no


Hanin Elias
Hanin Elias: “Нас интересует очень политизированная музыка”

Hanin Elias: “Нас интересует очень политизированная музыка” Выход нового сольного альбома Ханин Элиас "No Games No Fun" на ее же собственном рекорд-лейбле Fatal Recordings безусловно стал событием для всей мировой digital hardcore-сцены и бесчисленной армии фэнов ATARI TEENAGE RIOT. И все это несмотря на то, что сегодняшние музыкальные ориентиры Элиас находятся, мягко говоря, совсем в иной плоскости, что звук "No Games No Fun" очень сложно (практически невозможно) охарактеризовать как "электронный хардкор" и что Ханин Элиас и ATARI TEENAGE RIOT — это уже далеко не одно и то же. Время идет, и бывшие участники боевых действий из состава легендарной, мегаэкстремальной команды 90-х приходят к новым формам звучания. Алек Эмпайр превосходным образом совмещает экспериментальные электро-сеты и "метализировавшийся" с течением времени digital hardcore-саунд в классических традициях ATARI TEENAGE RIOT. Ханин Элиас продолжает уделять по-прежнему много внимания развитию феминистского движения в ненавистной ей Германии (Deutschland Has Gotta Die! Eins, Zwei, Drei, Vier!!! Let's Burn Germany!), а также внимательно следит за новыми тенденциями в области экстремальных направлений электронной музыки. Ник Эндо сотрудничает и с первым, и со второй в различных проектах, привнося в их музыку необходимое количество нойза.

В свое время, по инициативе Эмпайра и Элиас, лейбл Digital Hardcore Recordings произвел на свет саблейбл DHR Fatal. Эта структура в плане музыкальной политики мало чем отличалась, собственно, от "пращура" — главным принципом новой организации была максимальная феминизация всей страны (на тот момент DHR Fatal пытались сообщить английским домохозяйкам, что женщина — тоже человек, а празднование 8-го марта и необходимость протискиваться в дверь омнибуса перед самцом унижает ее человеческое достоинство). Соответственно, группы и проекты, подписанные на вновь образованном лейбле, были под стать самой Ханин Элиас (которая и возглавила DHR Fatal) — LOLITA STORM (три радикальные девицы весьма нелегкого поведения и один замученный ими до невозможности молодой человек), сольные альбомы самой Элиас и Ника Эндо. В тот момент на DHR некстати заглянули девушки из COBRA KILLER, которым также было предложено присоединиться к зарождающемуся движению за права одетых в паранджу британских матрон, однако COBRA KILLER предпочли издать свой дебютный альбом все же на DHR. Просто DHR. Говорят, с тех пор в их отношениях с "фаталистами" наметилась какая-то червоточинка. Ну да ладно.

Первым делом Ханин со товарищи, как это и принято в революционном бизнесе еще со времен Временного правительства, издали несколько актуальных манифестов, которые очень наглядно и открыто продемонстрировали желание лейбла бороться за левое дело и идти до самого конца, невзирая на жертвы. Сами понимаете, что эти шаги тут же расположили мировую общественность к DHR Fatal. Говорят, появились даже некоторые мужчины, прикидывающиеся феминистами — только бы заключить контракт на выпуск альбома на лейбле, поскольку Алек Эмпайр, руководящий Digital Hardcore Recordings, слыл человеком необщительным и на письма, слезы и жалобы не реагировал.
Далее следует сухая история DHR Fatal, тесно переплетающаяся с биографией DHR и становлением digital hardcore-сцены в целом. Что же произошло впоследствии?
А потом, как и следовало ожидать и как говорилось выше, каждый пошел своим путем. Смерть одного из участников ATARI TEENAGE RIOT Карла Крэка лишь окончательно подтвердила прекращение творческой деятельности группы, но, поскольку каждый из оставшихся музыкантов был фигурой в значительной степени самодостаточной и имел собственные проекты и музыкальные пристрастия, то история продолжилась. DHR вместе с Эмпайром остались в Лондоне, а вот Ханин Элиас вернулась в Берлин (Burn, Berlin, Burn!) и возобновила там работу собственного лейбла, переименованного из DHR Fatal в Fatal Recordings. Весной 2003-го года на Fatal Recordings вышел в свет сольный альбом Ханин Элиас "No Games No Fun" с номером Fatal CD1. Что-то заставляет меня предположить, что будут еще и Fatal CD2, Fatal CD3 и так далее. Поэтому-то я и обратился к Ханин с предложением пообщаться на эти и другие темы. Сегодня я предлагаю вашему вниманию эксклюзивное интервью, данное Ханин Элиас Invasion Wreck Chords.

