no


Смысловые Галлюцинации
no title

Сергей Бобунец (СМЫСЛОВЫЕ ГАЛЛЮЦИНАЦИИ): "Я не знаю ни одного человека, который бы пришел в рок-музыку потому, что у него все в жизни было хорошо..."

— Разрешите поздравить вас с рождением очередного "ребенка"! Каков его рост, вес, девочка, мальчик?..
— Спасибо большое! Начну с того, что материал для этого альбома мы начали делать, когда предыдущий альбом, "Лед-9", еще даже не вышел. По сути, мы потратили на него почти полтора года. Процесс был очень долгим, мы очень много раз все переделывали, что-то заново переигрывали, что-то вырезали, переставляли. И такой поход, как нам кажется, дал свои результаты. И сейчас нам кажется, что это самый лучший альбом, который мы когда либо делали.
— Ага… Я все время шугаюсь таких фраз от групп — что новый альбом — это наш самый лучший альбом. А через годик, когда журналисты его хорошенько обслюнявят, музыканты, бывает, соглашаются — да, так себе был альбомчик…
— Что касается нас, то мы всегда были очень спорным коллективом, наше творчество всегда было и воспринималось неоднозначно. Но ведь мы все равно несем личную ответственность за то, что мы сделали.
— Ну и в чем неоднозначность?..
— Например, в том, что в предыдущих альбомах мы шли на поводу у собственных эмоций. В "Лед-9" мы специально, нарочито делали попсовые аранжировки, дабы "насолить" братьям наши рокерам. В этом же альбоме все более целостно, в нем мы наиболее приблизились к тому звучанию, которого мы хотели достичь. К той эмоции…
— И как вы сами охарактеризуете это звучание?..
— С одной стороны, это как всегда совмещение электронной музыки с "живой", но на сей раз у нас получилось все более точно, быть может, даже где-то и агрессивно. Этот альбом более уверенный, в нем меньше каких-то соплей: знаешь, каких-то слез, размазни такой (смеется. — От авт.). Все очень по-мужски, серьезно.
— …уход от мэйнстрима…
— …Понимаешь, я очень много читаю музыкальных интервью, в которых музыканты говорят, что, вот, мы записали такой альбом, да там такие прекрасные акустические гитары, то да се, а когда начинаешь слушать, понимаешь, да, господи, это ж обычный альбом этой группы, ничего нового в нем нет. Я понимаю, что мы все равно будем узнаваемы, другое дело, что мы никакого отношения к русскому мэйнстриму не имеем: у нас совершенно другие кумиры, другие жизненные принципы, мы любим другую музыку... Тяжело это объяснить... Мы любим французскую электронную музыку, вот где наши кумиры. Мы были на фестивале электронной музыки во Франции и увидели, что движемся в правильном направлении. Другое дело, что мы в любом случае находимся в контексте нашей культуры, вот этого песенного формата, то есть это все равно на нас влияет, неизбежно.
— Да я не хотел вас обидеть или в чем-то упрекнуть, боже упаси! Я наоборот всегда вас и отличал для себя тем, что вы в своей музыке удачно сочетаете и электронщину, и рок-н-ролл!.. Правильно ли я понял, что "Лед-9" вы относите к категории поп-альбомов в вашей дискографии? А мне он очень понравился! И что с того, что там хватает композиций (замечательных), которые легли на слух?.. Почему это — плохо?!..
— (смеется) Ну спасибо, спасибо за понимание!
— Про "сопли" хотелось бы поподробнее поговорить с вашего разрешения. Здесь вот что вспоминается — все эти FM- и телестенания под "Зачем топтать мою любовь?". Когда страна конкретно обрыдалась… Что в этой песне было больше — стеба или правды жизни?
