no


Pearl Jam
PEARL JAM: авторы бунтарского действия

PEARL JAM: авторы бунтарского действия

Американская группа PEARL JAM стала уже живой легендой мировой рок-сцены. Изданный в 1991 году альбом "Ten" стал одним из самых примечательных дисков 90-х и до сегодняшних дней не утратил своей мощи. И пока очередные звезды сиэтлской школы исчезали одна за другой, PEARL JAM среди немногих продолжали шагать избранной однажды музыкальной дорогой. Вышло уже семь студийных альбомов, а десятки живых выступлений в разных странах мира увенчались изданием концертников. Новейшая работа группы, получившая название "Riot Act", появилась в конце 2002-го. Интервью басиста PEARL JAM Джеффа Амента по этому поводу мы и предлагаем вашему вниманию.

— Начнем с оформления последнего альбома. Ты, как придворный художник PEARL JAM, был ответственным за обложку, а помогали тебе Брэд Клаузен и Келли Джильям...
— Брэд является постоянным художником и дизайнером в нашем клубе, уже много лет работаем вместе с ним. А Келли — искусный кузнец, с которым тоже довелось поработать — лет десять уже делает для меня разные штучки. И знаешь, послушав все песни и проанализировав тексты, я вспомнил пару сделанных им фигурок короля с королевой. Посидели мы с Брэдом над этой картинкой, сделали множество снимков с разных точек, которые потом показали остальным музыкантам. Каждый высказал свое мнение, посему обложка есть плод нашего всеобщего сотрудничества.
— А лично для тебя какое значение имеет эта обложка? Как мне кажется, главный ее мотив есть мимолетность жизни...
— Трудно сказать. Понимаешь, каждый раз, когда создается произведение искусства, не всегда можно легко придумать интерпретацию всех его значений. Думаю, это случай привел нас к символичному образу короля и королевы как людей в определенном смысле важных, облеченных властью, но поставили их явно в иной контекст. Добавили им какой-то нежности, впечатлительности. Ведь и люди столь высокого положения имеют свои проблемы, вынуждены считаться с ними в своих контактах с окружающими. В отношении нас самих — мы вряд ли способны твердо владеть своими чувствами, особенно проистекающими из самых мрачных, тяжелых источников души. И когда уже в руинах все королевство, люди остаются наедине с собой. Так что это своего рода темная любовная повесть (смеется).
— Альбом озаглавлен "Riot Act". Как бы ты объяснил его смысл? Ведь идея, кажется, исходила от Эдди...
— Да. Причиной, по которой это название пришлось мне по вкусу, было то, что у нас в Штатах есть такая... мудрость народная, что ли: если два человека чем-то связаны между собой и вдруг эта связь обрывается, поскольку кому-то из них стукнуло, что нет смысла больше тянуть, — вот, собственно, и получается Riot act.
Есть, в принципе, и другая трактовка: все мы теперь живем что-то вроде в военном положении, что отложилось и на содержании текстов альбома. И если говорить конкретно об Америке, то мы протестуем против этого, но понимаем, как много еще нужно изменить. А вообще, можно отыскать еще немало значений этого названия — "Бунтарское действие".
— Продюсером диска был Адам Каспер, с которым Мэтт Кэмерон еще со времен SOUNDGARDEN...
— Мы тоже имели не один случай поработать с ним раньше: на "Vitalogy" и "No Code". Это было лет семь назад. Знали, как хорошо с Адамом работается. Он давал нам широкий простор порезвиться со звуком, в аранжировках.
— И все-таки окончательный продукт смикшировал Брендан О. Брайэн. Стоун сказал как-то, что работа с Бренданом — это словно возвращение твоего любимого дядюшки.
