обзор


Nick Cave And The Bad Seeds
Nocturama


(p) & (c) 2003 Mute Records Limited
10tks/57mins

Да, все мы уже давно знаем, что Ник Кейв музыкально не очень хорошо изменился — уж и почтовым ящиком, железным, ржавым, не грохочет, и в трубу водопроводную жуткие слова не бубнит, и на кухне каплями из крана об эмалированную раковину всю длинную ночь напролет не колотится. И все равно грустно. Зато теперь Ник Кейв — аккуратный, красивый старичок с бабочкой и белой рубашечкой — никого он, как раньше, не испугает, и вообще — очень даже может быть, что он там, у себя, потихоньку котов черепаховых для собственного удовольствия разводит. Рыбой их, что ли, кормит и, возможно, иногда приводит кошек, что старушек всяких, соседних по лестничной клети. Котят Ник Кейв продает через специальные кошачьи газеты, пишет там всякие трогательные объявления: "Продам черепахового котенка. Пол значения не имеет. Глаза — зеленые. Ник Кейв." А если мальчик какой бедный совсем придет за котенком и без денег совсем — так Ник Кейв ему и так котенка подарит — задаром. Тьфу. Раньше, черт, раньше ведь Ник Кейв и мальчика непрошенного, доверчивого, бритвой-то опасной по горлу полоснет, и соседкам старушечьи двери сапогами, гвоздями тяжелыми подбитыми, поколотит, и еще что-нибудь.. Тут же — коты, тьфу. Нарочно не придумаешь.
В песне "Мертвец в моей кровати" появляется что-то от прежнего Кейва, но в общей атмосфере кажется, что наш с вами аккуратный кошачий старичок просто напился пьяненький на свой несчастный одинокий день рожденья и вот мерещится ему всякое в кровати. Мертвец — придумает же! Да кот это, милый Ник Кейв, кот — не мертвец никакой, просто кот, черепаховый, спит он — вот и все!
А в песне "Девочка, я весь в огне" у старичка просто грипп, температура и жар. Ну и кот черепаховый в ногах — это понятно. А помните, какой крепкий парень, этот Кейв, был с виду раньше — казалось — железо, австралиец, маньяк кровавый — да что там, настоящий индеец. А теперь вот — с кошками возится. В принципе, все это понятно — годы уже не те совсем. С другой стороны — и жил бы со своими котами, на какой черт песни о них сочинять и на диски записывать? Ведь раньше — какие хорошо получались — про топор пел, про корабли, про мальчика, который у реки сидит, про девочек, которые вниз лицом по течению плывут. Да, про топор была особенно чудесная песня — в 90-м, на альбоме "The Good Son".
Нельзя такое говорить, конечно, но хоть бы кто его подушкой сейчас удавил, что ли, — смотреть, слушать в смысле, тяжело. Про все это одна книга есть, на самом деле.

М.И.

© 2005 музыкальная газета