— Изначально я хотел написать песню о любви к жизни. Я тогда находился в таком состоянии, когда смотришь на жизнь и ничего не видишь. Когда тебя со всех сторон дергают, и ты такой затырканный ходишь, когда глаза застит пелена, и тебе уже все равно, и девушки тебе не милы, и погода тебе без разницы, тебе сказали — идешь на интервью — иду на интервью, сказали — играем концерт — играем концерт. Тебе уже все не важно, все потеряло смысл. Вот о чем я хотел написать песню. Но когда я понял, что мне будет тяжело сделать ее так, чтобы людям было понятно, о чем она, я решил пойти старым дедовским способом (смеется), взяв самые простые человеческие образы. И когда я принес готовый вариант в группу, ребята буквально заорали на меня: "Что ты делаешь?! Ты что нам тут какую-то дворовую песню приволок?!" Я говорю: "Спокойно, ребята: если мы сможем ее сделать, мы победим!" (смеется) Так, в общем, и получилось…
— Какие-нибудь отзывы вы слышали от Земфиры по поводу этой песни? Ведь при раскрутке песня преподносилась масс-медиа как "ответ" на "Прости меня моя любовь"?..
— Нет, ничего не слышал. А поводу "ответа", так это я один раз ляпнул и пошло-поехало!..
— А "Звуковое письмо" Шнура вы слышали — его "ответ" на "Искала" той же Земфиры?
— Нееет… Здорово! Надо бы найти!..
— Что сегодня происходит в свердловской рок-тусовке?
— У нас всегда было очень много талантливых групп. В середине 90-х был спад, не было ни концертов, ни клубов и т.п. К концу 90-х ситуация изменилась, появились клубы и снова появился возрастающий интерес к рок-музыке, наши местные радиостанции и СМИ стали активно поддерживать группы, результатом и этого, и других факторов стало появление таких групп, как ЧИЧЕРИНА, например, или же мы. Но сейчас ситуация опять повторяется — нет клубов, нет площадок, все опять начинает тухнуть, но, тем не менее, есть, например, группа САНСАРА, которая участвовала в крупных российских фестивалях, есть группа МОСКВА-ЛУНА, которой занимаемся мы (они тоже играют электронную музыку, и им тоже трудно существовать между роком и попом, как и нам, и мы поняли, что кроме нас их некому больше поддержать. Сейчас они пишутся, сводятся в Москве, снимают клип).
— Не клончик СМЫСЛОВЫХ ГАЛЛЮЦИНАЦИЙ получается?..
— Да нет! По большому счету, мы гораздо тяжеловеснее, даже… грязнее… слово неудачное, но как бы так. Это молодые люди, с неиспорченным рассудком, это, знаешь, такие романтики чистой воды.
— Вы — романтики, уже познавшие жизнь, а они — все еще находящиеся под впечатлением от прочитанных книг с красивыми историями…
— Да-да-да! Абсолютно так!
— А себя вы причисляете к свердловской рок-тусовке или вы уже полномочный ее представитель в высших инстанциях типа Москвы?..
— Да нет. Ситуация здесь, в Екатеринбурге, складывается смешная: наши журналисты уверены, что мы уже как три года живем в Москве, и на пресс-конференциях они спрашивают: "Ну вот вы приехали в город, как вам?" А мы им: "Ребята, ну что же вы, мы и не уезжали". То есть мы реально остаемся свердловчанами, общаемся со всеми ребятами по-прежнему, ездим на гастроли.
— Коллеги ваши местные вас вместе с ЧИЧЕРИНОЙ, допустим, коль ее вспомнили, за мажоров не считают?
— Ты знаешь, я думаю, что везде есть хорошие и плохие люди. Есть те, которые, да, подозревают нас в чем-то, а те музыканты, кто с нами общается, кто приходит к нам в гости, понимают и видят, что ничего в нас не изменилось и все с нами в порядке.
— Такие ваши земляки, как, скажем, Пантыкин, Кормильцев, Бутусов, Белкин, Полева, Шахрин, братья Самойловы, для вас авторитетами в музыке являются?
— По большому счету, конечно, нельзя сбрасывать со счетов влияние их личностей, все детство я провел на фестивалях в рок-клубе, и, естественно, это оставило на мне своей отпечаток. Чему-то я от них все-таки научился… Свердловская рок-школа всегда больше тяготела к арт-року, основными своими именами (исключение, быть может, — один ЧАЙФ). Поэтому, я думаю, мы — более или менее прямые наследники этого всего.
