статья


Medea
рождение очаровательной убийцы?

Город Гродно не может похвастаться наличием крепкой и солидной андерграунд-сцены. Хотя когда-то в прошлом были очень интересные и, возможно, перспективные WAKE UP, DECAPITATOR, NEXT. Последнее же время ситуация складывается, мягко говоря, плачевно: ни групп, ни концертов, ни хрена… И это несмотря на самую что ни на есть тесную границу с Западом. Однако нет худа без добра. Буквально в прошлом году заявили о себе две достаточно интересные и очень молодые команды: MEDEA и DEATHBRINGER. Последние изо всех сил пытались попасть на трибьютник, посвященный творчеству Чака Шульдинера, но преодолеть снобизм столичных организаторов проекта оказалось не таким уж простым делом. И это при том, что у группы хватает уровня, чтобы снимать и MORBID ANGEL и MESHUGGAH. MEDEA же записали свой первый альбом или, как они называют, демо. Этому событию (а в рамках города Гродно оно таковым и является) и посвящено интервью, взятое у группы накануне Нового года.

2х4: Для начала представьтесь.

Денис Матяс: Все гитары, что есть на записи, — Денис Атаманов.
Денис Атаманов: Бас-гитары — Денис Матяс, клавишные — Денис Матяс, дополнительные вокалы — Денис Матяс.
Д.М.: Вот и все… А! У нас еще есть расчудеснейший барабанщик. Андрюша-а-а!
Андрей: Это я!!!
Д.М.: И вокалист у нас сейчас отсутствует.
2х4: Расскажите историю группы.
Д.М.: Группа была сформирована в 98-м году. Тогда были записаны первые песни, и в 99-м вышло demo с тремя песнями: "Апокалипсис ждет нас", "Загробная любовь" и "Slave New World" (SEPULTURA). Уже тогда группа называлась MEDEA. Потом мы с Денисом ушли в армию, и группа возродилась в прошлом году, результатом чего стала запись альбома "Реквием".
2х4: Откуда взялось название группы? Что оно значит?
Д.М.: Честно говоря, название никакого особенного значения не имеет, просто подыскивалось некое изящное нестандартное название. Пускай это будет европейская сестра греческой богини, с более светлым цветом лица.
2х4: На вашем demo присутствует кавер SEPULTURA, эта композиция не особенно вписывается в стиль группы. Это что, дань традиции?
Д.М.: Скорее, да. Но первое наше demo писалось наспех, и готова там была одна композиция — "Загробная любовь".
2х4: Поговорим о вашем альбоме 2002 года. Многие начинающие группы испытывают проблемы со стилем. В отношении вашего альбома этого не скажешь. Судя по вкладышу, Денис Матяс — лидер группы, автор музыки и текстов — законодатель стиля? Или..?
Д.М.: Какие страшные вещи. (Смех). Нет.
Д.А.: Просто материал устраивал всех.
Д.М.: Мы откинули все ненужные элементы. Мы хотели создать атмосферу мрачности, мистичности, добавить печали, чтобы присутствовала неестественность секретных чувств. Назовем это так.
2х4: Что значит "секретных чувств"?
Д.М.: Ну, такие… хм-хм, которые лежат глубоко-глубоко…
Д.А.: И по этому поводу никто особенно не распространяется.
2х4: Ну, о чем это я пытался поговорить… о стиле. После прослушивания альбома возникает такая аллюзия на CRADLE OF FILTH… (все смеются. — От авт.). Есть ли действительно какие-то приоритеты?
Д.А.: Если честно признаться, то мы учимся на такой музыке — CRADLE OF FILTH, DIMMU BORGIR… KOVENANT. Мы пытаемся снять сливки с этой музыки.
Д.М.: Я не знаю групп в Беларуси, которые двигались бы в таком направлении, как мы: меньше плоскости, больше чувственной базы. В принципе, надо от чего-то отталкиваться.
2х4: А все-таки чего больше в музыке: традиций или самовыражения?
Д.М.: Я не думаю, что это какая-то подделка. Вообще, я не думал, что эта запись увидит даже ближний свет, мы думали, все закончится подвальным вариантом, запись послушают наши друзья… Просто хотелось сделать что-то покрасивее, что ли. Записать пару риффов, о которых мечтали в детстве… Во всяком случае, с теми вокалами, которые были.
Dark Angel: Что движет вами, кода вы садитесь писать музыку?
Д.М.: Ну, тут, наверное, каждый отвечает сам за себя. Мы не собираемся в кружочек за бутылкой красного вина.
D.A.: Вот за себя и ответь.
Д.М.: Это трудно передать.
D.A.: Ну, с какими чувствами вы создаете музыку?
Д.М.: Такая постановка вопроса…
Д.А.: Иногда все рождается спонтанно, иногда искусственно. Приходится выжимать, чтобы связать между собой фрагменты.
Д.М.: Смотрим по песне, что добавить: куплет, припев…
2х4: То есть работа идет на композицию?
Д.М.: Да. К тому же песни — на русском языке. Приходится связывать слова с музыкой. Может быть, делается подобие англоязычных песен. На русский лад. Упор идет на гласные о, у, э…
D.A.: То есть сначала создаются тексты, а потом музыка?
Д.М.: Нет. Музыка первична. Тексты — это рефлексия.
2х4: А с чем связан выбор русского языка?
Д.М.: Так как на английском мы не умеем. И не особенно хотим. Большинство групп создают тексты, зная несколько английских слов: страх, ненависть, могила, злоба… Русский язык, на наш взгляд, дает больше, чем английский.
