статья


Настя
«НеНастье»не только непогода


Наши старые герои, Настя Полева и Егор Белкин, выпустили новый, многообещающий альбом "НеНастье". Работа сделана ими совместно: Егор написал музыку, Настя — тексты. После "Гербария", состоявшего, в основном, из перезаписанных старых песен, давние поклонники группы НАСТЯ с нетерпением ждали новых песен урало-питерских музыкантов…

— О том, что ваш новый альбом, "НеНастье", был готов уже в конце 2001 года, слухи ходили уже давно. Так с чем же было связано такое "буксование"?

— Мы рассчитывали выпустить его весной, ждали, когда будет сделал клип, так как хотели его разместить на диске (к сожалению, ролик на пластинку так и не попал… — От авт.). Но это растянулось на все лето. А песня называется "Иду себе".
Это не совсем обычный альбом. И не только потому, что автором музыки здесь является Егор. Кое-что из предложенного им я уже знала, кое-что было новым для меня. И мы решили поэкспериментировать. Музыка его, а тексты мои. Одна песня на стихи Бутусова — "Факультет естественной любви" — это старый-старый текст. Он был больше десяти лет назад написан, и Слава про него вообще забыл. Тогда планировалась совместная песня, но все было брошено. И сейчас представился удобный случай ее возродить. На эту же песню один парень предложил сделать ремикс. Из четырех вариантов мы выбрали два, они вошли в альбом. И это еще не все его особенности. Главная особенность в том, что по составу участников — это такой совместный русско-американский продукт. Барабанщик американский записывался, Andy Kravitz. Сами треки записали в Америке, где он в своей студии и сыграл по нашим демо-образцам. А история альбома началась в 96 году, когда нас познакомил с Майклом Мэннисом Алексей Балабанов. Он приезжал тогда по "киношным" делам, собирал материал для фильма по Гоголю "Записки сумасшедшего". Громадная работа была им проделана. А так как он в прошлом музыкант, рокер, то он смотрел у Балабанова, какие у него пластинки есть, наши группы. И почему-то из всего, что он послушал, выбор пал на нас. Потом мы периодически встречались, когда он приезжал сюда. В 2000 году он приехал изучать язык года на три, как он тогда предполагал. Он услыхал о том, что мы собираемся записывать новый альбом, и страшно захотел принять участие в качестве саундпродюсера. Мы попробовали и решили, что это возможно. Пришлось варьировать: в одной студии — барабаны, в другой — вокал. Он привез внушительную домашнюю студию, мы сняли квартиру и в ней большую часть работы проделали.
— Саунд получился американским?
— Думаю, нет. Майкл "сидел за ручками", но официально у нас аранжировщик и продюсер — Егор, а Майкл — саундпродюсер. Он немножко подыгрывал в каких-то моментах, редактировал, в основном. Все басовые партии прописывал наш басист. В тот момент у нас происходила смена барабанщика. Нам нужно было найти барабанщика, который сыграл бы эти треки, либо здесь, либо остановиться на варианте, предложенном Майклом — его знакомый барабанщик в Америке мог это сделать в специализированной барабанной студии. Майкл как раз ехал туда, и мы передали ему наше демо.
Естественно, все инструменты — "живые", ничего компьютерного там нет. Только процесс редакции, собирания всего воедино. Записывали мы альбом весь 2000-й год.
— Очень мало информации по поводу деятельности группы, как-то тихо у вас выходят альбомы, нет предусмотренного шумного промо…
— Антуража и шумихи минимум. Мы бы, может, были и не против. Но если самим этим заниматься, то можно же и погибнуть. Этим должен заниматься выпускающий лейбл. Те, с кем мы работали раньше, считали, что если альбом продается и так, то не нужно что-то еще вкладывать. Новый альбом выпустила компания Grand Records, там немножко другой подход, более всеохватывающий. Мы сняли клип. Хотели отдать новые песни на "Наше Радио", там крутились наши старые песни, соответственно, дорожка туда была проторена. Но в самый последний момент мы услышали это страшное слово "неформат". В каком-то смысле, мы и не рассчитывали… И с клипом та же история. Мы хотели сделать его с какой-то идей, и чтобы на пластинке люди могли смотреть клип, сколько им захочется.
Пока волна рока-попса не отравит всех окончательно и всех не стошнит, картина не изменится. На фестивалях одни и те же лица, и там уже давно все предсказуемо. А так как мы далеко не первый год играем, то знаем, что все проходит, и люди возвращаются к более постоянным величинам и понятиям. А все "модное", оно — наносное, возня какая-то… Но наша задача не в том, чтобы сидеть и пережидать, мы как делали свое, так и делаем. А так, чтобы положить неимоверное количество усилий, чтобы постоянно быть в эфире… противно. Телевидение же просто зарабатывает на этом деньги. На "MTV" официально платить не надо, но там очень строго придерживаются видеоформата и открытым текстом говорят, что песни могут быть откровенным говном, но картинка должна быть соответствующей: танцы, дискотеки, машины, что-то еще.. Если это присутствует — все нормально. В принципе, у новоявленных групп клипов интересных, с идей очень мало. В основном, они ни о чем, с красивой такой рекламно-журнальной картинкой. Но ведь есть аудитория и отличная от стандартов "MTV", а для нее нет ничего на телевидении, нет специализированных программ об альтернативной музыке, о