статья


Новый Иерусалим
“Для нас музыка - это средство выражения”

…они встретились. Разговор зашел о новом альбоме группы НОВЫЙ ИЕРУСАЛИМ…

— Постой, но ведь альбом-то, "Неба осколки", не совсем и "новый". Когда он вышел?
Александр ПАТЛИС (вокал): В прошлом сентябре.
— Вот и расскажи, как по прошествии месяцев ты сам оцениваешь проделанную работу?
— Так… Ну что говорить? Если рассказывать о музыке, то могу сказать, что сейчас мы уже работаем над англоязычной версией альбома. На сегодняшний день у нас уже переведено пять песен из "Неба осколки" на английский язык…
— …Кстати, в русском варианте альбом называется "Неба осколки", а в английском — "Fragments Of Heaven"…
— Англоязычные варианты песен сейчас "чистятся", затем будет делаться мастеринг. На днях мы приступаем к съемках одного из клипов. Режиссером ролика станет Александр Шульга. В клипе будут использованы съемки, которые мы делали во время гастролей в России.
— На какую песню будет сделан первый ролик?
— На песню "Неба осколки". Это будет клип-микс, скажем так. Также в наших планах съемки клипа на песню "Та любовь". Или на песню "Отраженье". Пока мы не выбрали, но одно могу точно сказать: работу над роликом мы начнем в январе, а само видео будет более постановочным, чем клип на "Неба осколки". Что еще?.. На минских радиостанциях уже есть наш альбом…
— Крутят?
— Не знаю. Может быть, да. Но взяли на радио охотно. Не приходилось упрашивать: возьми-и-ите, мол, пожалуйста, возьми-и-ите.
— Ты доволен тем, как альбом "пошел"?
— Пока не могу сказать, что альбом "пошел". Мне кажется, однако, что когда будут первые клипы, обязательно будет и какая-то реакция со стороны слушателей. Ведь, с другой стороны, пока кассеты продавались только на наших концертах, а в розничной сети их нельзя было купить…
— Вы заинтересованы в продаже альбома?
— Продажи — это как бы вторично, на кассетах и компактах в Беларуси вряд ли можно сильно заработать. Мы больше заинтересованы в том, чтобы люди услышали наши новые песни, чтобы те, кто знает нас по старым альбомам, могли сравнить их с песнями из "Неба осколки".
— В сентябре ты говорил, что осенью 2002-го вы хотели делать презентацию альбома.
— Да, мы планировали презентацию, но на сегодняшний день ее дата перенесена на весну. Нам предлагают сделать концерт в большом зале Дворца Республики.
— А вы?
— А мы уже практически согласились. Но концерт во Дворце республики, скорее всего, не будет презентацией альбома как таковой. Думаю, это будет просто большой концерт, хотя для нас не имеет значения, как называть это мероприятие.
— Но вы когда-нибудь думали о том, что эту пластинку нужно представить зрителям? То есть вам интересен музыкальный PR?
— Конечно, интересен. Давайте совместно с "Музыкальной газетой" сделаем презентацию альбома.
— Ага. Стоит подумать об этом.
— Честно говоря, нам не хочется делать презентацию в каком-то большом, пафосном зале. Почему-то, когда я думаю о презентации, мне хочется сделать ее в небольшом клубе, мест на 300-400.
— Первые отзывы о вашей пластинке, насколько я помню, звучали примерно так: "Неба осколки" — это качественно записанный альбом, в котором особенно ощутимо влияние восточной традиции и творчества группы U2.
— Восточная традиция? Не знаю, город Гродно, откуда я родом, — это Восток или Запад? Вроде, ближе к Западу. Тогда откуда взялись восточные мотивы?
— Ты сам можешь сказать, было ли явно оказано на тебя какое-либо музыкальное влияние?
— Дело в том, что мне очень нравится такой коллектив, как DC TALK. Один из его вокалистов, Кевин Макс — сейчас он работает сольно в Америке, — пишет очень интересную музыку, я его много и с удовольствием слушаю. Некоторые музыкальные обороты пластинки "Неба осколки", возможно, были инициированы именно его творчеством. Эти обороты, как мне кажется, обогащают музыку. И… мне они нравятся, если честно.
Допустим, изначально, когда мы садимся в студию, приступаем к записи новой песни, она имеет одну прямую мелодию, придуманную Игорем Копыловым. Но затем я начинаю "опевать" ее — в итоге появляются такие интересные обертона, мелизмы, как мы их называем…
— Ты говорил, что в английской версии вокальные треки альбома будут звучать более интересно, богаче. Что ты имел в виду?
— Английский вариант альбома мы начали писать после того, как дали много концертов, много раз исполнили новый материал. Теперь я уже точно знаю, как именно должны звучать песни пластинки. Ведь когда мы писали русскоязычный вариант, каждую фразу каждой песни приходилось "рожать". Теперь сложность заключается только в правильном произношении…
