статья


Курылев, Вадим
о самой “правдивой” российской группе


Не буду говорить о том, какой неожиданностью для меня стала новость об уходе гитариста ДДТ Вадима Курылева из группы: желающих высказаться на эту тему и так предостаточно. Комментировать это событие стоит предоставить возможность самому Вадиму…

— Сейчас ты поддерживаешь отношения с Шевчуком... дружеские? И как они будут развиваться в дальнейшем?

— Трудно поддерживать то, чего нет в принципе. Я был его товарищем по работе, иногда единомышленником, иногда соавтором, но другом — вряд ли. Чтобы считаться другом Юры, надо быть космонавтом, героем-афганцем или бандитом-романтиком. Душевные хлюпики с гитарами никогда не пользовались у него авторитетом. Например, другом Юра считает Кузьминского, известного диссидента-философа, Диогена русской литературы, заброшенного судьбой в американскую глубинку. Кузьминский — один из умнейших людей нашего времени, не подчинившийся никому — ни одной власти, ни одной моде, пишущий книги о русской поэзии и живущий на каком-то хуторе почти в нищете. Полный альтернативщик и партизан сознания. Куда мне тягаться с такими персонажами за право быть другом Шевчука. Я на это никогда и не претендовал. А что будет потом, откуда я знаю, нельзя ни от чего зарекаться. Но я надеюсь, что вряд ли еще когда-то понадоблюсь Юре в его великих делах. Они для меня несколько великоваты.
— Да, Шевчуку всегда был свойственен такой "империализм". Ты раньше не всегда разделял его мнения по каким-то вопросам. Возникли разногласия на этой почве?
— Не может быть полного совпадения мнений. Споры в творческом содружестве — нормальное явление, даже необходимое. Но все идет хорошо, пока стороны одинаково осознают хотя бы предмет спора. Когда человек с нормальным цветовосприятием спорит с дальтоником о насыщенности цвета и об оттенках, спор не имеет смысла. Надо либо не спорить, либо расходиться. Сначала я пытался не спорить, но Юру это не устраивало. Тогда я ушел.
— Я помню в 99-м или в 2000-м году Шевчук говорил, что после стольких лет работы ты стал ему особенно близок… Потом что-то произошло? Что?
— Кто-то из нас стал дальтоником.
— Причины твоего ухода творческие или больше связаны с личными отношениями?
— Да у нас в ДДТ не было никогда просто личных отношений. Все отношения строились только на творчестве. Когда мы были наиболее близки, это означало, что наши вкусы и взгляды на музыку и на искусство максимально сходились. Такое положение вещей, конечно, исходило от Юры. Например, мы с Игорем Доценко уже давно любим разную музыку, но это не мешает нам быть друзьями и уважать друг друга. У Юры же все не так. Если ты не разделяешь хотя бы тотального направления его творческих чаяний, то не можешь вызвать в нем симпатию, достаточную для хороших отношений. Или надо быть техником.
— Ты говоришь, что думал об этом в прошлом году, сейчас появился какой-то повод, который подтолкнул тебя к такому решению..?
— Повод — ерунда. Какая-то небольшая стычка, которых во время работы бывали сотни, лишь приблизила то, что уже, в сущности, было решено.
— 16 лет ты являлся частью большого коллектива, тебе сложно будет одному, вся ответственность теперь лежит на тебе, тебя это не пугает?
— Ответственность за что? За себя самого? Нет, не пугает. Я уже большой мальчик.
— На сайте chart.ru появилась информация о том, что Шевчук пока искать нового гитариста не собирается, и директор группы предполагает, что, возможно, ты вернешься. Такое может быть на самом деле?
— Я не знаю, что они предполагают, но в ближайшем будущем этого не может быть. Не для того я освобождался, чтобы опять сразу попасть в эту кабалу. Может быть, у меня и не выйдет серьезной сольной карьеры, и я пойду играть в какую-нибудь группу просто музыкантом, но только не в ДДТ. Там я уже играл.
— Есть такие музыканты, которых ты можешь назвать своими единомышленниками, которые близки тебе, с кем бы ты стопроцентно мог бы что-то делать?
— Стопроцентных единомышленников не бывает. Но это и не обязательно, чтобы что-то хорошо сделать. Главное, чтобы автор или лидер знал, что он хочет. Я бы с радостью играл с музыкантами ДДТ, нынешними и бывшими: Игорь Доценко, Андрей Васильев, Павел Борисов. Я их хорошо знаю и уверен в них, как в людях и как в музыкантах. Буду счастлив, если такую группу мне удастся собрать, хотя бы на время.
