статья


Turin Brakes
грусть и космический фолк-рок

Хоть это и не оригинально, но я предлагаю всем, любящим музыку и пишущим о ней, ввести новый термин "sad-rock" (грустный рок). Актуальность его в связи с событиями октябрьской (тьфу!), то есть новой рок-революции, является бесспорной. Термин применяется для дальнейшего именования древа, выросшего в саду английского рока по соседству с древом брит-попа.

Кратко о генеологии направления: корни — в шестидесятых, далее на протяжении трех десятилетий — голый ствол, пару почек и ни одного достойного яблока, в девяностых — пышное цветение в виде RADIOHEAD и VERVE и подавляющее влияние на произрастающие по соседству рок-посевы. А также буйно развивающаяся крона. Типичные представители: COLDPLAY и TURIN BRAKES.

Перефразируя старый советский анекдот, сразу скажу, что TURIN BRAKES — это не одна человека, а два разных человека. Дуэт, одним словом. Коллектив образовался в Лондоне, а не в Турине, как могло бы показаться, и входят в него два персонажа:1) Олли Найтс (это мужик), 2) Гейл Париджаниан (тоже мужик). Знали они друг друга с детсадовского возраста, вместе пели в церковном хоре, вместе себе купили гитары на Рождество, вместе лабали, не выходя за пределы своих комнат. Однако серьезно занялись товарищи музыкой вместе лишь в начале 1999 года, когда Олли притащил на одну из таких репетиций устройство для записи мини-дисков. Он занимался в колледже режиссурой и должен был представить на суд преподавателей свой фильм. Вознамерившись украсить его саундтреком, Олли пригласил Гейла помочь ему с записью песни. Забегая вперед, скажу, что режиссер из Олли, видимо, получился неважный, поскольку этот фильм так никогда и не был закончен. Зато песня очень понравилась компании Brighton Anvil Records и была там выпущена с другими перлами дуэта в виде EP-диска под названием "The Door". Потом ребята, как это ни странно, продемонстрировали на некоторое время полное отсутствие интереса к предложениям рекорд-компаний, и группа ненадолго канула в неизвестность. В 2000 году TURIN BRAKES все же подписали контракт с Source и серьезно занялись сочинением и записью песен, изредка покидая студию для клубных концертов. Их усилия воплотились в очередном EP "State Of Things". Начиная с того времени, группа выступала на различных фестивалях и была, наконец, замечена пишущей братией. "New Musical Express" написал о них примерно следующее: "TURIN BRAKES нашли свое место в музыке, которое еще никто не занимал… их музыка безумно эмоциональна… дайте им свою любовь, они заслужили это". Кроме любви дуэт также вполне заслужил ярлык, налепленный критиками: "Группа, играющая в стиле space-folk". Кстати, все эти безумные эмоции были преимущественно грустными и депрессивными (безумная депрессия — каково, а?). Короче, в начале 2001 года безумно эмоциональные ребята в очередной раз засели в студии, чтобы хорошенько погрустить и записать первый лонгплей. Они обошлись без продюсера (веселый, наверное, он был слишком). В марте дебютный альбом увидел свет. Кстати, TURIN BRAKES проявили чисто английское чувство юмора, назвав свой диск "The Optimist". Песенку RADIOHEAD "Optimis-tic" помните? Ну как, весело было? Вот и здесь нечто в этом роде, хотя, конечно, "Optimist"'у до "Amnesi-ac"'а, вышедшего в том же году, весьма далеко. RADIOHEAD выпустили свой альбом (по моему глубокому убеждению) исключительно с целью доведения жизнерадостного человека до суицида в несколько этапов: первые пара треков — мягкое убеждение слушателя в том, что жизнь — дерьмо; "Dollars And Cents" — воздействие на альфа-ритм коры головного мозга; последняя песня — траурный марш, под который бездыханное тело фаната выносят вперед ногами прямиком на кладбище. У наших героев какой-то свет в окошке все же мерцал. TURIN BRAKES не стали более печальными, чем RADIOHEAD (потому что более депрессивным может быть лишь одинокое привидение), а дуэт просто записал альбом по следующему рецепту: берем ломтик кантри и намазываем на него BLUR ("The Underdog"), берем еще ломтик кантри и намазываем на него RADIOHEAD, еще немного фолка — и музычку в стиле Харрисона сверху (с ситаром) ("Starship"), еще чуть-чуть того же — и опять Джорджа (с гитарой) ("The Optimist"). Ну и, как говаривал DJ Groove, "всеми силами избегай веселья, движения" и т.д. Короче, мужики не танцуют. Отличительные черты: везде практически сплошная акустика; смычковые, струнные инструменты; убежденность, что жизнь-то, конечно, — полный отстой, но жить надо. Особого внимания заслуживают тексты, которые в очередной раз опровергают слова одного постсоветского рок-музыканта, что, мол, у англичан все тексты тупые. Так вот, они не тупые! Слова, мысли человека, стоящего у окна, когда в городе сгущаются сумерки и загораются огни; когда улыбка его печальна, а в сердце — горький осадок, оттого что этим вечером он один… Извините, расчувствовался. Альбом сей был немедленно признан классикой жанра и попал в Top-40 Британии. Группа засветилась в "Top Of The Pops" и отправилась в первое турне по стране. Очередной сингл "Mind Over Money" достиг 31-го места в хит-параде. Группа была номинирована на получение титула лучшей новой группы на "Brit Awards" и "Q Awards". Альбом же был номинирован на получение престижного "Mercury Music Prize". Группа с успехом выступила на фестивалях "V2001" и "Glasgow Green", а также выдала аншлаговый концерт в лондонской "Астории". Очень быстро их оптимистичный альбом стал дважды золотым.