2х4: Тексты, если говорить об альбоме, концептуальны… С чем связан выбор тематики?
Д.М.: Не хотелось писать политические лозунги, о социальных проблемах, бытовых передрягах. Необходимо, чтобы каждый сам нашел в песне что-то для себя... Если у человека есть воображение, то…
2х4: Вы довольны записью?
Д.М.: И довольны, и не довольны. Мы довольны тем, что мы записались, но мы не довольны тем, как все получилось. Хотя результата мы ждали и похуже, но после выхода работы решили, что могло бы быть и лучше. Тем не менее, каждый выжал из себя все…
Д.А.: Для гродненского формата… Для города Гродно это почти самое лучшее.
D.A.: Название альбома — "Реквием" — это вы про кого?
Д.М.: Это мы обобщенно. Если брать песни, то дюже веселых текстов там не найдешь, поэтому вот и название такое. Но в жизни мы вообще не такие мрачные.
D.A.: То есть ваше мировоззрение отличается от того, которое присутствует на альбоме?
Д.М.: В принципе, да. Конечно, в жизни много всего: и хорошего и плохого — но на альбоме присутствует и театральный эффект, то есть приходится играть, изображая того, кем ты, может быть, в действительности не являешься. Альбом стоило бы, наверно, назвать "Цирк".
2х4: То есть через альбом на вас смотреть не стоит?
Д.М.: В какой-то степени это наш внутренний мир, но мы не ходим на кладбище или что-то в этом духе…
Андрей: И, кстати, ни одно животное не пострадало.
2х4: Тем не менее, общество защиты животных существует… Судя по музыке, предполагается, что в группе принимает участие человек шесть. Имеют ли место проблемы с составом? Насколько эти проблемы актуальны для Гродно?
Д.М.: Мы как-то раз собирались сесть и посчитать, сколько человек прошло через нашу группу. Барабанщиков — шесть, три вокалиста, не считая того, что на одной из песен первого демо пел я. Состав — основная наша проблема. Сейчас у нас сессионный клавишник: человек согласился играть. А что касается города Гродно, то я заметил такую тенденцию: все хотят все, но никто для этого ничего не хочет делать. Как только начинаются какие-либо напряги, народ просто спрыгивает. Все хотят идти на готовое. А для нас, например, трехмесячная подготовка к студийной работе стоила не только денег, но времени и нервов. Не все выдерживают. А работать нужно грамотно и с полной самоотдачей.
D.A.: Как обстоят дела с концертами?
Д.М.: Готовимся выступить. А так, в целом, очень туго.
2х4: А как насчет Минска? Я знаю, там целые конторы уже существуют по организации концертов для андерграундных групп.
Д.М.: Нам ни о чем таком не известно.
2х4: Это, опять же, проблема Гродно или Беларуси?
Д.М.: Это проблема музыки. Для панкообразного хардкора (я так его называю) никаких проблем нет: и концерты, и даже поездки за границу вполне реальны. Сами понимаете: недвусмысленная лирика, незатейливые риффы…и понеслось.
2х4: Ваша оценка сцены? Плюсы? Минусы? Есть ли сцена? Что нужно для ее жизни? Что бы вам хотелось видеть на ней? Чего бы ни хотелось видеть?
Д.М.: Минусов, наверно, больше, чем плюсов.
Андрей: Да сцены с такого рода музыкой, как у нас, вроде как, и нет.
Д.М.: О-очень тяжело.
Андрей: Есть, но, правда, на начальном уровне.
Д.А.: Даже если брать белорусский рок-н-ролл…
Д.М.: Не может сцена развиваться…
2х4: Хорошо. С чем это связано, что сцена не может развиваться?
Д.М.: Постоянное присутствие напряжения, озлобленности, отсутствие спокойствия мешает. На Западе группы не столь напряжены, у них более размеренная жизнь, что позволяет им сосредоточиться на творчестве. К тому же у нас в стране имеют место экономические проблемы, влекущие за собой финансовые затруднения… Не думаю, что белорусская сцена когда-нибудь догонит западную.
Андрей: Скажем так: белорусская сцена родилась, но неизвестно, выживет ли она.
2х4: Тогда каковы ваши представления о собственных перспективах? Планы на будущее?
Д.М.: Покончить с проблемами, возникшими в связи с выходом альбома: продажи, оформление, распространение и т.д. Планируются выступления в начале года. Хотелось бы заиметь собственную репетиционную базу и готовить к выпуску новый альбом. Причем задумки уже есть. Например, представить альбом в виде книги или сценария, который бы представлял некоторую систему, концепцию. Песни могли бы быть развитием сюжета, концепции, но в то же время не теряли своей самостоятельности. Скажем, последовательность в семь песен представляла бы некий замкнутый цикл…
2х4: Семь дней творенья?
Д.М.: (все смеются) Что-то вроде. Если получится.
Д.А.: Получится.
2х4: Искусство бессмертно?
Д.М.: Конечно.
2х4: Что ж, желаем вам удачи. Спасибо за интервью. Будем надеяться, что белорусская андерграунд-сцена будет подыматься, и в вашем лице не в последнюю очередь.

2х4, D.A.


© 2005 музыкальная газета