статья


Ministry
MINISTRY

Новый альбом легендарной американской хардкор-кроссовер-индустриальной группы MINISTRY "Animositisomina" явился хорошим поводом для беседы с одним из основателей коллектива, басистом Полом Баркером, также известным своим участием в сумбурно-экстремально-талантливейшей бригаде LARD. Более двадцати лет музицирования, более десятка релизов плюс "пионерский" статус в области околометальных экспериментов — все это делает MINISTRY более чем достойной вашего (и, соответственно, нашего) внимания, даже если вы лично и не питаете особых чувств к музыке такого характера… Просто приятно иногда прикоснуться к совершенно иному миру… Итак, на связи mighty Пол.

— Насколько я понимаю, вам так и не удалось нормально расслабиться после записи альбома: бесконечные концерты по всему миру, интервью с утра до ночи и т.д… должно быть, на двадцатом году музыкальной жизнедеятельности это начинает несколько утомлять…
— Да не, мы привычные! Сами выбрали себе такую жизнь, такую работу — так что теперь жаловаться не приходится. А так ты права: мы действительно не сидим на месте — сейчас группа в Берлине (вечером очередной концерт), завтра поедем в Париж, потом — Лондон, затем — десять недель тура по Соединенным Штатам… скучать, как видите, не приходится. Да мы, по большому счету, и не хотим: сейчас, кроме раздачи интервью, уже думаем о том, в каких европейских летних фестивалях поучаствовать, куда и когда ехать…
— Думаю, нет смысла спрашивать о том, как принимается публикой ваша новая работа…
— (смеется) А как она может приниматься? Так же, как и всегда. Фэнам нравится, прессе нравится… мы довольны. Все зашибись.
— А кто-то когда-то говорил о вас плохо? Или уже забыл те времена?
— Ммм…что тут сказать? По большому счету, мне наплевать на все рецензии, но… не знаю, MINISTRY, как правило, все хвалят. Может, кто-то когда-то и ругал — да я не приметил.
— Ты вообще не читаешь музыкальную прессу?
— Не-а. Прессу читаю, а музыкальную — нет. Больше всего меня интересует дурацкая политика, дурацкая ситуация, в которой мы все живем.
— Это мнение относительно нынешнего мироустройства?
— Да. Все, что сейчас происходит, — одна большая глупость. Что тут еще сказать? Наверное, и сами в курсе.
— Может, знаешь какой-то выход?
— Хмммм… (пауза) Я считаю, не надо ничего делать, вообще. Просто дать событиям возможность развиваться самим по себе.
— И тогда наступит Рай на Земле?
— Нет, Рай не наступит никогда. Мы все слишком разные, чтобы спокойно жить, чтобы не бороться и не спорить. Кто-то более амбициозен, кто-то более глуп или, напротив, мудр. Кто-то энергичен и склонен воплощать свои желания в жизнь, кто-то нет… не знаю, как в таких условиях можно говорить о Рае на Земле. Все равно кто-то будет наступать кому-то на хвост… если только не сделать людей коммунистически равными. Но это было бы еще хуже — и просто безумно скучно. Представь, как бы мы жили, будучи абсолютно одинаковыми? Кошмаррр!
— Так получается, мы просто патологические мазохисты: страдаем, но, в то же время, и радуемся сложившемуся порядку: раз есть борьба, мы живем, стонем, но живем… Тебе ведь нравится борьба?
— Не знаю, уместно ли тут это слово и нравится ли мне именно борьба: мне нравятся перемены, это факт. Говоря о своей стране, я чувствую, что самое ближайшее время принесет много изменений: они назрели, наболели и сейчас грозят принести существенные сдвиги и перемены в жизнь нашего общества. Это хорошо. Другой вопрос, что именно сыграет роль движущей силы…
— Твое отношение к мусульманам?
— С ними все в порядке! Ничего не имею против. Я вообще, надо сказать, не склонен к категоризации: то есть я не думаю, что плох всякий человек, принадлежащий к числу мусульман, арабов, евреев или еще к каким-то национальным, расовым либо политическим слоям. Я нейтрален по отношению к людям, и мне надо чем-то существенно повредить, прежде чем я врежу кому-то по зубам, стану кого-то преследовать или ненавидеть. До тех пор, пока не трогают меня самого, — пожалуйста. Ведите себя как люди, и никто не будет вам мешать. Пускай каждый живет своей жизнью… И уж тем более меня не интересует религиозная борьба. Боже мой, она существует испокон веков, с тех пор, когда первые жрецы стали приписывать себе сверхъестественные силы. Такую борьбу не остановить — она продолжалась и будет продолжаться веками, поэтому… я нормально отношусь ко всем. Принимаю это как должное.
— Какой смысл заложен в обложке вашего нового альбома?
— Как раз то, о чем я только что говорил. Религиозная борьба… да, впрочем, там, кажется, все понятно. Вполне доступная символика… вечный замкнутый круг религиозных войн.
