статья


Total
Нас сравнивали с Машей Макаровой..

В который раз убеждаюсь: гораздо лучше "выщемить" того или иного музыканта на концерте — с пивом или, лучше, еще с каким-то духоподнимающим средством — и поговорить по душам, скрывшись от бдительного ока пресс-атташе, менеджеров да промоутеров. Иначе… позвонишь с благою целью сделать телефонное интервью, и кажется, что попал в сад, где вместо деревьев растут большие уши. И вместо задушевного разговора получается что-то вроде пресс-конференции… я этого не люблю. Но… бывает, и ничего тут не попишешь. Сегодня на "официальной" связи вокалистка ТОТАЛ Марина Черкунова.

— Есть ли какие-то вопросы, которые… ну, в общем, лучше не спрашивать?

— Ой, не знаю! Спрашивайте, что хотите, а там уж разберемся. Отдельно на бумажке у меня нигде не выписано, чего я не хочу слышать…
— О'кей! Тогда начнем с новостей относительно вашего нового альбома. На какой стадии находится работа?
— Работа идет полным ходом. На настоящий момент записан ряд треков: какие-то на английском языке, какие-то на русском, и… в общем-то, дел еще много.
— Есть ли уже какие-то предварительные наметки, идеи касательно его звучания? Будет ли новый альбом отличаться от того, что мы слышали на "первом TOTAL"?
— Я пока не могу сказать — так как этого и сама пока не знаю. Все будет меняться: даже на том этапе, когда дело дойдет до разработки концепции альбома. Сейчас трудно говорить о чем-то конкретном… Вполне возможно, в диск войдут песни из невыпущенного трип-хопового альбома, может быть, все будет полностью новым… время покажет.
Прошлое лето выдалось очень насыщенным: мы успели выступить на многих фестивалях, побывали на двух морях: Черном и Балтийском, участвовали во всех крупных мероприятиях… сейчас репетируем новые песни. Одним словом, процесс идет — и идет достаточно бурно и активно. Трудимся не покладая рук!
— Я так понимаю, лирика группы сейчас постепенно переходит на английский язык…
— Это совсем не показатель! Да, мы действительно думаем поэкспериментировать и записать новый альбом "TOTAL:2" на двух языках, однако это еще ни о чем не говорит! Кроме того, конечно, что нам предстоит глобальная работа… Вообще, смысл этого двуязычия состоит в желании двигаться дальше — на Запад, в Европу, и при этом не обижать наших слушателей здесь. Одним словом, постараемся убить двух зайцев.
— Ну да, понятно: как говорится, и нашим и вашим… Кстати, интересно было бы услышать ваше мнение касательно выступления группы в Москве на разогреве у Мэнсона. Честно говоря, впечатления остались не самые приятные…
— Мы были очень неуверенными, и это сыграло свою негативную роль… Мы были не готовы к этому концерту и, более того, даже не заявлены на участие. Уже только это вызвало много проблем, потому что пришедшая на Мэрилина Мэнсона публика (кстати, разогрев должен был производиться PAPA ROACH. — От авт.) увидела каких-то скачущих на сцене ребяток и не поняла, в чем дело. Я это хорошо понимаю! И, тем не менее, мы сумели выстоять и если не понравиться аудитории, то, по крайней мере, увлечь. Многие "факи" постепенно сменились на "хэви-метал" — это я сама видела… Но препятствий было действительно много. Во-первых, по ряду причин нам пришлось выступать без саундчека: то в "Олимпийском" не было питания, то еще что-то, и, как результат, мониторной линии на концерте не было вообще. В моем мониторе был только ди-джей, а барабанную бочку, чтобы держать ритм, я слушала своим копчиком: то есть, он стучал мне в попу, а я пыталась что-то уловить и не сбиться. А чтобы услышать тон, я — и это можно было заметить из зала — бегала от басиста к гитаре в попытках понять, что вообще происходит на сцене… Вот и представь, как можно было отработать сорок минут в таких условиях!!! Конечно, потом мы смотрели запись этого концерта, оценивали себя со стороны и, зная эти условия, ни в чем себя не оправдывали. Это было наше первое публичное (ТАКОЕ публичное) выступление, до которого мы появлялись только на небольших сценах, да и то не более трех раз. Конечно, была тут и доля шока: когда мне сказали, что я выйду на сцену "Олимпийского" перед Мэнсоном, я решила, что это шутка. Оказалось, нет… а я, к тому же, в то время была еще жутко больна. Узнав, что такой шанс все-таки будет предоставлен, я молилась, чтобы концерт перенесли… и его действительно перенесли на один день. Я просто благодарила Бога за это… И, несмотря на болезнь и высокую температуру, на каких-то внутренних потенциалах я — да, впрочем, и все остальные — все-таки выдержали это. И, думаю, не зря. Мы сделали все, что от нас зависело, а ошибки… что ж, на ошибках учатся.