— Привет, Ханин! Во-первых, прими наши поздравления по поводу выхода твоего нового альбома!
— Большое спасибо! Я рада, что вам понравился диск. Мне тоже.
— Учитывая тот факт, что презентация "No Games No Fun" только-только состоялась в Европе и у нас еще не так много людей могли услышать этот альбом, как ты можешь описать его фактическое звучание?
— Хмм... Я не знаю, правда... Может быть, future/noir?
— Ощущаешь ли ты себя по-прежнему частью глобальной digital hardcore-сцены? Или же ты сегодня предпочитаешь иной путь и не особенно вспоминаешь о том, что вы в ATARI TEENAGE RIOT делали несколько лет назад?
— Да, я была частью digital hardcore с самого начала, и это доставляло мне громадное удовольствие в свое время. Многие люди продолжают ассоциировать меня с ATARI TEENAGE RIOT и Digital Hardcore Recordings, это так. Но я эволюционирую как отдельная личность и хочу создавать свой собственный звук!
DHR был очень крутым лейблом в 90-е. Это и был digital hardcore, но мы все были самостоятельными людьми, и ясно, что с течением времени каждый из нас стал отдавать больше предпочтения чему-то своему. Мы пошли в разных направлениях. Я думаю, что это естественно и креативно. Многие артисты, которые начали свой путь на DHR, имеют сейчас собственные лейблы и продолжают работать, развивая совершенно разные жанры. Люди растут и никогда не остаются такими же, какими они были 5-10 лет назад.
— Почему ты решила изменить название лейбла? Это как-то связано с радикальной сменой имиджа и музыкальной политики?
— Видишь ли, Fatal в действительности никогда и не был придатком DHR. Это было просто знаком поддержки феминистской политики среди мужского окружения, вот и все. Сейчас Fatal — это по-настоящему независимый лейбл, который заинтересован в самой разной музыке, не несущей в себе догматических раскладов. Музыка, которая интересует нас — это очень политизированная музыка. Fatal не поддерживает никаких связей и деловых отношений с DHR.
— Предлагаю сейчас вернуться к новому альбому, а потом подробнее поговорить о лейбле. Ханин, саунд "No Games No Fun" гораздо более мягкий, чем, допустим, в твоем предыдущем альбоме "In Flames" (и, разумеется, чем в любом релизе ATARI TEENAGE RIOT). Значит ли это, что в дальнейшем ты будешь уделять больше внимания работе со звуком, экспериментированию, чем действительно экстремальному, анархистскому, агрессивному "дигикору"?
— Я хотела, чтобы альбом, который я буду слушать каждый день, был экстремальным, энергичным, прекрасным, веселым и мрачным одновременно. После всех этих лет хардкора я чувствую, что кое-что хочу поменять для себя именно в плане музыки. Я люблю очень многие, очень разные жанры. Сейчас я работаю с артистами, которые привносят в мою музыку свои собственные методы. Мы всегда использовали только дистортированные голоса, которые были очень агрессивными... В любом из альбомов ATARI TEENAGE RIOT. В какой-то момент мне это надоело, и я начала экспериментировать.
— А ты следишь за творчеством бывшего коллеги? Ты слушала альбом Эмпайра "Intelligent & Sacrifice"? Что ты о нем думаешь?
— Клевый альбом. Мне действительно понравились многие треки из этого релиза Алека.
— Уж извини, но ты все равно одна из самых известных личностей на мировой digital hardcore-сцене, невзирая ни на какие эксперименты. Как ты можешь прокомментировать ситуацию в этой области в целом? Я имею в виду все "ингредиенты" стиля: не только дистортированные габберские бочки и жесткие гитарные сэмплы, но действительно сочетание звука, идеологии, харизматичности артистов, необходимое для донесения определенных идей до большого числа людей.
— Дай подумать... Сцена по большей части сегодня разделена. В 90-е все это было очень энергично, сейчас же большинство артистов работает отдельно друг от друга в собственных студиях, и это все уже не так сближает, правильно? А вообще-то, я почти ничего и не знаю о сегодняшней digital hardcore-сцене.
— Хм... Ну, О'К. Считаешь ли ты, что подобные музыкальные стили, активно пропагандирующие определенные социальные и политические идеи, должны по-прежнему базироваться в андерграунде?
— Нет, разумеется. Я не думаю, что сегодня осознанное желание не выходить за пределы закрытой маргинальной культуры для таких артистов будет иметь какой-то смысл. Минимум информации, минимум релизов, минимум концертов...