— Насколько я знаю, ты сам не принадлежишь ни к одной из существующих религиозных конфессий.
— Нет. Если говорить об организованной религиозности, о церкви как об одном из институтов государства — нет. На личном, индивидуальном уровне — да. Я верю в Бога, но это только моя вера.
— Понятно. Возвратимся к твоей персоне, Пол, если ты, конечно же, не против. Бесконечные гастроли, записи, студии, отели, графики, поездки… Как в таком напряженном водовороте можно находить время на семью, на детей? Или воспитание собственных чад не кажется таким уж полезным делом — по сравнению с "дитем" по имени MINISTRY?
— О чем ты говоришь! Дети — это лучшее, что у меня есть, поэтому, несмотря на все музыкальные и околомузыкальные заботы, я никогда не забываю, что, кроме того, что я музыкант, я еще и отец (у меня двое, мальчик и девочка, девять и десять лет). Как только появляется свободная минутка, тут же спешу домой, занимаюсь с ними, воспитываю… иначе никак. Конечно, без бесконечного терпения и заботливости моей милой женушки дело было бы совсем туго — но она просто фантастическая женщина. Я благодарен ей за все — в том числе и за воспитание детей. Ммм… да, безусловно, я бы просто МЕЧТАЛ уделять своей семье больше внимания, но это не особенно получается. Каждую минуту своего бодрствования я должен думать о музыке… к сожалению. Для меня это своего рода проблема, понимаешь…
— Да, нелегко, должно быть… Что ты можешь рассказать о музыкантах MINISTRY с точки зрения простых человеков — ну, может, что-то о характере, об особенностях поведения…?
— НЕТ! Нет и еще раз нет. Даже не проси. Я всегда избегаю таких вопросов.
— Почему?
— Ну… так. Просто избегаю. Не рискую (смеется).
— А что можешь сказать о себе самом?
— Что??? Ох, ну ты даешь. Ладно, сейчас попытаюсь что-то изобразить. Я… хммм… достаточно высокого роста, у меня есть семья… Люблю мотоциклы и чтение. Стараюсь читать как можно больше, ну, а кататься — уж как получится. Получается редко. Что еще? Черт, не знаю, что во мне еще интересного, хммм… Непонятный я, вот что.
— О'кей. Не буду больше терроризировать. Твое мнение о деятельности Джелло Биафры, с которым MINISTRY, я так полагаю, неплохо знакомы?..
— Я тоже так полагаю, хаха! Он просто гений. Я не знаю другого человека, который бы с таким упоением, с такой самоотдачей посвящал свое время и свои усилия просвещению других. Единственное, в чем я вижу его проблему, — это недостаток целевой аудитории, из-за чего титанические усилия не получают должной отдачи. Он великолепен в том, что делает, но в нашей стране слишком мало людей, интересующихся политикой, и тем более мало тех, кто пожелал бы сдвинуть с места свой зад и попытаться что-то реально сделать. Американцы не привыкли думать своими головами: им говорят, что они живут в самой заботливой и комфортной стране мира, что всегда есть кто-то, кто знает лучше, КАК им жить… вот и все. Этого достаточно. Поэтому я от души желаю Джелло достигнуть максимально большего количества душ и ушей. Он того заслуживает. Меня искренне печалит ситуация, когда на его пламенные проповеди никто не отвечает… люди делают вид, что их это не касается. Но, тем не менее, мне хочется верить, что со временем эта ситуация изменится, так как, несмотря на всю свою испорченность и коррупцию, Америка по-прежнему остается страной, где демократия имеет право на жизнь, где у нее есть достаточно твердое основание.
— Я думаю, Джелло надо избрать следующим президентом…
— (смеется) О, это было бы шикарно!!! Хорошая идея. Жаль только, избирательные кампании требуют такого количества денег, которое всему экстремальному музыкальному сообществу и не снилось. Я бы, конечно, за него проголосовал… а вот банковская, нефтяная или еще какая-то мощная индустрия — вряд ли…
— Ну ладно… вот и помечатать нельзя… А интересно, знаешь ли ты что-то о том, что происходит на этой стороне земного шара, в странах бывшего Советского Союза?
— На самом деле, очень немного. Да, я знаю, что сейчас имеют место попытки установления демократической власти в ваших странах… я знаю, кто такой Путин… но вот ничего более подробного, в том числе и о состоянии вашей экономики, увы, сказать не могу. Не знаю.
— Ох, лучше уж и не знать!!!
— Ну, может быть. Я все-таки хотел бы приехать к вам и посмотреть на все своими глазами. Люди, выступавшие в России, рассказывают разные интересные вещи (в том числе, что выступить у вас с концертами сейчас не такая уж и проблема), так что… все может быть. А пока что передавай огромный привет всем нашим фэнам (если таковые имеются) и вообще всем, кого хоть как-то волнует то, что мы делаем. Спасибо, ребята! Мы вас ценим!!! И все-таки попытаемся пересечь границы ваших государств!

АС

© 2005 музыкальная газета