Казалось, все просто великолепно, но группе TURIN BRAKES не давала покоя мысль, что они еще не являются группой первого эшелона в Британии, что не могут они пока с Лайэмом Галлахером выпить простого шотландского виски да за жизнь поговорить. И вот, чтобы переломить ситуацию, летом 2002 года дуэт отправился в Лос-Анджелес, Калифорния, дабы поработать с культовым продюсером Тони Хоффером, который наводил лоск на работы SUPERGRASS и AIR. Работа была плодотворной и очень короткой: новый альбом был записан всего за три недели, что даже для отечественных рок-групп является рекордным сроком. Подготавливая свое триумфальное возвращение, TURIN BRAKES выступили на фестивале “V2002” в сентябре, где и были с восторгом приняты публикой, уставшей от почти девятимесячного молчания парней. Долгожданный альбом, получивший название "Ether Song", вышел в этом марте и сразу занял 4-е место в хит-параде. Главная цель была достигнута. Сначала критики призадумались: "Ether Song" не напоминал одну большую песню, разбитую на 12 фрагментов, как "The Optimist". Разнообразие вкупе с неослабевающим сочинительским талантом здесь присутствовали, что сделало альбом гораздо более слушабельным, нежели их первый лонгплей. Потом музыкальными журналами был вынесен вердикт: это шаг вперед. Так что слушайте, наслаждайтесь. Излишним было бы писать, что TURIN BRAKES устроили самое большое свое турне по стране: положение звезд обязывает. Но я все равно написал, как видите.
Сейчас TURIN BRAKES — уже не совсем дуэт. Время тихих концертов в маленьких пабах прошло: на очереди стадионы и приглашенные музыканты. На очереди шумная популярность и имидж рок-звезд, и все еще может измениться, и не в лучшую сторону. Но пока поставьте "Blue TV Light" с их дебютного альбома. Приглушенная акустическая гитара и голос Олли Найтса… Как будто некий простой парень по имени Турин Брэйкс валяется на диване и записывает на старый диктофон светлую и печальную песню, отрешенно проводя медиатором по струнам. Просто для себя. Со всеми шумами и шорохами, которые обычно вырезают звукорежиссеры. Просто так. Wine bottle why are you weary, and why are my eyes so grey…

P.S. Фанаты RADIOHEAD, не обижайтесь, пожалуйста. Если серьезно, я отношусь с большим уважением к творчеству этой группы. Просто ради красного словца, как известно, не пожалеешь и апостолов современной британской музыки.

Алексей ЕМЕЛЬЯНОВ

© 2005 музыкальная газета