— Давай снова вернемся к "No Games No Fun". Какое студийное оборудование вы использовали во время работы над треками? Может быть, готовые библиотеки сэмплов?
— C.H.I.F.F.R.E. и я не использовали какого-то невероятного количества оборудования. Он, кстати, вообще никогда не делал музыку до этого. У нас достаточно недорогое оборудование. У меня есть "Akai MPC 2000", мы попросили синтезатор у Филиппа Вируса. Что касается софта, то мы использовали "Logic Audio" и "Pro Tools". Ну и "M16 E Mixer".
— А микрофон?
— "Shure".
— А... Ну ясно. Вот это да!
— Это все. Работа над записью альбома заняла около года.
— "No Games No Fun" полностью состоит из твоих коллабораций с другими артистами. Можешь ли ты немного рассказать о впечатлениях от работы с каждым из них?
— Совместный трек с Алеком Эмпайром был, собственно, записан несколько лет назад. С ним всегда было тяжело работать и добиваться нужного ТЕБЕ результата, потому что в рабочих вопросах он ведет себя достаточно эгоистично и имеет свое собственное представление о пути, по которому необходимо пойти. По большей части, мы с ним боролись за каждый звук. Но, в конце концов, я получила то, что хотела. Это было непросто, ха-ха-ха!
Песня, которую мы делали с Хаке из EINSTURZENDE NEUBAUTEN, уже была на одном из его альбомов. MERZBOW и Филипп Вирус делали трек "Rockets Against Stones" вместе и спросили у меня, не хочу ли я исполнить эту вещь на своем новом альбоме. Это действительно вдохновило меня — сделать антивоенную вещь. Это было сразу после того, как американцы вторглись в Афганистан!
Ну, Khan просто очень крут, с ним здорово и легко работать! Джей Массис — гений гитары, я посетила его в Нью-Йорке. Его подружка — сестра Вируса. В студии Джея мы и записали наш совместный трек. Как сам понимаешь, мне повезло — все они отличные люди и артисты!
Большинство песен для "No Games No Fun" мы писали вместе с C.H.I.F.F.R.E., для которого "Wanting A Machine" стал первым треком в жизни. Мы вместе с ним также и продюсировали этот альбом.
— Планируешь ли ты какие-то новые коллаборации?
— Да, недавно мы записали песню вместе с Торнстоном Муром из SONIC YOUTH. Также я собираюсь записать новые композиции с PRIMAL SCREAM, S.I.N.A., Evan Dando и еще массой друзей.
— Как ты думаешь, Ханин, — действительно ли музыка способна изменять окружающий мир, влиять на социальные и политические процессы, происходящие в обществе?
— Если ты изменишь какие-то вещи для себя, это начнет работать подобно небольшой шестеренке в большом механизме. Если вы начнете медленно поворачиваться и двигаться в другом направлении, найдутся другие небольшие колеса, которые последуют за вами. Постепенно все больше и больше шестеренок начнут двигаться в другую сторону, заставляя и весь механизм изменить направление движения. И я думаю, что это действительно могло бы кое-что изменить.
— А не кажется ли тебе, что сегодня быть "революционером" и "бунтарем" весьма модно? Это становится частью индустрии.
— Ха! Если ты видишь такую жертву моды, ты можешь взять баллончик с краской и нарисовать на его куртке с "модной" черной звездой нормальную кривую "анархию". Посмотрим, как ему это понравится! Большинство людей почему-то с радостью позволяют собой манипулировать и даже не задумываются об этом. Они носят майки с портретом Че Гевары, а через какое-то время приобретают себе красные спортивные машины с открытым верхом. Это, типа, позволяет им выглядеть более страстными. Ха!
— Какие релизы вы планируете издать в ближайшем будущем на Fatal Recordings?
— Да, конечно, я собираюсь подписать новых артистов. Это будет TARA из Мексики. До этого она работала с Bedroom Prod. Сейчас она пишет новый альбом. C.H.I.F.F.R.E. работает над своей сольной программой. Кроме этого, мы собираемся реализовать сборник лейбла, в который войдут треки артистов, чьи альбомы выйдут на Fatal. Мы действительно внимательно слушаем все демо-материалы, которые приходят на адрес лейбла, и очень серьезно обсуждаем возможность сотрудничества с молодыми артистами.
— Ты выпустила новый альбом, у тебя сейчас очень плотный гастрольный график, дела лейбла, опять же... Слушаешь ли ты музыку в свободное время или сейчас все ограничивается демо-записями?
— Слушаю, слушаю, конечно. Я люблю очень разную музыку и слушаю ее постоянно — в последнее время это SIOUXSIE AND THE BANSHEES, BEACH BOYS, VELVET UNDERGROUND, Nico, Danielle Dax... И демо-записи!

Алексей ПРОТАСОВ www.ambassador21.com © музыкальная газета




© 2005 музыкальная газета