статья


Blackmore'S Night
Не просто муж и жена


Как вам известно, Ричи Блэкмор и Кэндис Найт — это не просто муж и жена, это также творческий союз гениального гитариста и талантливой вокалистки-поэтессы. BLACKMORE'S NIGHT исполняют музыку, которая переносит слушателя в средневековье и несет в себе атмосферу глубокой романтичности. Акустические и электрические инструменты, собранные воедино в проекте, создают изысканную мелодику и снова, и снова заставляют нас говорить об искусстве с большой буквы. А о чем же еще может идти речь, когда в состав BLACKMORE'S NIGHT входит основатель легендарных DEEP PURPLE и RAINBOW...


— Расскажите, как вы познакомились...
Кэндис: На футбольном поле в Лонг-Айленде. В 1989 году там проходил матч между работниками моего радио и футбольной командой DEEP PURPLE. Я была поражена тем, что звезды подобного ранга играют в футбол совсем как обычные люди. После матча я попросила у Ричи дать мне автограф, а он пригласил меня в бар.
— Откуда появилась идея назвать группу вашими фамилиями?
Ричи: А почему бы нет? Бывалый слушатель сразу должен понимать, о чем идет речь. Я ведь не прекратил существование после ухода из DEEP PURPLE.
— А когда появился интерес именно к средневековой музыке?
Ричи: В 1972 году, если быть точным, после специальной программы по каналу ВВС, посвященной эпохе Генри XVIII. В свое время на меня сильно повлияла бельгийская и немецкая музыка 16 века. Деревянные духовые инструменты всегда поражали мой слух.
— Расскажите о наиболее интересных и необычных инструментах, которые вы используете для записи. Кстати, вы сами играете на всех?
Ричи: С BLACKMORE'S NIGHT мы стараемся заполнить пробел между традиционной и современной музыкой. На сцене я пытаюсь заменить оригинальные инструменты звуком гитары.
Кэндис: Мы стараемся пользоваться услугами американских музыкантов, но у них очень мало опыта в игре на традиционных инструментах. Приходится обучать или же исполнять все самим. Кстати, Ричи не только виртуоз гитары, он может изобразить мелодию и на духовых инструментах 15-го века.
— Как проходит процесс создания композиций? Часто ли приходится переделывать оригинальные песни того времени и придавать им современные аранжировки?
Кэндис: Ричи не слушает ничего кроме средневековой музыки!
Ричи: Точно, я слушаю только это, зато Кэндис обладает намного более широкими взглядами на музыку. Но тексты...
Кэндис: Предлагаю не обсуждать мои тексты и названия песен, потому что мое настроение меняется каждый день и эмоции уже не повторяются. Искусство и самовыражение сотрудничают ежесекундно, но они не остаются на месте, оставляя следы в прошлом и следуя дальше, как того требует развитие. Пусть песня пробуждает личные чувства в каждом слушателе — так будет правильнее.
— Что вы думаете по поводу современной сцены? Сейчас все только и делают, что переписывают кавер-версии старых песен, а ведь и вы тоже делаете каверы, правда, немного в необычной манере...
Ричи и Кэндис: Хороший вопрос. Так и есть, наша музыка — восхищение искусством ренессанса и Майком Олдфилдом одновременно. Также нравится Enya.
— Ричи, ты первоклассный композитор, но откуда все-таки средневековый стиль?
Ричи: Это будто реинкарнация, прежняя жизнь. Я чувствую, что жил тогда, и сейчас меня тянет вернуться.
Кэндис: У Ричи есть много песен, которые звучат абсолютно аутентично.
Ричи: Для меня такие слова — большой комплимент. Приятно слышать, что песня получилась оригинальной, будто ее написал неизвестный автор в пятнадцатом веке.
— Последние 5 лет вы выступали в операх, театрах, церквях, древних замках. Насколько отличается атмосфера подобного шоу от концерта в обычном зале?
Ричи: Еще как отличается! Когда мы в отпуске или когда готовимся к турне, то отправляемся именно в замок, в Германию. Большинство песен пишется именно там, поэтому естественным образом пришла мысль: "Надо вернуть песни туда, откуда они взялись". В качестве контраста могу привести в пример DEEP PURPLE. В той группе я играл наиболее тяжелую музыку, а в BLACKMORE'S NIGHT самую спокойную. Этот факт нельзя не учитывать, планируя концерт. И, конечно же, на больших концертах полно пьяных субъектов, которые хрипят: "Давай, Ричи, сбацай нам «Smoke On The Water»!»
Кэндис: На камерных выступлениях мы просим поклонников одеваться в соответствующие костюмы, причем многие так и делают. Концерты получаются превосходными. Только представьте луну, восходящую над замком, которому несколько тысяч лет и музыку...
— Насколько вас интересует музыка Моцарта, Баха или Бетховена?
Ричи: Я не фанатик Баха, но это мой любимый классический композитор... Настолько сильная и впечатляющая музыка! Очень жаль, что сегодня люди потеряли интерес к классике и наследие Баха исчезает из нашей культуры.
— Как-то раз ты, Ричи, признался, что Германия стала для тебя вторым домом. Как это произошло?
Ричи: Впервые я побывал в Германии, играя с Джерри Ли Льюисом, в возрасте 18-ти лет, и второй раз — в том же году. Сначала посетил Гамбург. Меня сразу пленила дисциплина, с которой немцы подходят к любому делу, не то, что расхлябанные англичане. Уже позднее, чтобы не потерять интерес к стране, я решил оттуда уехать, с глубоким впечатлением от пейзажей и старинных замков. А готическая архитектура близ Нюрнберга просто восхищает! Достаточно однажды увидеть несколько воздушных змеев над полями в воздухе, где парят мрачные тучи, чтобы понять всю красоту местности. Я бы совсем переехал в Германию, но боюсь утратить ощущение восхищения и атмосферу фэнтэзи.
— Самая значительная вещь для вас, ваших поклонников и записывающей фирмы — это новый альбом. Несколько слов о последнем диске. Это «живая» запись?
Кэндис: Точно, большая часть материала была записана в голландском городе Гроенинген. Публика была очень спокойной, и чтобы ее покорить, пришлось вложить в выступление всю душу.
Ричи: Чем лично мне нравится тот вечер, так это сочетанием вокала и инструментов. Иногда был бесподобен голос, а иногда — музыка. Все в итоге вылилось в гармоничное единое целое.
Кэндис: Хотя в альбом планировалось включить всего 12 песен, но он настолько насыщенный, что было решено выпустить двойной диск.
— Конечно же, всех интересует вопрос, как произошла такая резкая перемена во вкусе. Переход от хард-рока к BLACKMORE'S NIGHT заставляет задуматься, а не устал ли Ричи Блэкмор от музыки, с которой его столько связывает?
Ричи: В моих вкусах ничего не переменилось. Я по-прежнему люблю рок-н-ролл, но я ведь слушал его с тех пор, как мне исполнилось 23 года. Я слушал и играл, но после концерта, придя в отель и начиная медитировать, хотелось чего-то другого. Мне нравилось играть рок, но слушать его запоем желания уже не было. В один прекрасный день Кэндис стала что-то напевать под средневековую музыку, которую я слушал... Идея создать нечто подобное совместно зародилась в узком кругу друзей, именно они попросили меня сделать первую запись... Если бы нам обоим не нравилась такая музыка, то ничего бы не изменилось.

Alain Fortty

© 2005 музыкальная газета