статья


Shuller
И совсем даже они и не шулеры...

И совсем даже они и не шулеры...

Нет! Воистину не перестанет удивлять нас земля белорусская своими талантами! Сколь много существует известных бездарностей, куда меньше толковых исполнителей, а публично признанных мэтров белорусского рок-мира можно счесть по пальцам. И как много вообще не известных подающих надежды групп... одной из таких команд можно считать коллектив SHULLER из Гродно. Они, как говорится, "широко известны в узких кругах".

В интервью участвуют: Рой Сергей (вокал), Кобятко Валерий (гитара), Таганович Александр (ударные), Гурский Андрей (бас-гитара). И, к сожалению, отсутствуют: Панызников Игорь (гитара), Пухов Олег (клавиши, бэк-вокал и помощь в записи).

— Первый вопрос, как всегда, тривиальный. Когда, где и как появилась ваша группа? Когда пришло само ощущение единства? С чего все начиналось?
Г.А.: Вообще-то, до этого все играли в разных коллективах, а сама группа появилась в 1997-м году, это, правда, был первоначальный вариант, а поняли, что мы группа, после того, как записали первый альбом в 98-м, где-то так.
Р.С.: В 99-м мы записали!
Г.А.: Ну, может, и в 99-м, я уже точно не помню (дружный смех. — Прим. авт.). Мы долго искали Игоря (Панызникова), искали варианты звучаний, потом где можно было бы записаться, а после появился и человек, который взялся нам помогать.
— Сколько у вас на данный момент выступлений, солидных, на ваш взгляд, т.е. тех, которые вы могли бы выделить?
Г.А.: Гм. Реально было только одно...
Р.С.: Да, один реальный концерт был, в принципе, потому что у нас были проблемы с аппаратурой.
Г.А: Просто начали появляться очень большие претензии к звуку, к саунду.
Р.С.: Мы раньше с АУКЦЫОНОМ работали и, в принципе, в сторону концертной деятельности не сильно-то заворачивались. Мы работали тогда с расчетом на предложенный нам вариант: три московских продюсера нас прослушают, посмотрят, а потом уже на месте решат. Поэтому для нас было главным наработать побольше материала.
— А как так получилось, что в Беларуси вас, э-э-м, мало кто слышал?
Г.А.: Не мало, а вообще никто не слышал.
Р.С.: Ну, вообще-то, мы делаем концерты, к тому же нас крутят на радио местном, телевидении.
Т.А.: "Би-Эй" крутили, потом на "Белорусском канале" ролик был.
— Как вы сами заявляете свое музыкальное кредо? В каком стиле, как вы считаете, вы работаете?
Р.С.: Ну, я не думаю, что кто-то сейчас может определить стилистику. Вот. Да и пускай этим занимаются критики.
— Так может, вы что-то новое создали? (задумчивые смешки)
Г.А.: Нет, не думаю.
К.В.: Просто я большое количество времени проработал в группе SIDE-OFF, довольно известная команда. Достаточно известная.
Т.А.: Наверняка известная.
Г.А.: Была (дружный смех).
К.В.: Н-ну да, в свое время. Так вот оттуда было взято очень много. Мы играли арт-рок или "артовую" музыку вообще, а теперь и сюда, очевидно, часть примешалась.
А.Г.: Конечно, мы как-то подобрали куски отовсюду. Есть темы, которые звучат как чистый хард.
К.В.: Некоторым вообще неважно, что играть и где. Даже на похоронах (смеются).
— А кто какую музыку слушает?
Р.С.: Я придерживаюсь классического хард-рока, но при этом обожаю чистый хэви в варианте ACCEPT и тому подобное.
Г.А.: Я тоже придерживаюсь более тяжелой формации. Обожаю хэви-метал, DEEP PERPLE. А вот наш Игорь (Панызников), так он любитель вообще жесткой музыки, хотя слушает все.
Т.А.: Я слушаю разную музыку. Главное, насколько качественна музыка, независимо от стиля. Да и вообще, у нас нет такого: "Я вот это буду слушать, а вот это я не слушаю".