— Когда рок-музыка у нас была в самом расцвете, то со всех сторон — музыкантами ли, журналистами — подчеркивалось, что русский рок — это рок социальный. Сейчас социальности в текстах песен знааачительно уменьшилось, но проблемы-то остались те, что были при "совке", и добавились новые, зачастую более страшные…
— Дело в том, что для меня нынешние рок-альтернативщики немного смешны, они-то как раз поют о тех проблемах, которые все нормальные люди, у кого есть голова на плечах, уже давно решили — сегодня куча средств для самовыражения, время поколения неудачников уже прошло. Я считаю, что самой страшной проблемой остается и останется надолго — это борьба человека с самим собой, и в этой жизни надо умудриться сохранить человеческое лицо, не пойти на поводу у других людей, у поступков, у слабости. Очень много музыкантов не дожило до своего звездного часа потому, что кто-то ударился в бизнес, кто-то уехал из страны, а теперь это искалеченные душой люди, которые себе никогда не простят, что они ушли из музыки, что не смогли продержаться и сломались.
— Сергей, высказывания наших рок-мэтров типа Шевчука или Макаревича вас как-то задевают, что новое поколение российских рок-музыкантов к рок-музыке не имеет никакого отношения? При этом обязательно поминаются МУМИЙ ТРОЛЛЬ, БИ-2, ЧИЧЕРИНА, вы. Обычно батька наш, Юрий Юлианович, как размахнется, так и понеслось. Ответить ничего им не хотите?
— Да отчего ж не ответить. Ты знаешь, как бы я ни старался относиться ко всему с долей иронии, но такие заявления все равно очень сильно задевают. Это то же самое, когда молодые группы поливают грязью и их, и нас. Все это идет, на самом деле, от недостатка информации, потому что, я думаю, вряд ли Шевчук сидел и слушал альбомы БИ-2, СМЫСЛОВЫХ ГАЛЛЮЦИНАЦИЙ и прочих. Это раз. Во-вторых, да, я понимаю их реакцию — где широта души? где все настоящее? Не знаю… мне кажется, что у нас все настоящее, я не могу себя порвать шире того, как я себя уже порвал. Я думаю, что это то ли ревность, то ли какие-то такие моменты, когда… старость уже к людям приходит. Было бы глупо, если бы все мое поколение музыкантов пыталось бы быть таким же, как Шевчук или Гребенщиков. Они — это они. Они выросли в другое время, они общались с другими людьми, у них были другие проблемы, а музыка — это прямое отображение общества на данном отрезке времени. Потому, каково общество — таковы и песни. И тут все зависит от конкретного музыканта — насколько у него хватило ума сквозь призму своего мировоззрения передать это время в песнях.
— Давайте схлестнемся. Как мне кажется, наши дедушки от рока думают, что в их рок-н-ролльные годы ПЕСНИ делали общество, вы же утверждаете, что сегодня песни подстраиваются под общество…
— Не подстраиваются, а отражают его… Понимаешь, нам не с кем бороться, нам надо бороться только с самим собой, сегодня главная цель — чтобы каждый из людей просто был человеком. Чем меньше гадостей и подлостей каждый человек лично сделает, тем лучше. Вот и вся борьба. Вот обо всем этом и наши песни.
— Вы были знакомы с Сергеем Бодровым-младшим или ваше "знакомство" ограничилось саундтреком для "Брата-2"?
— С Сухоруковым мы общались, и теперь мы с ним иногда созваниваемся, он снимался у нас в клипе на "Вечно молодой". А с Бодровым мы виделись всего несколько раз, на презентации, по сути, даже и не разговаривали… Единственное, чему я… "рад"… что не стали делать шоу на его… смерти…
— …Выкачают воду из туннеля, найдут ли там тела, не найдут, и вот только тогда и начнется истерия…
— …Может быть…
— Насколько помнится мне, лейтмотивом "Брата-2" в целом служит, скорее, "Вечно молодой", нежели "Полковник…" БИ-2. А всевозможные "лавры" от саундтрека достались по максимуму только Леве с Шурой, не обидно?..