необычной музыке. А под общую гребенку многие группы не попадают. Возможно, "Закон о пиратстве" улучшит ситуацию для всех творческих людей. Больше средств появится в связи с этим. Большее внимание будут уделять сами лейблы. У нас пока настолько усредненный, даже ниже среднего, общий уровень: как было двадцать лет назад, так и осталось — ЛАСКОВЫЙ МАЙ и РУКИ ВВЕРХ!. Карты в штабе не меняются, сознание осталось то же самое. Хотя, на самом деле, я думаю, что это ошибочное мнение — будто востребована только такая музыка. Аудитория, которую это устраивает, удовлетворена, счастлива и довольна. А остальным нечего слушать, некуда ткнуть кнопку, чтобы увидеть то, что они хотят. Поэтому многие даже не включают радио. И нет обратной связи до сих пор. Как было пять лет назад, так и сейчас.
— Вы принимали участие в концерте по поводу двадцатилетия НАУТИЛУСА..?
— Договоренность была еще за месяц до мероприятия. Но мы не знали о том, что, как сказал Слава, это будет фиктивный юбилей фиктивной группы. Участников НАУТИЛУСА там не было. Всех основателей группы не пригласили. Ситуация — непонятная. Но раз нас пригласили, мы исполнили то, что относится к одному из авторов. Соответственно, "Снежные волки", "Клипсо-калипсо"… Всего двадцать минут, и все относится к раннему периоду НАУТИЛУСА образца 83-85 годов. Я думаю, люди хотят это слушать. На своих концертах мы эти песни стараемся уже не играть, но все равно их просят, люди их все равно знают. Но… может быть, те, кто был на "юбилее", этих песен уже не знают?.. Хотя сомневаюсь.
— В последнее время появилось очень много "нестандартных", что ли, исполнителей (BUTCH, НОЧНЫЕ СНАЙПЕРЫ), которые делают себе имя зачастую своеобразно. Как вы к этому относитесь?
— Это всего лишь привлечение дополнительного внимания, так как ничем другим привлечь явно не могут — обескуражить и удивить музыкой. Потому прибегают к таким вещам. Но исполнительский уровень же за себя говорит. То есть иногда это необходимо, но за этим должно что-то стоять. А если ты просто вышла лысая, бритая и мужским голосом начала петь... Желание шокировать, покуражиться, в принципе, приветствуется, но за этим должно что-то стоять, все должно быть не просто так.
— У вас в репертуаре не появится личностных песен, обращенных к кому-то?
— У меня вообще мало таких личностных песен, потому что, на мой взгляд, с этим нужно быть очень осторожным. Многое из того, что я слышала, в основном, — пошлое. Поэтому с такой темой нужно быть очень аккуратным. Если действительно что-то получается, тогда можно обращаться к этой "теме". В основном, у меня просто тематические песни — на какую-то проблему, тему, это повод, реакция на что-то. И для меня важно, чтобы песня была не от какого-то конкретного лица — женского или мужского, — а чтобы она могла звучать из уст как мужского, так и женского пола. Мне это интереснее. И тематика песен в новом альбоме зависит от того, что мне навевала музыка Егора. Если она мне рисовала какой-то ассоциативный ряд, на такую тему я писала. Мне, в этом смысле, легче писать на музыку, нежели идти от текста, а потом писать музыку. Потому что готовый текст сужает музыкальные рамки. Во всяком случае, у меня редко получается более интересная музыка на готовый текст, нежели наоборот. Музыкальная свобода более широка, чем свобода слова. Свобода слова все равно укладывается в количество слогов, количество строчек. Очень жесткие ограничения и у рифмы тоже.
— У вас есть какие-то любимые книги на данный момент?
— В последнее время я ничего не читала, мне было как-то скучно от литературы вообще. Но никогда не скучно, когда обращаешься к проверенной классике. У меня были пробелы в области известных имен зарубежной литературы. Не так давно я обратилась к Маркесу. Но до сих пор много чего осталось непрочитанным. Последний, кто мной был досконально изучен, это Кастанеда. Современные наши писатели — Пелевин, Акунин, Толстая — вызывают интерес. Хорошо, что сейчас такая плеяда появилась в современной литературе. Наверное, ко мне вернется период запойного чтения, но пока нет. Экранизацию "Азазель" я посмотрела от начала до конца, достаточно хорош и сам материал, и постановка получилась неплохая. Не люблю детективы, сейчас мне не очень интересна фантастика, а когда-то я была ей увлечена. Сейчас наверняка что-то новое появилось. Последнее, что я прочитала, это Ника Кейва в переводе Кормильцева.
— Вы в январе этого года ездили в Америку, и в прошлом году тоже…
— Это все спонтанно получилось. Хорошо, что туда дорога открыта, можно ездить, выступать. Там есть люди, которые нас помнят. Практически вся наша музыка там есть и наши пластинки тоже. Для меня это было интересно с той позиции, чтобы посмотреть страну, посмотреть, какими наши стали в Америке. Хотя у нас есть друзья-американцы, коренные, общение, в основном, происходило с нашими эмигрантами. Вот с Майклом Мэннисом мы работали, он из Филадельфии. Поэтому мы имеем представление, что это совершенно другие люди, отчасти похожие на нас, но другие. И опыт совместной работы приоткрыл интересные особенности. Но… они другие, всегда ищут выход, на каждую проблему ищут решение. Ничего не кидают просто так — да пошло это все… Проблемы решаются, на каждый вопрос должен быть получен ответ...

Татьяна ТАРАСОВА

© 2005 музыкальная газета