К.В.: YES! Группа YES — учитель и наставник!
— Как сильно сказывается влияние всего этого на ваш стиль?
Р.С.: Сказывается довольно сильно.
Г.А.: Еще на нас влияет польская эстрада, которая на Гродно в свое время также повлияла очень сильно. Такие коллективы, как: LEDI PUNK, BUDKA SUFLERA, REPUBLIKA.
Т.А.: Ну, во всяком случае можно сказать, что мы стараемся играть чисто музыкальный материал, чтобы это был не просто набор аккордов и не только аккомпанемент для голоса, но и у самой музыки была индивидуальность.
— Где вас могли видеть читатели "Музыкальной газеты", на каких концертах?
Р.С.: Только в Гродно.
К.В.: У нас был договор. Мы шли уже как российская группа, и нас просили в Беларуси не светиться. А когда работали в SIDE-OFF, с кем мы только не выступали! Всю Польшу избороздили. Шесть лет! Играли с очень известными польскими музыкантами. Мы не все успевали и пригласили Андрюху (бас-гитарист), он тогда работал с Кристофом Шчераньским, бас-гитаристом европейского уровня.
Г.А.: Просто у всех за плечами до работы в SHULLER есть большой опыт.
— Кстати, почему именно SHULLER?
Р.С.: Само название существует с 90-го года, когда мы играли на базе коллектива ИСТИНА. Тогда еще не было "Славянского базара", а был "Фестиваль польской песни", вот тогда мы сменили полностью амплуа, собрались все, обсудили идеи и остановились на этом названии. Оно простое, звучит на всех языках одинаково и легко запоминается.
Г.А.: SHULLER — это какой-то обман. В каждом деле бывает шулер, нужно сделать так, чтобы люди не прикидывали, как это было сделано, а просто восприняли шоу, музыку целиком.
— Вы хотите сказать, что вы занимаетесь обманом?!
Р.С.: Отчасти да. Шоу, оно и есть обман. Обман о сладкой жизни. Это тот же миф о шоу-бизнесе, которого у нас-то и нет, в Беларуси.
— Отвлечемся. В чем, по-вашему, причина того, что все музыканты из Беларуси пытаются уехать?
Т.А.: Финансы. Больше ничего.
Г.А.: Есть, скажем, единичные люди, которые себя зарекомендовали и они уже как-то на плаву держатся, им не обязательно что-то искать: "Нас и так будут слушать". Есть проблема в огромной амбициозности людей, когда на самом деле они ничего из себя не представляют. Они просто не могут сложиться в нормальный коллектив. Они где-то соберутся, попытаются что-то поиграть, а через неделю понимают, что это бесполезное дело.
— Так вы считаете, что проблема белорусских коллективов не в отсутствии помощи со стороны, а в невозможности проявить самих себя?
Г.А.: Если бы они что-то собой представляли, то сложилась бы и соответствующая культура. В любом случае, потому что это нормальные рыночные запросы — спрос рождает предложение.
— Но рынок приводит к чему? Рынок требует конкретно коммерческой музыки?
Г.А.: Я считаю, что на сегодняшний день ситуация изменилась.
— ??!
Р.С.: Конъюнктура рынка. Она просто сейчас насаждается. Нам просто навязывают. Она же не идет снизу изначально. "Снизу" сидят подвальные ребята, послушав которых, остается только за голову взяться! Но ведь вкусы отличаются от того, что мы слышим по радио или смотрим по телевизору!!! Ведь даже лучшие хиты Аллы Борисовны никто под подъездом под гитару не поет! Там поют полуподвальный или "гаражный" рок, где все гремит, жужжит. Жаловаться на кого-то или что-то не имеет смысла. Тут дело в другом. Если мы сами ничего не сделаем, за нас никто ничего не будет делать. Дело в общих усилиях. Когда мы были на гастролях в Испании с