— Да, Брендан тоже наш хороший приятель. Мы даже не могли дождаться, когда снова увидимся с ним. Это подлинный мастер своего дела, невероятно быстрый и точный. Помню, долго сидели в студии над двумя-тремя песнями, но стоило появиться Брендану — у нас сразу все получилось. Этот парень — настоящий чемпион своего дела, и поэтому мы полностью доверяем ему.
— Джефф, расскажи, пожалуйста, о самом процессе записи последнего альбома.
— Запись проходила в две сессии — сначала собрались на две недели в феврале 2002-го, а потом еще на две — в апреле. А перед тем ведь было еще восемь дней интенсивных репетиций. Так что 11 или 12 февраля прошлого года вошли в студию с уже готовым материалом. Первая сессия оказалась невероятно быстрой: утром начинаешь работу над какой-то песней, а к вечеру она полностью готова. И так двенадцать дней. Потом был трех-четырехнедельный перерыв, пока не убедились, что нам снова чего-то не хватает. Точнее, произведений, которые звучали бы несколько иначе, но так же нравились. Вот так и пришли в апреле созревшие в студию и доделали еще композиций семь. Гм-м, а может, восемь, ведь в сумме их получилось 20. Дошлифовывали во время второй сессии и записанное. Наиболее типичный наш день тогда выглядел следующим образом: в студии появлялись около полудня и работали где-то до восьми вечера, а то и до полуночи.
— Усматриваешь ли ты, Джефф, существенную разницу в работе над "Binaural" и "Riot Act"?
— Дело в том, что в "Binaural" мы впервые работали с Чэдом Блэйком. Теперь выбрали продюсеров, которые имели конкретно очерченное видение того, как должен звучать новый диск. Это был самый "быстрый" диск, над которым, однако, пришлось поработать. Предыдущий альбом в сравнении с новым было гораздо легче делать. Не могу назвать новинку "завершенным продуктом", который люблю больше предыдущего, но сдается мне, что настроение нового альбома намного лучше. Видимо, иногда стоит пытаться работать с разными людьми, чтобы самому себе определить свое призвание. Пожалуй, наш новый диск отвечает таким требованиям. Это что-то большее, чем удачно сыгранные песни.
— На диске исключительно новые композиции. Неужели не осталось каких-то наработок с более ранних сессий?
— Над своими песнями я начал работать как раз во время концертной трассы, посвященной предыдущему альбому. Думаю, и каждый участник группы все это время по-своему работал над новыми песнями. Так что это непрерывный процесс — творчество. Чувствуешь какое-то настроение — и рождается песня. Вот только последние месяцы ничего не писалось, поскольку мы сконцентрировались на записи материала.
— В нескольких песнях слышны клавишные. Это был сознательный выбор или просто так получилось?
— Когда работали над диском, Эд повстречался со своим приятелем Бумом Гаспаром, с которым в свое время неплохо поигрывал. Почти неделю сидел Бум с нами в студии и дописал партии клавишных инструментов к семи или восьми трекам из тех двадцати. Думаю, он привнес этим какое-то свежее дыхание, и нам всем это очень понравилось.
— А что, как ты думаешь, стало первотолчком "Riot Act"? Ведь немало произошло за последний год-два эдакого, потрясающего саму жизнь: события 11 сентября, трагедия в Роскилде, смерть Лэйна Стэйли...
— Да, решительно согласен, что пережито за последние пару лет много драматических моментов. Не знаю, могу ли утверждать, что в наших песнях появились какие-то непосредственные отклики на эти события, поскольку когда натыкаешься на нечто подобное, тебя охватывает, скорее, не жажда творить, а жажда понять всю эту ситуацию, осмыслить всю ее сущность. Думаю, более нас потрясло происшествие в Роскилде, чем руины двойной башни, так как коснулось это нас лично. Да и вообще, руки опускаются, как подумаешь, что делается в мире.
— Вернемся к песням последнего альбома. Лично меня наиболее поразил трек "You Are". Просто не ожидалось ничего подобного от PEARL JAM. И все-таки автором этого произведения является как раз Мэтт Кэмерон.
