статья


Воплi Вiдоплясова
«Моя воля, я б 99 процентов всей музыки запретил!..»

ВОПЛI ВIДОПЛЯСОВА выпустили новый альбом под названием «Fayno», кто его еще не купил — рекомендую: тяжелые гитары, этнический рок, каверы Виктора Цоя, ароматнейший колорит украинской народной песни. А собственно, чего я вам все говорю? ВВ — это давно уже не музыка, это целый культурный пласт на стыке XX и XXI веков. Это, если хотите, история… которая продолжается!.. Олег Скрипка…

— Музыкальные критики уже начали скальпировать ваш новый альбом, в том числе, в поисках его основной идеи. А вообще, любопытно было бы услышать от вас, объединен ли каждый ваш альбом какой-либо конкретной именно для него идеей, или вы не заморачиваетесь над такими вещами?
— Я не скажу, что для меня очень важно, чтобы альбом был объединен какой-либо целью, это можно было бы назвать технологией альбомопроизводства, то есть неплохо, когда есть основная сверхзадача. Если говорить о последнем альбоме, то нам наконец стало окончательно понятно, что мы играем этно-рок, и альбом совершенно четко звучал под этим определением. Композиции могли разниться в ритмическом смысле, аранжировочном, связанным с подбором инструментов, но все это — этно-рок.
— А с вербальной точки зрения?..
— Практически весь альбом — это социальная лирика, которая в бывшем «совке» сегодня практически не «эксплуатируется» и не существует. Те волны социальной лирики, которые были когда-то в советской музыке, в советском роке, сегодня практически в нем не присутствуют.
— Какие социальные проблемы волнуют сейчас лично вас?
— Сегодня социальных проблем, наверное, даже больше, чем было при «совке», и в нашей стране, и особенно в России, от которых глаза уже просто замыливаются. Это социальные проблемы и международного, и внутреннего плана. Я сам лично не попрусь на баррикады и никого к этому не призываю, но говорить сегодня, что в мире существует только «любовь-морковь» и больше ничего, было бы неправдой. Есть масса проблем, проблем, громко говоря, духовного, интеллектуального плана. Произошло массовое, повальное отупение общества, и мне было бы интересно понять, почему это произошло.
— Поконкретнее можно?..
— Например, раздражает тоталитаризм и волюнтаризм средств массовой информации, как отечественных, так и зарубежных. Для любого более-менее думающего человека понятно, что у каждого средства массовой информации есть хозяин, который гнет палку в свою сторону, пропихивая свои идеи и манипулируя широкими массами людей так, как ему вздумается. Мы все попадаем под эту манипуляцию, от этого как раз и страдает интеллектуальный, духовный уровень нации в целом. Работая очень плотно со средствами массовой информации, мы более-менее понимаем их механизм работы.
— Ну это вы на себя проецируете, утилитарно, так скажем…
— Да, я на самом деле страдаю меньше от этого, чем страдают другие. Я могу много куда ездить, могу сравнивать, могу сам разобраться в том, как все есть на самом деле. Вот недавно муссировалась история о том, как Киркоров выбил Шевчуку два зуба. Я знаю, как создаются эти подводные камни, я это чувствую, я вижу, как бедные люди ловятся на все эти голые пи-ар-технологии. Логически я понимаю, что словесная перепалка между Шевчуком и Киркоровым быть могла, и что Шевчук, возможно, не выдержал и ударил Киркорова, тот набрюзжал на своих охранников, а они уже избили Шевчука. Я так это вижу. А вдогонку Киркоров (абсолютно масс-медиальный артист) отомстил Шевчуку «черной» пи-ар-кампанией, перед которой люди и оказались беззащитны. Власть сегодня во всем принадлежит тем, у кого есть доступ к такого рода пи-ару, сегодня это всемогущие люди, с не очень чистыми интересами, у которых не очень много совести.
— А вы могли бы с кем-нибудь схватиться, через пи-ар?
— Мы не умеем это делать, для этого в людях должно присутствовать желание, должна отсутствовать совесть и т.п. Заниматься откровенной ложью в каких-то своих целях?.. Корыстных или ради мести? Это не про нас. Пачкать свою карму, зачем?..