Англоязычную версию альбома мы прописываем в студии "Силах" со звукорежиссером Андреем Жуковым. Эта студия по своим акустическим качествам лучше, чем, допустим, даже наша студия, в которой мы писали русскую версию альбома. У нас в студии голос "летал", поэтому на записи присутствуют, может быть, не совсем нужные частоты. Подобная проблема в студии "Силах" просто не возникала.
— Андрей Жуков делал и мастеринг альбома? Очень интересной работа получилась. Очень качественной.
— Да. И я бы многим белорусским исполнителям посоветовал поработать с этим звукорежиссером. Тем более, что он работает не только в качестве звукорежиссера; он еще делает аранжировки, ремиксы…
— Он предлагал вам какие-нибудь идеи для альбома?
— Да, предлагал. Допустим, как звукорежиссер он постоянно изучает новые эффекты, экспериментирует. Эти свои находки он предлагал нам. Интересно… интересно с ним работать. И я думаю даже, что наш следующий альбом мы тоже будем писать с ним.
— Это было бы вполне логичным.
— Альбом получился очень качественным, нам нравится, и мы надеемся, что эту пластинку оценят и в Америке. Хотя американские продюсеры почему-то настаивают на том, чтобы обязательно переписать голосовые партии на одной из студий в Штатах. Инструментальное исполнение они принимают, но не голосовые треки…
— Почему?
— Может быть, это можно аргументировать тем, что в Америке очень популярна "муля". Вот, допустим, машина "Ауди": когда ты ее покупаешь, ты переплачиваешь какие-то деньги за имя. То же самое с диском: в Америке ты должен знать, за что платишь. То есть когда ты открываешь диск, внутри должно стоять Имя. Когда мы писали альбом "Ну что ты думаешь об этом?", мы воспользовались услугами известной американской студии "Bill Gather". И когда среднестатистический американец брал наш компакт-диск и читал название этой студии, он мог еще не слышать нашу музыку, но уже был уверен в том, что она будет качественной.
— Группа легко согласилась на перезапись вокальных треков? Это не было ударом по самолюбию звукорежиссера?
— Нет. Дело в том, что для нас есть смысл записывать голос в Америке, если затем мы будем заключать там контракт. Иначе нам это не интересно. Мы удовлетворены тем качеством записи "Неба осколки", которое мы имеем. И американцы, когда они слушают эту пластинку, они также остаются удовлетворенными качеством записи.
— Результат записи, полученный в Америке, еще не обязательно будет лучше результата, который вы получили здесь.
— Я думаю, что все-таки шоу-бизнес в Америке развит намного лучше, чем у нас.
— …
— …
— Как долго вы способны… нянчиться с альбомом после релиза? Он остается вам так же интересен?
— Понимаешь, мы никогда не ставили перед собой цель написать песню ради песни. Когда мы пишем альбом, каждая его песня рождается, как ребенок. А если ребенок в семье рождается, значит, он кому-то нужен. И когда мы пишем свои песни, для нас очень важно, чтобы каждая из них нашла своего слушателя. Для нас музыка — это средство выражения. Когда мы пишем песни, мы думаем о людях, о том, что бы мы им могли и хотели сказать, причем сказать так, чтобы они нас поняли.
— В "Неба осколки" вы сказали все, что хотели на сегодняшний день?
— У нас еще осталось несколько песен, которые не вошли в альбом. Возможно, они будут включены в нашу следующую пластинку. А возможно, и нет. Ведь за год может произойти все, что угодно: изменятся многие вещи, изменится наш взгляд на жизнь…
— Концерты по России и Украине, которые стоят в расписании группы на 2003 год, можно рассматривать как тур в поддержку альбома "Неба осколки"?
— Конечно. Кстати, осенью мы уже побывали во многих городах России: распродали свои альбомы. За прошедшее время люди послушали "Неба осколки", выучили эти песни. Когда мы поедем по этим городам во второй раз, я уверен, на них будет уже совсем другая реакция. Когда люди впервые слышали песни из нового альбома, они просто сидели и слушали их. Потому что новые композиции сильно отличаются от песен нашего предыдущего альбома. Но они не менее интересны.
У нас была такая мечта — экранизировать альбом "Неба осколки", сделать мини-фильм, и во время концертов вешать на сцену экран, пускать это видео. Какие-то образы, отрывки из клипов…
— Какую песню из альбома можно считать потенциальным хитом?
— Девушкам, безусловно, понравится песня "Любовь в ладонях". Многим нравится песня "Ангел". На концертах очень взрывает людей "Такой великий Бог" и песня "Та любовь". Кстати, эта композиция, я бы сказал, и по смыслу, и по аранжировке имеет шанс стать хитом. Мне лично очень нравится песня "Глаза цвета неба". А вообще — сколько людей, столько и мнений. Интересно, что ты, допустим, отметила первую половину альбома. Вчера я разговаривал с Димой Смольским, и он сказал: "Джентльменский набор — четыре последние песни". То есть мы как бы достигли своей цели. В этом альбоме каждый человек нашел композицию для себя…

Катерина НЕВИНСКАЯ

© 2005 музыкальная газета