— С Пашей Борисовым ты продолжишь работать в твоем проекте?
— Я на него рассчитываю.
— Как ты себя теперь чувствуешь со своим сольным проектом, совершенно некоммерческим?
— Еще никак не чувствую потому, что проект еще не начат. Поэтому он наглухо некоммерческий, действительно.
— Как прошел концерт в Тель-Авиве, где есть твои поклонники, какая была атмосфера? Какие песни ты играл там? В акустике?
— Немного моих поклонников живет в Тель-Авиве, как выяснилось. Но те, кто пришли на концерт, остались довольны. Атмосфера была очень теплая. Я очень благодарен Мише Таирову, который взялся провести такое, мягко говоря, малобюджетное мероприятие. Для меня это было очень важно, особенно сейчас. Я представлял на Святой Земле питерский андерграунд, что для Израиля довольно редкое явление. В подавляющем большинстве из России туда везут популярных, раскрученных артистов, да и то, не все из них пользуются там успехом. В моей программе были песни с разных альбомов, а также стихи и кое-какая музыка. Не было только танцев. В этом принципиальное отличие от акустики ДДТ…
— Ты уже переболел панк-роком или все еще только начинается?
— Это не лечится и само не проходит. Чем больше вокруг коммерческой пошлости, тем больше сердце мое поворачивается в сторону альтернативы и панк-рока.
— Ты сказал, что тебе не удалось записать "Дождаться Годо" так, как ты хотел, и ты никому этого не простишь…
— Я немного не это имел в виду, когда разговаривал с Гуницким. В первую очередь я не прощу этого сам себе. Усмешка моя была вовсе не горькая. Просто он так понял. Я пытался пошутить, видимо, не совсем удачно. А тяжело действительно было потому, что очень долго все тянулось. Этот альбом я успел десять раз возненавидеть за время записи, и это не могло не отразиться на конечном результате. Но сколько можно говорить о "Дождаться Годо"? Видно, пора записывать что-то новое.
— Пора, если не выпускать альбом, то представлять где-нибудь новые песни. В каком стиле они будут, ближе к последнему альбому, к панк-року, про "Конец, Света", или что-то другое?
— Не играю я панк-рок. Как бы мне этого не хотелось. Две-три песни в стиле поп-панк — этого не достаточно, чтобы называться панком. Нет, о конце света достаточно. Слишком щекотливая тема, слишком плохая шутка. Поэзия — опасная вещь, как напишешь, так и будет.
— …В каком смысле, объясни?
— Поэзия свободна от времени. Можно ненароком написать о том, чего еще нет, и спровоцировать это. Мы же не знаем — предсказал ли все на свете Нострадамус, или все происходит так, потому что он это написал.
— На диске написано, что продюсером является А. Бровко (такой… серый кардинал ДДТ), в чем это заключалось?
— В том, что он трепал мне нервы. А я ему. Без продюсера нельзя.
— Расскажи, как снимался клип, когда и с кем? Флянгольц был режиссером..?
— Флянгольц всегда хорошо работает как режиссер, а я как актер — нет. Ты говоришь о клипе "Те, кто ждут"? На самом деле, он не закончен, это один из рабочих вариантов монтажа. Мы хотели его доделать, но деньги кончились, так он и завис. Снимали его в Москве в какой-то квартире и на мосту, потом — в пригороде. Позже Олег без меня доснимал вокзал и девушек. В тот момент он меня точно этим клипом обрисовал: гитара, кожаная куртка, железная дорога и девушки — вся моя сущность середины 90-х.
— А что, сейчас твоя сущность изменилась значительно?
— Надеюсь. По крайней мере, все это уже не занимает столько места в моей душе и в голове.
— У тебя есть какие-то планы по поводу твоего проекта? Возможно, к тебе уже поступали какие-то предложения..?
— Пока ко мне не поступило никаких предложений, которые меня заинтересовали бы, кроме, пожалуй, предложения поучаствовать в проекте Кузи УО. Там я с радостью поучаствую, тем более, что на это не надо много времени. О своем проекте мне пока рассказать нечего, кроме того, что он скоро, несомненно, материализуется в виде группы, выступающей на концертах и записывающей альбомы.

Татьяна ТАРАСОВА

© 2005 музыкальная газета