статья


Twain, Shania
Традиции и новаторство обновленной Шэнайи Туэйн


После продолжительного молчания сексуальнейшая звезда кантри Шэнайа Туэйн сподобилась записать новую пластинку. И не абы какую — тройную! Тут вам и интернациональный поп, и американское кантри, и восточные мотивы. Но, постойте, пусть Шэнайя сама все расскажет. А вот и она!


— Привет, это Шэнайя Туэйн и мы будем разговаривать о моем новом CD "Up!"
— Шэнайя, поразительно, прошло ведь пять лет после штатовского релиза "Come On Over"…
— Пять лет — это действительно большой срок. Но новый альбом очень хорош, даже лучше предыдущего. Он писался два, по большому счету, три года. На альбоме так много музыки, что она призывает к большей работе. Мы хотели объединить самое лучшее, что пришло в наши головы. За это время я приобрела много нового опыта. Ребенок и огромная часть нового, что пришло вместе с ним. Появление новой музыки, которой я раньше не слышала. Когда мы записывали альбом, я очень волновалась — станет ли он успешным. Все было так сложно. Я примерила на себя новую музыку и даже не знала, когда плакать, а когда прыгать и смеяться.
— В чем различия между "Come On Over" и "Up!"?
— Весь новый диск делался по разному. Мы много путешествовали. В записи приняли участие музыканты чуть ли не со всего мира. У нас были музыканты из Индии, из Америки… Для записи некоторых песен мы отправились в Ирландию, для некоторых — в Италию, Францию. Во всем мы по-разному его делали. Он был собран в целое из малых кусочков за долгий период времени. Я считаю, это хорошо, что создание альбома заняло столько времени — нужно собрать мысли, силы и сделать нечто особенное. Ведь все мы хотим быть особенными. Мы всегда можем писать песни вместе. Мы легко можем писать песни вместе. Это не проблема. Я могу писать песни в плохом настроении. Но! Могу ли я писать отличные песни? Я так не считаю. Мне нужно время и свободное пространство, чтобы сфокусироваться на музыке и сконцентрироваться. Хотя по отношению к творчеству это немного не то слово. Нужно просто расслабиться. Нельзя заставлять себя. Я должна была отдохнуть после тура в поддержку "Come On Over", ну и, вы знаете, ребенок... Поэтому и вышел альбом только спустя два года.
— Значит ли это, что ты хотела дать людям время, дабы они забыли о Шэнайе на некоторый срок?
— Я была почти уверена в том, что уйду со сцены. Я подумала: забудьте немного обо мне. И если мне повезет и про меня вспомнят, я смогу вернуться с новой музыкой и сделаю лучшее, что могу. И вот что я сделала. Я совершенно серьезно преследовала цель записать лучшую пластинку. Я действительно верю, что эта запись лучшая. Это не значит, что альбом может быть лучший, это значит что он наверняка лучший!
— Твой голос ярчайше выделяется на альбоме! И он разный!
— Он разный, я по-разному пою. Но я думаю, что мой голос до сих пор узнаваем. Это Шэнайя. Это все еще я. И вы это знаете. Но… То, как я пою со своей гитарой, когда пишу музыку, я не могу перенести точь-в-точь в микрофон. Студия была чем-то новым для меня, когда я записывала первый диск. Это очень быстрый процесс. У меня никогда не было шанса на эксперименты. Я не успевала достоверно перенести на микрофон мой замысел. Это словно находиться перед камерой. Ты не можешь забыть о присутствии камер. Ты ведешь себя иначе. Не так, как обычно. Если вы слышали свой голос со стороны, в записи, вы знаете, как сильно он отличается от того, что слышите вы сами. То же самое с микрофоном для меня. И я не была столь же естественна и раскрепощенна. Марк, будучи моим продюсером, старался расслабить меня, помочь. И я думаю, что мой голос звучит лучше, правдивей, чем когда-либо раньше.
— Изменяется ли твой голос, когда ты выступаешь на "живых" концертах?
— Я выросла на концертах, когда исполняла песни других людей. Я своим голосом просто копировала записи. По правде говоря, я настоящая — когда со своей гитарой пишу песни. Когда я на концерте выхожу на сцену, это уже представление. В некоторой степени, я начинаю петь, как кто-то другой. И я не могла петь "вживую" песни, пока не начала записывать альбомы.
