обзор


Genesis
For Two Grand Pianos


(c) & (p) 2001 Yngve Guddal & Roger T. Matte
7tks/49mins


Страшное дело, детишки. Песни группы GENESIS, интерпретированные двумя полусумасшедшими визионерами (по имени Ингве Гуддал и Роджер Т. Матте) для двух роялей. Черных мрачных роялей, в которых отражаются демоны. Стравинский нервно курит и поджигает изнутри свой завитушковый лаковый гроб, Шнитке туманным ангелом стекает с небес, а Дебюсси порхает у вас в животе гигантскими чугунными бабочками. Что при этом делает Питер Гэбриел — знать не знаем, хотя по его последнему альбому видно, что человека параноит не по-детски, а ответ на все его страхи — он тут, на этом диске. Который ясно показывает, что импрессионизм в музыке совсем себя не исчерпал, а GENESIS на самом деле — жутко страшная группа, взрывающаяся темными чертями где-то в далеких шкафах подсознания. Что думает по этому поводу Фил Коллинз, нам неинтересно, но вот Стив Хэккетт даже написал предисловие к этому диску, где говорит, что это — "гениальный и вдумчивый проект, исполненный в виртуозном стиле в духе работ Стравинского для двух роялей", а потом там еще какое-то метафорическое гонево про то, что "классические руки крепко схватили тот самый луч света, зажженный рок-группой, которая в первую очередь искала в музыке именно корни" и еще какая-то ерунда. На самом деле никто ничего не хватал. Эти два сумасшедших человека совершенно по-своему услышали GENESIS, гипертрофировали клавишные партии до ветвистого беспредела, вплели туда отдельные вокальные интонации, добавили могучего, но гармонического, сюрреализма, хорошенько подышали и пошаманили над свежеобразованным существом, да и выпустили его в свет белый безумно бродить по пыльным дорогам и истерически вращать выпученным месивом глазниц. Поклонники классической музыки снимают шляпы, фанаты GENESIS превращаются в добротный и наваристый украинский борщ, изо всех углов выползают призраки Великих Композиторов Начала Прошлого Века и начинают, радостно чавкая, этот борщ хлебать, засовывая опрятные фраковые локти прямо в кастрюлю и промокая останки сочными хлебами. А еще в голове — вот там, где затылочек — есть маленький краник, из которого вытекает Внутренний Ежик. Великомученический агнец по-прежнему лежит на улице широкой — его они не посмели тронуть — кто на новенького? Еще много альбомов осталось, много песен не спето, много снов не записано. "Генезис для двух терменвоксов". "Генезис для сорока трех волынок". "Питер Гэбриел для трехсот контрабасов". "Фил Коллинз для семи варганов" — а что, вот это действительно интересно!

Т. Замировская

© 2005 музыкальная газета