коллективом БЕЛЫЕ РОСЫ, мы показали свои ролики, и теперь нас приглашают в Тарагону (район Барселоны) на основании заключенного контракта. Просто необходимо выслать заранее всю атрибутику группы: плакаты, компакты, видео. И они нас сразу же приглашают с трехлетним выездом туда. Даже с видом на жительство. А все это из-за того, что у испанцев даже в роке присутствуют национальные мотивы, а наш рок — это что-то вроде американо-европейский стиля, чего у них не делается. Причем они согласны с тем, что мы работаем на русском языке.
— Тогда болезненный вопрос на тему "презренного металла". Как у вас обстоят дела с продюсерством, спонсорством?
Т.А.: Никак.
Г.А.: Мы сами себя продюсируем и спонсируем. А финансовые проблемы решаем своей зарплатой.
Т.А.: Почему и был проект изначально нацелен на Россию. Там был вариант продюсирования, реального! Ведь все равно все, кто начинал в Беларуси, потом уезжают в Россию.
— Бывают ли у вас ссоры?
Р.С.: Настоящих ссор не бывает. Бывают выяснения каких-либо творческих нестыковок, но это рабочий процесс.
К.В.: Мы просто уже вышли из того возраста, когда звездная болезнь кружит голову.
— Ваш слушатель — кто он? На какую возрастную аудиторию рассчитана ваша музыка?
Р.С.: Я думаю, от 25-ти до 45-ти.
Т.А.: Нет, наверное, все же основной возраст, это 30 плюс-минус пять лет.
Г.А.: А если утяжелить формат, как и планируется, то и от 14-ти лет. Я так думаю.
— В некоторых темах звучит женский вокал. Как вы эту проблему решаете?
Р.С.: Я просто пою на октаву выше, а вообще, помогает очень Олег Пухов (клавишник) пропеть несколько голосов в интервал. А так ни одна девушка, кстати, не помогала.
Г.А.: А вообще-то, надо сказать огромное спасибо многим людям, которые помогают нам. Это наши знакомые, друзья, родные.
— Что для вас группа? Работа, увлечение?
К.В.: Это жизнь! Но, конечно, и работа. Только вот кроме огромного удовольствия пока она ничего не приносит. То есть мы не можем полностью зарабатывать на жизнь нашим творчеством.
Г.А.: Мы как-то давно уже поняли, что распадаться не имеет смысла. Мы как одна семья.
— В чем вы видите основную проблему белорусской эстрады в целом?
Т.А.: Мое мнение таково. Если взять музыку, на которой сейчас растет молодежь, то наблюдается тяготение больше к "сельскому" стилю. Вот, к примеру, ЛЯПИС ТРУБИЦКОЙ, тот же N.R.M., тот же НЕЙРО ДЮБЕЛЬ — там музыки ноль и все пропахло деревенским клубом. Ну и контингент слушателя не такой разнообразный. А лезть в "попсовые дебри" вообще бесполезно! Засилье отсутствия голоса, слуха, смысла в тексте, короче, слушать нечего!
К.В.: А на безрыбье и рак рыба.
Г.А.: Нашу эстраду срочно нужно реанимировать! Музыка, как и, впрочем, все искусство, должна что-то оставлять в душе у человека. А что может дать персона, размалеванная "а-ля валютная дама" и выряженная в какую-то нелепицу, прикрывающую совсем не те места, которые надо, демонстрируя тем самым, что она млекопитающее женского пола да уже и непригодное в пищу! Нет, я, конечно, не пуританин, но это уж слишком!
— Поделитесь творческими планами на будущее…
Р.С.: Сперва мы сделаем небольшой тур по Гродненской области. Сейчас у нас время напряженных репетиций. Потом мы собираемся отдать на телевидение несколько клипов, снятых недавно. В "Клип-обойму", на "Музыкальный канал". Здесь на телевидение, в родном Гродно опять же. Ну и вариант с Испанией мы держим в уме. А там видно будет.

Денис КОБЯКОВ
Рядом пробегал Дмитрий БУРБУТЬ


© музыкальная газета




© 2005 музыкальная газета