— Твой голос изменился с тех далеких времен?
— Сейчас я слушаю мой действительно ранний молодой голос, детский вокальный стиль. Тот, который был до того, как у меня появился шанс подвергнуться влиянию со стороны других исполнителей. И я поняла, что действительно сильно изменила голос с тех пор. Теперь я очень довольна своим голосом. Было время, когда я не могла его слышать. И слава Богу, он (голос) за
это на меня не в обиде (смеется).
— Расскажи о твоем первом сингле, "I'm Gonna Getcha Good!".
— "I'm Gonna Getcha Good!" был совершенно очевидным синглом. Это своеобразная фишка Шэнайи. Вы знаете, что есть так много парней, которые уверены в своей победе над женщинами. Они так уверены в себе (смеется). Мне кажется, это новое для женщин — стать такими же самоуверенными и независимыми, какими могут быть мужчины. Это ново для женщины — сказать, я знаю чего стою и этот парень будет моим. Для меня естественно думать так. Я хотела, чтобы люди сначала послушали и почувствовали что-то им близкое, старую добрую Шэнайю. Эта песня как нельзя лучше подходит. С другой стороны, здесь вклинивается новое. И то, как песня звучит, и то, как я пою, — ново и свежо. Поэтому сингл очевиден. Хотя выбор был большой — на диске так много песен. Постороннему слушателю сложно выделить из альбома одну песню. Тем более, что звучание изменилось.
— Будут ли удивлены слушатели этим альбомом?
— На альбоме есть то, что близко слушателям, к чему они привыкли. Шэнайя, которую они любят. Но там и много открытий. Это те открытия, которые я делаю в себе. Я исследую себя. Слушатели исследуют мои исследования. Когда ты хочешь сделать что-то выдающееся, интересное и копаешься в себе, ты хочешь, чтобы люди знали каждую твою сторону. В общем, чем больше ты узнаешь о себе, несмотря на то, понравится это слушателям или нет, ты хочешь все равно с ними поделиться своими открытиями. Новый альбом полон таких вещей. Звучание, мой более естественный голос, который будет новым для слушателей. Я изменила направление лирики, потому что изменила отношение к некоторым вещам. Я считаю, более-менее был соблюден баланс между старым и новым.
— "Ka-Ching!" — одна из тех песен, которые выделяются.
— "Ka-Ching!" — одна из моих любимых. Одна из моего Top-5. Я бы даже сказала из Top-3. Здесь поднята тема того, насколько коммерческим стало наше общество. Большинство нас сейчас увлечено тем, как бы потратить деньги и купить вещи. Не думайте, что я писала "Ka-Ching!" как песню о деньгах и вещах. Нет. В оригинале это была рождественская песня. Я просто вижу, как коммерциализируется Рождество, и, я думаю, большинство с этим согласится. Рождество для некоторых людей — это только деньги и вещи. В итоге, песня изменилась. Вообще-то, я считаю, что мы очень привыкли тратить чужие деньги и думать, что так и надо. Все думают, что это нормально и не переживают. Но я считаю, что тратить такие деньги очень напряжно. Я родилась в семье, где денег было недостаточно, мы не могли купить все, что хотели. И тратить деньги на безделушки было ужасно… Нам не хватает здорового отношения к вещам. Нам нужно только то, что действительно нужно. Поэтому "Ka-Ching!" получилась песней, которую мне нужно было написать. Мне нравится лирика в этой песне. Я верю каждому слову, которое говорю:
"All we ever want is more
A lot more than we had before
So take me to the nearest store".
Эта песня — шутка над нами. Над девчонками, которые собираются вместе и вносят предложение: "Давайте прошвырнемся по магазинам!" Это было бы смешно, если бы не было так грустно. Я серьезно отношусь к этой проблеме. Особенно когда вижу людей, у которых нет ничего.
— На альбоме есть и другие песни с таким юмором.
— На альбоме есть несколько таких, с характером, с комическим таким характером.. Мне нравится лирика в "In My Car": меня не волнует, что ты спишь в носках, и ты можешь мучить мои уши своей любимой рок-песней, но в моей машине — я водитель. Мне эта песня очень нравится. Она смешная и завуалировано серьезная.
