статья


Apocalyptica
APOCALYPTICA

Эйкка Топпинен попал под раздачу вопросов в связи с выходом альбома "Reflections"… Что значат треки для музыкантов? Что осталось невысказанным, спрятанным за музыкальной палитрой, созданной талантливыми финнами? Обо всем понемногу и о некоторых композициях в отдельности читай здесь.

— "Cohkka".
— Я считаю, что это одна из самых мощных вещей на диске. Такое чувство обязательно появится у любого слушателя, потому что тема очень серьезная и драматичная. Образно говоря, песня повествует о том, как человек (это может быть любой из нас) сталкивается с проблемой оценки собственной личности. Хотя эта штука и является очень сложной, но ведь она также очень важна для нормальной жизни.
— "Resurrection".
— Трек о том, что может стать с человеком, который не в состоянии избавиться от плохого настроения. Тема "Resurrection" во многом пересекается с ситуацией в нашей группе, когда мы были на грани развала полтора года назад. Приходилось собирать группу буквально из осколков.
— "Cortege".
— За последние несколько лет я потерял двух хороших друзей, которые умерли совсем молодыми. В такие моменты всегда возникает вопрос "почему?". Отчего полный жизненных сил человек погибает в результате несчастного случая? В автомобильной аварии погиб один из наших звукоинженеров… Вторым был мой близкий друг-одногодка, заболевший лейкемией. Поиск ответа на этот вопрос и гнев от пережитого в некотором роде выплеснулись в данную песню.
— "Pandemonium".
— Не самая простая композиция, это точно. Написал "Pandemonium" Пертту, да и подогнана она исключительно под него. Известно, что его пальцы быстры и техничны. Ему захотелось сочинить вещь, которая была бы самой сложной из всех, которые доводилось играть. Мы поддержали затею, чтобы проверить, насколько же быстро он сможет играть. Не хочу говорить, будто это бравада: "Эй, мы умеем играть!" Думаю, поклонники и так знают, на что способна группа. Трудные соло и скорость нас не пугают. Послушайте трек "Toreador II" и поймете, что настолько сложных партий виолончели еще никто не играл, но нам это нравится, и пусть катятся к черту те, кто думает иначе.
— О саунде группы...
— В нашей жизни так много разных цветов. Наша цель — собрать эти цвета с любовью. Музыка — это словно радуга, которая запечатлена в образе звуков. Так что альбом — это множество разных цветов, собранных воедино и показанных слушателю. Мы счастливы, что APOCALYPTICA — это чуть ли не единственная группа, которая вобрала в себя столько разных элементов. Тут есть и классическая музыка. Есть трэш-метал. Есть даже программирование, которое вообще не дает возможным сказать, что за тип музыки мы играем. Музыка всегда разнообразна. При желании вы найдете даже техно-саунд, в виде пульсации. Пусть все композиции разноплановые, но они собраны воедино, причем не просто так, а в гармонии.
— Как группа объясняет свою экстраординарность...
— Иногда это доходит до смешного! В интервью все так и норовят узнать, как мы сами можем описать группу, альбом или музыку. Начнем с того, что APOCALYPTICA — это нечто большее... Это больше, чем просто группа, чем выпущенные альбомы и чем музыка. Это не метал, не рок, не классика, не поп, это просто нечто большее. Это все!
— Почему на альбоме "Reflections" нет каверов?
— Очень просто, путь избавления от каверов и прихода к собственной музыке был крайне сложным еще в период написания "Cult". Прошлый альбом вобрал в себя три кавера и десять моих песен, так что это уже был большой шаг вперед. В этот же раз мы подумали, что написанными песнями сказано все, чему следовало быть сказанным. И никаких каверов. Никто в группе не хотел продолжать переигрывать чужой материал. Получился такой альбом, который мы хотели преподнести слушателю и который было приятно играть.
— О новом имидже...
— От метал-имиджа пришлось отказаться по банальной причине — ведь мы не только метал-коллектив. Почему, вообще, люди считают нас металистами? Также, раньше мы были просто анонимными виолончелистами, стоящими с инструментами в темных очках, а теперь у нас есть личности. Можно сказать, что теперь мы стали более гордыми и открытыми.
— Об отношении к прессе...
— Сейчас я просто счастлив, потому как интервью идут — одно другого лучше. Теперь у нас больше возможностей рассказать о себе и о реальных вещах. Раньше все постоянно приставали с расспросами о том, какими микрофонами пользуется команда в студии, как достигается эффект дисторшна и так далее. В прошлом, нам докучали исключительно техническими вопросами. Но теперь... Теперь мы играем только свою музыку и нам есть что сказать о себе. Сами понимаете, это намного интереснее, чем изображать из себя бесчувственную говорящую голову.
— О музыкальных предпочтениях фанатов группы...
— Композиции "Cortege" и "Cohkka" имеют, в некотором роде, схожую с Вагнером мощь и энергию. Такая же трагедийность и драматичность. На альбоме вообще много хороших ходов, описывающих внутренний драматизм. Большие поклонники Вагнера, но ненавидящие рок-музыку люди, вероятно, не смогут полюбить некоторые песни, но некоторые им вполне придутся по душе. В этом главный плюс — я уверен, что нет такого человека, который бы не сказал: "Эй, а ведь мне это нравится!"

Ариман

© 2005 музыкальная газета