статья


Thompson, Richard
The Old Kit Bag


2003
12tks/58 mins

Этот диск очень утренний — он похож на поезд, на свежую англоязычную газету, на кофе с единственной желтой каплей сгущеного молока, на книгу со вчерашней каплей кофе между страницами. Сидит себе человек на темно-синей железнодорожной нижней полке, в черном костюме и шляпе с короткими марсианскими полями, — это ты, читатель; это Ричард Томпсон; это Василий Смыслов — известный советский человек, международный гроссмейстер и чемпион мира по шахматам. Кофе отхлебывает короткими внезапными глотками, а сам в газету смотрит — за окном судорожно мелькают просыпающиеся поля, и синь, и облако, похожее на медведя, который обычно в англоязычных странах, откуда газета, лежит на кровати, застланной коричневым пледом, — только про кровать человек в шляпе с короткими полями ничего не знает, он и про облако ничего не знает — смотрит себе в газету и покачивается чуть-чуть (совсем незаметно) вместе с поездом. А облако, похожее на медведя, есть, и сам медведь на коричневом пледе есть — и это хорошо — и вокруг все хорошо: поезд — хорошо, и синяя полка — хорошо, и газета пахнет пронзительно и ясно бумагой и черными буквами — хорошо... Только очень сдержанно — хорошо, без истерики и восклицательных знаков: просто — гармония и хорошее настроение. Англоязычное "хорошо". Я не знаю цену хорошему утреннему настроению — вы знаете?
Человек в шляпе с короткими полями выходил в тамбур, газету оставлял на столике, курил и смотрел в небольшое с вертикальными прутьями, влажное с другой стороны окошко: просыпающиеся поля, синь, облако, похожее на медведя, который лежит у него дома на кровати, застланной коричневым пледом…
Самое интересное, что в поезде — он вовсе не один, как может показаться, — там просто черт знает сколько всякого народу — мужчины, женщины, дети… Они носятся мимо него, как кометы из взорвавшихся рыбных консервов, и громко говорят друг другу на ухо вещь о табаке, погоде, автомобилях, кинематографе, полях и голодных животных, о других мужчинах и женщинах… У детей в один известный момент времени периодически из уха торжественно выплывает облако, похожее на англоязычного медведя. У мужчин, что в голубых и оранжевых трико, на лицах заметна (между страницами) капля вчерашнего кофе. У женщин в глазах — небесная синь и чувство. Человек в шляпе с короткими полями смотрит в газету — облако, синь, и поля, и медведя, и плед он видел через стекло в тихом табачном тамбуре, а больше ему здесь ничего не нужно. Он едет уже несколько дней — скоро он возьмет с багажной верхней полки свой желтый кожаный чемодан, засунет в рот новую сигарету и исчезнет — ты, читатель, исчезнешь, и Василий Смыслов исчезнет, и Ричард Томпсон исчезнет, и какой-нибудь главный инженер Минского автомобильного завода исчезнет, и редактор "Музыкальной газеты" Олег Климов исчезнет, и очень хороший слесарь Костыленко — он тоже исчезнет... Это ведь только поезд. А диск очень хороший и честный. Блюзовый, акустический и маслянисто-спокойный, как течение рассвета.

М.И.

© 2005 музыкальная газета