— Да, пришел он однажды с пригоршней гитарных риффов и даже готовым демо новой композиции. Причем очень хорошим демо. У гитар было такое уникальное звучание, что все артисты просто вдохновились идеей. И все-таки мы потратили немало времени на многократные переаранжировки, на подглаживание этого номера. Пожалуй, это была единственная композиция, которую делали по частям, но принесло нам это огромный кайф. Да и на каждом диске мы помещаем две-три экспериментальные композиции, разве что "You Are" здесь — самая экспериментальная.
— Так Мэтт Кэмерон уже точно член группы? Когда вспоминаю всех ваших ударников, приходит на ум шутка о замене лампочек...
— Перегорают! (смеется). Но, думаю, что Мэтт будет светить у нас долго. Он уже постоянный участник команды, а вдобавок еще и не только ударник, но и композитор.
— И PEARL JAM уж больше его не поменяет?
— Конечно (смеется).
— Еще поговорим о композиции "Bu$hleaguer" — суперпроизведение в смысле музыки, с чудесной, заводящей гитарой. Первое мое впечатление после прослушивания было приблизительно такое: гм-м, уж не что-то вроде "Push Me Pull Me" ли это? Эдди здесь снова вместо пения переходит на речитатив...
— Безусловно, схожесть с "Push Me" ощутима. Музон здесь написал Стоун, а как для меня, это было снова что-то новое. У Стоуна самого были здесь какие-то идеи насчет вокала, но то, как воплотил это Эд, было просто гениально. Пожалуй, это один из моих любимых фрагментов альбома.
— А тема песни уж не против Буша ли? Никогда раньше вы в своих песнях так явно не обращались к политике. Да и сам текст довольно ироничный.
— Да, видимо, эта песня — знамение нашего времени. Трудно не отреагировать на то, как держит себя лидер твоей страны. Не думаю, чтобы он представлял кого-нибудь из нас. Тем более, что мы живем в свободной стране. Мне кажется, что Эд с его чувством юмора показал это убедительно. Классная песня получилась.
— Показалось мне, что композиция "Love Boat Captain" непосредственно рассказывает о том, что случилось в Роскилде...
— Знаешь, это было для нас одним из самых тяжелых переживаний. Но думаю, что Эд текстологично посмотрел на проблему сквозь какую-то магическую призму, позитивно. Пожалуй, лучшего способа говорить об этом и нет. А мы ведь лично пережили, но трудно передать словами всю трагичность.
— "Save You" — единственный трек, под которым подписалась вся группа. Очень интересный текст. Какие у тебя чувства по этому поводу?
— Видно, каждому приходилось попадать в ситуацию, когда другу очень нужна твоя помощь, но принять ее он почему-то не хочет. Ты стараешься быть полезным, а ничего не получается. Пожалуй, каждый, у кого есть семья или друзья, вспомнит такие моменты бессилия, когда ты отвергнут. Об этом и песня.
— И все-таки промо-синглом альбома стала гораздо более оптимистичная песня "I Am Mine"...
— Совершенно верно. С одной стороны, она оптимистична, но с другой — способна "сказать": “О'К, вам в кайф чувствовать себя самовлюбленным зернышком. И больше не суждено?”
— К этой песне сделан даже видеоклип. Не означает ли это ваше возвращение в клип-обойму?
— Понимаешь, у нас есть видеокартинки аж к шести новым песням. Нас всегда увлекала работа над клипами. Но смонтируем, пожалуй, только один.
— И последний вопрос. Собираетесь ли с новым диском в гастроли по Европе?
— Похоже, что нет. И причина тому не диск. С предыдущим альбомом объехали Северную Америку и Европу, поэтому теперь хотелось бы двинуть в Австралию и Южную Америку. Но уж со следующим альбомом, видимо, Европу наведаем снова.

Перевод Витаута МАРТЫНЕНКИ

© музыкальная газета




© 2005 музыкальная газета