— Про альбом мы с вами забыли… Его трек-лист вы составляли или выпускающая компания? Мне показался неудачным порядок следования песен, когда сначала пошли сплошь «тяжелые» вещи — и по звуку, и, отчасти, по настроению, а потом альбом, оставшаяся, бОльшая часть «добивалась» песнями более «привычными» для ВВ, опять-таки, и по настроению, и по звуку…
— Выпускающая компания мощно приложила руку, но к другому. И реализовать то, что мы хотели, удалось, ну, может быть, процентов на семьдесят. И в плане звука, и в плане дизайна, и т.п. А песни мы хотели выстроить на альбоме, как они и оказались выстроенными, — сначала тяжелые песни, потом все легче, легче, более к старому ВВ, как это соответствует и нашей концертной программе. Она примерно так строится.
— Я буду прав, если скажу, что на последних двух альбомах группа выглядит потяжелее, нежели на предыдущих?
— Да-да-да, это осознанный процесс. Мы в самом начале нашего творчества звучали тяжело, но раньше эту тяжесть в записи передать было трудно, просто невозможно. Нам были недоступны необходимые для такого звука технологии, мы не могли записать так, как было нужно для такого рода музыки, «живые» барабаны, «тяжелые» гитары, да их вообще не было, честно говоря! Это, во-первых. А во-вторых, публика сегодня уже более привыкшая к такому звуку, который всегда нам нравился, и за это спасибо группе RAMMSTEIN, дай им Бог здоровья! Их теперь и по MTV показывают… а песню «Свiт» — нет…
— На последних двух альбомах стало больше и восточных мотивов в музыке, верно? Что за этим стоит — любовь к такой музыке или нечто гораздо более глубокое — следование определенным религиям?
— Все намного-намного проще: я родился в Таджикистане, и первая музыка, которую я услышал, была восточной. И так получилось, что в мое детское подсознание она вошла и там осталась навсегда, врезалась в него, выгравировалась там. Эта музыка мне просто нравится, и мы с удовольствием вводим такие ориентальные мотивы в свои песни.
— Да, сейчас восточные мотивы очень модны…
— У нас это началось задолго до того, как увлечение восточной музыкой приняло даже какой-то политический подтекст…
— О, как вы это вырулили! Я так копнуть не собирался!..
— Дело в том, что когда мы уже заканчивали работу над альбомом, и начались все эти дела — 11 сентября, Афганистан.
— Как родилась идея дописать к каноническому тексту песни «Пiдманула» свои куплеты?
— Единственные люди (может быть), кто понял эту идею, были мои друзья. А смысл был в чем: народные песни — это, в принципе, импровизационные песни, когда собирается в круг какая-то сельская тусовка, и каждый входит в круг и поет один из куплетов. Это может быть канонический куплет, а может происходить и импровизация на месте, как в частушках. «Пiдманула», куча других украинских песен, а особенно карпатские «калымыйки», поются вот таким именно образом. И нам захотелось вернуть первооснову, тем более, что в народе ходит очень много куплетов, какие-то мы из них вставили в песню, что-то оставили из канонизированного советского, а что-то дописал я.
— Зачем, для чего, подо что готовились английский и французский варианты Цоевских вещей?
— Лично мне было просто прикольно сделать Цоя на украинском языке и попробовать что-то сделать на других языках. Такой чисто авторский интерес. И интересно было все это опубликовать. И, может быть, заинтересовать этими песнями очень узкую часть публики — иностранцев, которые проживают в наших странах и которые слушают ВВ. Я уже пересекался с ними, и им очень нравятся эти переводы, они сказали — как классно, мы теперь и текст понимаем!
— Перейдем к вашему участию в новогодних телевизионных музыкальных фильмах. Сначала это были «Вечера на хуторе близ Диканьки», в прошедший праздник — «Золушка»…
— Я не скажу, что жалею, что принял предложение поучаствовать в этих фильмах, но я надеялся на лучший результат, я неудовлетворен результатом, особенно в последнем случае.
