no


Psychos
PSYCHOS

PSYCHOS

На сегодняшний день минская группа PSYCHOS, выделившаяся своей музыкой и неординарным поведением на сцене, для кого-то не нуждается в особом представлении. Многих она не оставляет равнодушными. Ну а подробнее о своем творчестве и о себе музыканты поведают нам сами. Беседа состоялась с вокалистом группы Dead, с басистом Willdead'ом (Сергей) и ритм-гитаристом Пашей.

— Итак, с чего все начиналось?
D: Черт его знает! Стукнуло что-то в бошку. Играть хотелось. Вот и решили мы с Willdead'ом — почему бы не сделать группу PSYCHOS. И вот уже 4 года играем.
— Ваш первый концерт?
D: Первый раз мы... я даже не помню, что это был за концерт. Помню только, что нажрались таблеток для снятия стресса и когда вышли на сцену, первые минуты две играли полный бред. Никто из нас не соображал, что играть и как. Ну а потом, в общем, что-то начало получаться, и даже все до конца доиграли.
Первый концерт у нас в школе был. Помню, Willdead еще на гитаре играл, т.к. я не умел. Но после выступления нам почему-то запретили репетировать и выходить на сцену.
— Продюсер у вас есть?
D: Никакого продюсера у нас нет. И денег вообще нет. Ничего нет. Сжальтесь над нами! Дайте нам денег!
— Что повлияло на создание вашей музыки? Какие группы?
D: Ну, разные. Такие, например, как NIRVANA, SEPULTURA, MANSON, SLIPKNOT и другие.
— Как бы вы сами назвали то, что играете?
D: Да намешали всего. Все, что в голове есть, то и играем. Играем то, что раньше слушали. Психодел обычный.
— А наркотики как-нибудь влияют на создание музыки, текстов?
D: Да, наркотики — это, в принципе, классная вещь. Кстати, так и напиши, что мы употребляем их конскими дозами (Это чтобы слухов побольше ходило). Потом мы идем в здание, которое находится в районе итальянской бензоколонки в Уручье. Вот, и там на первом этаже собираются фашисты, на третьем — сатанисты. Мы там все вместе тусуемся, ширяемся. Но вообще, мы не против наркоты. Она нужна, чтобы расслабиться. Вот, скажем, Willdead, ты любишь наркотики?
W: Да.
D: Молодец. Ха-ха. Нет, ну, на самом деле, почему бы и не съесть чего-нибудь?
— Ну а стихи — это твое личное переживание?
D: Это, скорее всего, мое сумасшествие, бред. Нет, ну не то чтобы бред, а просто все построено "на бреду". Пишу я их в разном состоянии. В основном все они старые, я их сейчас переделываю. Раньше писал под всякими "колесами", наглотаешься, наширяешься, потом пишешь.
П: При написании текстов сначала выходит полный бред, а потом чудесным образом получаются хорошие вещи.
D: Все построено на агрессии, злости.
— Почему вы не выступали 4 апреля на концерте, посвященном NIRVANA?
П: Не знаю, боятся нас, боятся выпускать на сцену, боятся, что скины нападут. Это, скорее, из-за прошлых двух концертов. Не хотят, чтобы еще что-нибудь выкинули.
D: Кто что говорит. Да, блин, просто они ни хрена не втыкают во всю эту систему. Если человек хочет вести себя свободно на сцене, это не значит, что ему надо запрещать это делать. Мы же там ничего их не тронули. Убытков им не принесли. Это были наши инструменты. Просто ведем себя так. Чем больше будут запрещать, тем больше мы это будем делать. В следующий раз вообще весь клуб спалим.
П: Кстати, сейчас даже слухи ходят, что мы фашистами стали.
D: Да, мы теперь фашисты.
— А на самом деле?
D: Да нормально, обычно. Ну пусть люди бесятся, антифа всякие, фашики пусть делают все, что хотят. Иногда, конечно, стоит жиду какому-нибудь под жопу дать. Ну не нравятся они мне.
— Вернемся к музыке. Где вы записывали свой концертный альбом?
D: Out Of Records. Но его даже на продажу не выставили.
П: Он сейчас просто по рукам идет.
D: Получается, что одному человеку дал, а больше никому и не надо.
П: Кстати, приходил к нам как-то один чувак, послушал и сказал: "Вы классно играете, но вам не хватает позитива". Это какой-нибудь песенки типа "облака, белокрылые лошадки".