— Сейчас, надо полагать, уверенности вам уже не занимать…
— Да, на настоящий момент мы — команда сыгранная, и основная задача во время выступлений теперь не сводится к тому, чтобы услышать друг друга. Мы стараемся воплотить на сцене каждую песню, показать эмоции, которые мы чувствуем и ассоциации, которые у нас возникают… Бывает, меня прошибает на слезу, а иногда под влиянием специфической атмосферы некоторых песен хочется жутко расколбаситься и натворить чего-то этакого… Причем, интересно, что ты сам никогда не можешь предположить, что будет на сцене, как ты себя поведешь в тот или иной момент.
— Насколько я могу судить по вашим клипам, каким-то представлениям группы и т.д., из вас упорно лепят своего рода демоническую женщину: суперэнергичную, сильную, властную… Насколько это соответствует действительности?
— Никоим образом не соответствует. Эмоциональность — это да, это мне нужно… это возможность самореализации, поскольку в жизни человек я достаточно спокойный и скромный. Сцена дает возможность отдавать, выплескивать скопившуюся энергию, то, что я не могу выразить в обыденном окружении. Демонического же во мне точно ничего нет… не чувствую ничего подобного. Быть может, такое впечатление складывается благодаря мощности и энергичности нашей музыки: она меня уводит, порой до бессознательного состояния, и я не знаю, каким образом буду себя проявлять, в какую сторону меня будет таращить в следующий момент.
— Принимаете ли вы участие в работе над клипами?
— Да, конечно. Причем, надо сказать, очень даже плотное. Например, клип на песню "Камасутра" мы вообще монтировали все вместе — нам доверил это Максим, поскольку он в принципе доверяет нашему коллективу… Мы сидели на монтаже, сидели на сведении, все это делали, советовали, как лучше, выражали свое мнение… Получилось так, что мнение режиссера этого клипа не совсем совпадало с нашим собственным, поскольку он хотел сделать его очень эпатажным в плане эротики, основываясь на том, что "Камасутра" предполагает наличие массы соответствующих сцен… Однако это не наш имидж, не наше видение этой песни: для нас это, прежде всего, жесткая песня, которая предполагает много эмоций и мало голых тел. Так что приходилось долго спорить, бороться, что-то отстаивать… такое тоже бывает.
Вообще, мне очень нравится творческий процесс, особенно когда он идет спонтанно. Я ненавижу сценарии, никогда их не читаю, и, зная лишь общую концепцию, я предпочитаю действовать в процессе съемок, а не по заранее разработанным правилам…
— Кстати, интересно было бы узнать ваше мнение о сольном творчестве г-на Фадеева и его остальных проектах…
— Я просто фанатка по его сольным работам! Проекты… Да, Линда мне нравится, а еще… по-моему, нет больше никаких проектов… А, да! Есть еще ГЛЮКОЗА, с таким "тарантиновским" привкусом. Это просто прикол, стеб, который мне тоже очень в жилу. Я очень люблю творчество Максима Фадеева.
— С кем обычно сравнивают TOTAL, какие комплименты приходилось слышать?
— Очень много всего. Сравнивают с кем угодно, начиная от Линды, с которой я вообще не могу провести никаких аналогий (кроме, конечно, почерка Макса), потом, конечно, с GUANO APES, в котором отчасти виноваты мы сами… Сравнивали с Машей Макаровой, еще с кем-то… масса всяких непонятных мне аналогий. Но я никогда не спорю: выслушиваю все, что говорят, и отношусь к этому с долей здорового юмора. Пускай говорят, это право каждого. А мне в любом случае интересно слушать, что о нас думают люди…

Wedzmarka

© 2005 музыкальная газета