— Упс! Не понравился фильм?..
— Не понравился.
— И музыка, и сама картина?
— Да. Это обычный масс-медиальный проект, люди, создавшие его, сделали вид, что никогда не видели исходной «Золушки». У нас, в Киеве, когда показывали эту «Золушку», параллельно, на другом канале, показывали старую «Золушку», и люди, мнением которых я дорожу, переключились на нее. Уровень между этими фильмами — пропастиподобный. Новая «Золушка» — это даже не клюква, это что-то запредельное, там нет культуры, нет духовности, это просто некачественный фильм.
— То есть в дальнейшем вас на подобные «акции» звать бесполезно…
— …Боюсь зарекаться. Я очень долго отбрыкивался от этого фильма, но я повелся на его большой бюджет, что он должен быть круче, чем «Вечера…». Теперь я жалею.
— Можете назвать несколько песен, которые с вами останутся на все времена?
— …Честно говоря, у меня часто меняется мнение, сложно сказать, что вот эта песня для меня лучшая… Можно попробовать назвать исполнителей, которые остаются продолжительное время со мной…
— Давайте.
— LED ZEPPELIN. Элвис Пресли, BEATLES. Уже довольно долго остается со мной такая египетская певица Наташа Атлас. Из относительно новых: не надоедает DE-PHAZZ. SKUNK ANANSIE.
— Что ж наших-то не назвали?
— Из наших? Муслим Магомаев из наших. Лещенко.
— Ага. Ностальгируете по хорошим советским песням! И, стало быть, ваши перепевки «Я прошу…» из «17 мгновений весны», «Я в весеннем лесу…» из «Резидента» не случайны…
— Ну конечно, конечно. Это даже не ностальгия, а боль от того, куда оно все делось, исчезло. Тот уровень, интеллект, духовность, то, что присутствовало и в нашем кино, и в нашей музыке. Потому и больно эти «золушки» современные смотреть, сериалы эти. Нация просто куда-то продала свои мозги. Сдала то, что не нужно было сдавать.
— Фильмы, режиссеров, актеров назовете?..
— «Джентльмены удачи», «Бриллиантовая рука», советская комедия.
— Западное кино смотрите?
— Конечно. Смотрю, люблю многое. Дико люблю фантастику. Я в детстве только фантастику и читал, сейчас стараюсь только фантастику смотреть.
— Включая фэнтэзи?
— Нет… Хотя я посмотрел «Властелина Колец» первого и «Гарри Поттера». Вроде — ничего. Даже не отвратно. А второй «Поттер» — это уже отвратительно, уже «Золушку» напоминает.
— Вы тоже считаете, что один из героев второго «Поттера» похож на Путина?..
— Он не просто похож на Путина, его сделали с Путина. Голливуд — он без политики не бывает. Это полностью политический ход — сделать такого героя, негативного вроде бы, который сначала вызывает отвращение, а потом все-таки оказывается добрым. Через это мы и можем узнать истинное отношение американцев к России.
— Я подозреваю, что вы, как и многие рок-музыканты, к политике, точнее, к политикам, относитесь скептически…
— Я их изучаю. Они наши самые большие конкуренты. Вернее, не они, а МЫ их конкуренты. Они используют технологии шоу-бизнеса, изучают, как шоу-бизнес влияет на массы, как манипулирует ими и т.п. Если говорить про Путина… У него есть артистический талант, актерский, что обычно наших, отечественных президентов не отличает. Он умеет говорить, умеет вести себя и этим широко пользуется.
— …А вы не народный артист Украины случаем?..
— Народный артист Украины «стоит», по-моему, 250 долларов. И их очень много, мне просто жалко этих денег.
— Если бы решили присвоить — отказались бы?
— Я уже пару раз отказывался… Попасть в шеренги не очень мною уважаемых артистов... Мне это неинтересно.
— О музыкантах и кино поговорили… Книги?..