— Хорошо, какие планы у вас на будущее?
D: Играть, сто раз играть, все время и еще раз играть. Пока сердце не остановится. И не в деньгах дело. Надо записывать альбом. Вот студию нашел, надо позвонить, договориться, может, что и получится.
— Какие современные белорусские группы вы считаете достойными андерграунд-сцены?
П: ALLES MEIN.
D: Да, нормальные музыканты. Они наши знакомые, веселые ребята. Ну еще SHITFUN.
— А кто недостоин?
D: Все. Понимаешь, мы играем в основном панк — бешеный рок. Как-никак, на этом выросли и нет у нас таких команд, хоть ребята и пытаются там что-то делать, но то они антифа какие-нибудь, то еще кто. Нет, чтобы были панки веселые.
— Да, было бы неплохо. А есть ли у вас какие-нибудь люди, с которых вы, если можно так сказать, пример берете?
D: Факт в том, что каждый хочет быть ни на кого не похожим. Вот Willdead, ты на кого хочешь быть похож?
W: Так, сейчас. Иисус Христос, Цезарь, Соломон, Аполлон.
D: Нет, я бы больше всего, знаешь, на кого хотел бы быть похож? На Клару Новикову. Потому что она меня больше всего бесит. Серьезно.
— Что бы вы хотели донести до своих слушателей?
W: Даже не знаю. Наверное, каждый пусть понимает как хочет, берет что-то свое.
D: Через музыку я хочу передать всю ту грязь, боль, страх, негативные качества, которые сидят внутри каждого человека, но их никогда не освобождают. Люди просто замыкаются в себе.
— А что для тебя свобода?
D: Свобода — это когда я иду по улице, вдруг захотелось пописать, я взял, просто стал, не думая, не стесняясь и помочился прямо в штаны. Свобода — это когда взял, просто, и полетел.
Ведь все люди больны. Они сами создают себе матрицы и потом живут в них, они сами создают себе образы, которые им и мешают. Я ненавижу принципиальных людей, которые все делают по принципам. Вот, например, организаторы концертов. В голове должна быть какая-то демократия.
П: Да, принципиальность, когда она доходит до безумия, — просто страшная штука. Когда человек хочет, но вот из принципа не будет это делать.
D: Людям нужно просто взять всю эту грязь, вонь, все то, что вокруг нас находится, и освободить себя от этого. И вообще, пока будут на земле христианство, иудаизм, ислам, — свободы не будет. Может быть, они и наркотики запретили, потому что тогда человек видит то, что не видят другие?
Религии несут нам свои правила.
П: Нужно верить в себя. По-моему, это просто все прикольно, все эти приметы, вся эта чушь.
D: Да, я — Бог! И все! Я! Понимаешь, не вы — Бог, а Я — Бог! Шутка, я просто верю в себя. Мне не нужен Бог, у меня есть Я.
— А как бы ты хотел умереть?
D: Черт, я не хочу умирать!
— Ты боишься смерти?
D: Да, я боюсь умереть не физически, а внутри. Я думаю, что жизнь — это медленная смерть, а смерть — переход в жизнь. Колесо сансары.
— Что бы ты хотел, что бы о тебе сказали после смерти?
D: Мне ведь будет уже все равно, говорите что хотите, только не трогайте меня.
— Ты представляешь себя лет в 80?
D: А что? Круто! Зашибись, дед. Сяду и скажу внукам: "Вот, ребята, садитесь и слушайте, я вам сейчас преподам урок жизни".
— Что бы ты хотел сделать в жизни, чтобы не жалеть о прожитом времени?
D: Взорвать весь мир, вот и все. Полностью взорвать. Взять штук 40 ядерных бомб, нажать на кнопку. Тогда нас не будут волновать все эти проблемы. Или можно, чтобы все повесились. Сразу, на счет 3. А я бы посмотрел на все это и послушал голос человека, который бы говорил: "1... 2... 3". И все — табуретки падают...
Нам бы записать альбом, чтобы классно было, вот и все.
— Ну и напоследок.
(Хором): Мы желаем счастья вам...
D: Люди, не занимайтесь ерундой, не выходите на улицу голыми, а то простудитесь. Весна вам — не лето.

Елена ШЕВЧУК

© музыкальная газета




© 2005 музыкальная газета