— Как насчет титульной песни?
— В "Up!", титульном треке, есть несколько веселых моментов, например, мое желание отрастить бороду:
"Even my skin is acting weird
I wish that I could grow a beard
Then I could cover up my spots —
Not play connect the dots…"
У каждого бывают дни, когда ты чувствуешь себя абсолютно разбитым. Эта песня именно о таком состоянии.
— Твой лирический стиль предполагает искренность, откровение, не правда ли?
— Это определенно мой стиль лирики, это мой подход, для меня — он самый комфортабельный. Естественный. Мне не приходится что-то придумывать. Я просто разговариваю. И в моих последних альбомах прослеживается такая тенденция — словно я даже и не пою, а разговариваю.
— Несколько других любимчиков на "Up!"…
— Еще одна из моих любимых песен, лирически и музыкально, — "I'm Jealous". Одна из тех песен, в которых все настолько ярко, выразительно описано, что ты можешь видеть это. Как оно происходит.
Теперь я не сильно задумываюсь об успехе альбома. Я волнуюсь, конечно, и держу "крестики". Но тут главное, что это новый диск, последний диск, самый большой диск. И мне очень важно, что думают фанаты. Мне нужно их мнение.
— Удивлена ли ты сама, что нашпиговала диск девятнадцатью треками?
— Нет, я не удивлена, потому что, в первую очередь, Robert John "Mutt" Lange хотел много музыки. Сначала мы записали шестнадцать треков, и я подумала, что этого достаточно. Много музыки. Много работы (смеется). Но он сказал, что нужно девятнадцать. Мы поднапряглись и дописали альбом до девятнадцати. Было сложно, конечно. Получилось практически два альбома, набитых под завязку музыкой.
— Итак, это была действительно творческая вспышка.
— Фактически мы издали три CD, три альбома. Мы просто хотели показать каждую часть меня и воспользовались случаем. У меня есть разные аудитории, почему же я не могу сделать музыку для всех них? Да и ограничений у меня не было. Поэтому мы и решили сделать музыку для всех этих разных аудиторий. У нас в буквальном смысле получилось три альбома.
— Объясни нам, чем они различаются.
— У меня ведь не только кантри-фэны, не только поп-фэны... И моя карьера не только североамериканская, а интернациональная. Поэтому мы создали три разных CD. Один — очевидный кантри. И он посвящен моим кантри-фэнам. Я надеюсь, это то, что они ожидали. Я очень надеюсь, что им понравится. Там поет все та же Шэнайя. Персонально, лирически, мелодично. С новыми песнями и новыми идеями. Поп музыка — это чистый поп. Музыка, которую я тоже люблю, и чувствую в популярном образе себя комфортно.
Ну и конечно восточный альбом. Он пришел к нам совершенно естественно. В нем много как интернационального, так и азиатского звучания… Я бы не назвала его танцевальным. Это не клубная музыка. Хоть ритм там очень танцевальный. Это мы, говорящие, — давайте сделаем что-нибудь необычное. И контраст между моими вокалами и миксами очень интересен. Мы работали очень напряженно. Получилось, что за два года мы сделали три альбома. По девятнадцать песен на трех разных альбомах. Такого я раньше не делала. И я действительно потрясена.
— И финальный, "золотой" вопрос: планируешь ли ты тур в поддержку альбома?
— Да. Правда, я хочу, чтобы вы сконцентрировались пока на музыке. Вы пока слушайте, а в начале следующего года я начну подготовку к турне. Я знаю, у меня много концертных фэнов. И я не хочу упускать шанса пообщаться с ними. Тем более, что это единственная реальная возможность пообщаться с теми, кто купил альбом. Я смогу увидеть их лица, понять, о чем они думают, что эти песни значат для них. Я увижу их реакцию. На каждом концерте они расскажут мне, насколько им понравилось. Этого не узнаешь по продажам. Я знаю, что фанаты покупают мои пластинки. А их реальное отношение можно увидеть только столкнувшись с ними лицом к лицу. По тому, как они поют мои песни. Когда я вижу, что мои вкусы и вкусы моих слушателей совпадают, я понимаю, что все делаю верно. Это много значит.

Stripped

© 2005 музыкальная газета