— Я тоже пережил такой феномен, когда интеллигенция вдруг резко перестала читать книги. У меня такое было лет пять назад. Но это можно было объяснить и кризисом литературы. Да сейчас на чтение и времени нет, редко доходят какие-то стоящие книжки. Я понимаю, что сейчас литература подымается, есть очень интересная литература, в том числе — украинская, есть очень хорошие авторы. Но вот что-то во мне произошло, и я книгу, даже хорошую, не могу дочитать до конца. Время изменилось. Кино нас портит очень сильно.
— Раз вы пели гимн Украины перед одним из матчей вашей сборной по футболу, то футбол…
— Я понимаю роль футбола в обществе. Я понимаю. Но я не член вот этих широких масс, которые болеют. Я просто не понимаю смысл «боления». Я сам играл в футбол, я жил в маленьком северном городке, играл «за город», мы побеждали. Но одно дело играть, другое — болеть. Перед телевизором, с банкой пива. Не вижу в этом никакого смысла.
— Группе ЛЕНИНГРАД сам Юрий Михайлович Лужков, как говорят, уже второй раз подряд запретил выступление в Москве на большой площадке. Вы сторонник каких-нибудь запретов в музыке?
— Может быть, запретили, а может, это было частью и пи-ар-кампании. Не знаю, все может быть… Запретов… Мы можем сейчас углубиться в такие дебри… Каждый выбирает музыку для себя… Я не знаю… Мне ЛЕНИНГРАД — нравится. А расписываться — что имеет право быть, что нет… я никакой не судья и не инквизитор… Моя воля, я б 99 процентов всего запретил, если ориентироваться на свои вкусы, чтобы очистить музыку. Но я ж не один на земле живу.
— Суеверия, приметы у вас есть?
— Есть… но не приметы, а какие-то наблюдения за вещами, которые обязательно срабатывают. Какие-то функционирующие в нашем мире законы.
— Секрет откроете, хотя бы один… или сглазить боитесь?..
— Самый работающий закон — это как ты Новый год встретишь, таким он у тебя и будет. В моей жизни этот «закон» пока что четко исполнялся.
— …и какой год вас ждет?..
— А не расскажу!..
— …Одним словом!..
— Хороший. Будет много концертов в этом году…
— Чего-нибудь боитесь в жизни?
— Да. Вы сами прекрасно знаете, что журналисты часто спрашивают у артистов об их планах на будущее. И обычно мы избегаем отвечать на такие вопросы. Можете мне сказать — почему?
— Ну… все тот же сглаз, не сбудется — мало ли, машина из-за угла завтра вывернет. Булгаков все правильно написал в «Мастере…»…
— Нет. Не это. Просто события в жизни ты проживаешь один раз, как говорили китайцы — в текущую реку ты дважды не войдешь. И когда ты о чем-то говоришь, ты именно входишь в текущую реку, и если ты о чем-то сказал наперед, то сбыться этому будет очень сложно, потому что это ты уже как бы пережил. Мы живем эмоционально, в общем-то, не фактически, не материально, а эмоционально, это главное, и когда ты какое-то событие эмоционально переживаешь, тебе его потом очень сложно восстановить материально
— Никакой период жизни или день вам не хотелось переиграть?
— А можно это сделать! Мы частенько в похожие ситуации попадаем, просто их надо диагностировать, осознавать, что такая ситуация уже была, что ты уже когда-то сделал такую вот ошибку и сейчас ее не повторишь... Я серьезно это говорю…
— Когда вы длительное время живете у себя в Киеве, без гастролей, с минимумом концертов, чем обычно занимаетесь?
— Конкретно сейчас я пишусь в компьютер, делаю пробы, аранжировки. Все равно все время занимает музыка.
— А за молоком?..
— …Нет возможности, не могу себе этого позволить… Проходу не дают… Я бы с удовольствием, у меня реальная проблема с гиподинамией — кроме концертов я вообще почти много не двигаюсь, мне очень сложно себя организовать.
— Макаревич не любит, когда ему говорят, что на его песнях воспитывались…
— (смеется) Таких людей мало, которые на наших песнях воспитывались.

Олег КЛИМОВ

© 2005 музыкальная газета