею в виду именно то, что сейчас передают многие радиостанции. Для рока нужен и хороший звук, и качественный клип, и хорошие песни. У меня это все есть. Истинному музыканту нельзя мыслить "форматами", что сегодня модно, а что нет. Такие мысли убьют творчество. А кто сегодня определяет музыку? Музыкальные редакторы радиостанций? Это неправильно. Когда мы принесли диск "элвисов" на одну из московских радиостанций, нам ответили, что на нашем фоне многие ротируемые песни российских исполнителей будут смотреться убого. Вот так. Нонсенс!
— С Валерием Гаиной как познакомились?
— Познакомил нас мой барабанщик Тони. Причем получилось как: Тони мне рассказал, что один его знакомый продюсер, работающий на Interscope Records в Лос-Анджелесе, тоже выходец из России. Я спросил его, а как его зовут? Тони отвечает — Вал. Я вначале подумал, что Тони чего-то напутал, так как в России нет имени Вал. Но когда он мне показал визитку, где было написано Валерий Гаина, я даже немного растерялся от неожиданности. В начале девяностых мы общались с музыкантами из ПАРКА ГОРЬКОГО, и они рассказывали, что очень дружны с Валерием, который создал в Америке группу KARMA с американцами, и у которой очень неплохо продвигались дела. Вот, ребята, — учитесь! Но что-то тогда не вышло или не получилось, уже не помню почему, и мы как-то оставили эту идею познакомиться с Валерой. А тут такой шанс! В общем, созвонились, встретились и решили, что надо поработать вместе. Мне очень понравилось то, что он делал. Особенно проект iNSULATED, который я считаю одной из самых его интересных работ. Валера очень серьезно подошел к моей работе в ZEE ROK. В итоге мы нашли очень много точек соприкосновения во взглядах на музыку.
— Пожелания читателям "Музыкальной газеты"...
— Побольше радуйтесь жизни. Чаще влюбляйтесь и будьте любимыми. Пусть каждый день, каждый час дарит вам радость и добрые яркие впечатления. А еще — обязательно старайтесь слушать хорошую музыку, такую как у нас. Слушайте ZEE ROK! Заходите на наш сайт www.zeerok.com .

P.S. Свои письма для Евгения "Рок" Колыханова вы можете направлять на почтовый адрес российского менеджмента Валерия Гаины по адресу: 121108, Россия, город Москва, ул. Олеко Дундича, дом 45, корп.1, офис 45.

Игорь ЧЕХОВ © музыкальная газета




© 2005 музыкальная газета