— Получилось так, что "Вечно молодой" звучит в фильме семь раз. И еще "Розовые очки" там играют. И "Вечно молодой" — лейтмотив все же больше героя Сухорукова. А к тому, что выдвинули на первый план БИ-2, я спокойно отношусь, это шоу-бизнес (не видеть бы его вообще!). В принципе, нам и так чертовски повезло — люди узнали о нашей песне, еще не узнав о нас, как о группе. И до сих пор многие не знают, что "Вечно молодой" — это наша песня.
Если говорить о фильме, то тогда в России впервые сделали очень правильную промо-кампанию: одновременно выпустили саундтрек, компьютерную игру и так далее. Все сделали очень точно, и это сработало. Новые люди, новая музыка… А потом, видишь, все затухло, как всегда это у нас бывает…
— Глядя на ваши клипы, выступления, я вполне допускаю мысль, помня еще о том, сколько замечательных КВН'овских команд дал ваш город, что грани вашего "юморного" таланта можно было бы задействовать активнее…
— У нас есть предложения об участии наших песен в саундтреках к фильмам, у нас есть такой отряд "Каравелла", гремевший когда-то на всю страну (он был организован при журнале "Пионер"), типа бой-скаутов, так эти ребята сами снимают кино, и мы тоже к нему сделали саундтрек. А сам я недавно снимался в сериале "Простые истины" в роли самого себя. Так что потихонечку, помаленечку мы двигаемся в том направлении, о котором ты говоришь… На самом деле, я очень долго стеснялся всего этого, мне не нравилось сниматься в клипах, это меня очень смущало, но в последнее время мне это начинает нравится.
— На "Фабрику звезд" хоть как-то внимание обращали?
— Да.
— Рок-группу можно таким же образом создать?
— Есть же такая группа, TOTAL. Наши очень хорошие друзья. В принципе, она и создана приблизительно вот таким образом.
— Нет, я имею в виду то, что это все показывали бы по телевизору — как продюсеры ездят по стране, как проходит кастинг, как людей в комнате за стекло поселяют, как они там другу друг глотки грызут…
— …Я не видел ни одного человека, который бы пришел в рок-музыку потому, что у него все в жизни было хорошо. Я очень внимательно читаю интервью всех музыкантов, мне очень интересно то, что у них там в голове творится, и сколько бы я ни читал, всегда видел, что у человека что-то явно в жизни происходило, после чего он начинал заниматься рок-музыкой. Не от хорошей жизни он в нее шел, это люди, многие из которых с искалеченной душой. Они идут в рок-музыку не для яркого света, чаще всего им есть, что сказать, они по-настоящему любят рок-музыку. А в этих проектах… не знаю… может быть, Фадеев сделает чудо…
— Судя по его лицу на экране…
— Брезгливому (смеется)…
— Во-во!
— Ты знаешь, я боюсь, что в ближайшие пару лет страна будет завалена этим суррогатом… Первый канал, реклама плющит, возможности неограниченные… наши подростки превратятся просто в даунов на пару лет, так мне кажется. Смотришь на этих зарождающихся "звезд"… я понимаю, что это все фонограмма, но они в нее попасть даже не могут… А когда все же поют "живьем"…
— Предполагаете, что кто-нибудь из журналистов, говоря о названии вашего нового альбома, обязательно вспомнит PINK FLOYD?..
— Конечно! Дело в том, что мы специально взяли образ, который у всех на устах, который всем знаком. Что такое — обратная сторона Луны? — это то, что мы никогда не видим и не увидим. То же самое — обратная сторона Земли, когда только сам человек знает — вот тут он ошибался, тут он был равнодушен по отношению к кому-то, тут он совершил подлость. И эту "подземную" часть никто никогда не увидит, в ней никто никогда не признается…

Олег КЛИМОВ

© музыкальная газета




© 2005 музыкальная газета