обзор


Умка И Броневичок
Вельтшмерц


2000 Отделение ВЫХОД
13tks/50mins

Если сравнивать этот альбом со светленьким таким "Компактом", то здесь присутствует довольно хитрая, отдельная суровость, с нарочно сжатыми зубами. Совершенно серьезно — лично мне этот диск кажется коллекцией довольно злых песен. Злые песни от Умки — "Если в гололед и пургу человек лежит на снегу, отойди, не трогай его — может, ему там хорошо". Ласково-суицидальная "Прощайте!", нежный блюз "Бедный дурак", юношеская и поэтому температурная "Пропади ты, сука". Кажется, что очень цинично — и Сартр в кармане, и дзенская пустота — все как-то по-дурацки, как-то издевательски, и в буклете диска отдельное спасибо Среднему Уху — мудро. Потрясающая песня "Забудь", после прослушивания которой моментально захотелось прекратить писать эту полуночную рецензию, выйти во двор и радостно скакать по прогибающимся под ногами ледяным лужам, проваливаясь по колено в черную звездчатую воду. Поется там, судя по всему, о том, как это замечательно, что из Умки не получилась матерая пожизненная филологическая профессорша (как она правильно спела про "висеть на суку, вспоминая ненавистного Бонка"!), а получилось то, что есть — "Я не лучше других, но лучше себя вероятной". Жутко панковские настроения, внутренняя анархия — и сразу же после — очень славная песенка про мир и любовь ("Как за мир и за любовь, трали-вали, мы немеряную кровь проливали. Воевали мы войну, тили-тили, всю огромную страну победили", — вот и вся песня). Конечно, местами совсем плаксивая утренняя роса, босиком и простоволосая, но больше самоуверенного и ласково-ножевого взгляда из-под колючих век. Хороший, крепкий диск с гвоздями и шурупами. Правда, там в одной песне Умка уверяет нас, что знает, как и где живет Сид Барретт. Может быть, она и знает, где он живет, но, вообще, таких вещей знать не положено. Вот если бы вы знали, где живет Сид Барретт, вы бы об этом разве кричали радостным ветром со всякого угла? Вот, и я о том же. Зато вот про Гилмора Умка все знает совершенно правильно — о том, как он играет на трубе в Большом театре, следит за собой и является мягкой Большой Медведицей по вечернему телевизору. Если бы это была, например, песня про Гилмора, все было бы очень честно. А так Умка только издевается, а дети какие-нибудь малые, восторженные, плющом психоделическим увитые помпезно, будут слушать и верить. А на самом деле Сид Барретт живет в маленьком желтом домике в лесу, и из мебели там только специальный магнитофон для широких кассет да красная керосиновая лампа, а откуда я это знаю — того я вам не скажу.

Т. Замировская

© 2005 музыкальная газета