статья


А-Студио
"Мы находимся в постоянном поиске"


Предисловий к этому интервью вроде бы и не нужно совсем — все и так знают А-СТУДИО. Впрочем, даже если среди читателей и найдутся такие, для кого название группы совершенно неизвестно, милости просим почитать настоящее интервью — Владимир Миклошич, бас-гитарист коллектива, просто, доходчиво и очень "конкретно" рассказывает обо всех аспектах прошлого, настоящего и будущего творческого пути А-СТУДИО. Итак…

— Ну что ж, будьте любезны сообщить нам самые "горячие" новости из стана А-СТУДИО — какая работа уже проделана, что происходит сейчас и т.д.
— Готовится материал для нового альбома. Снят видеоклип на песню "Помни это". Снимался он в Таиланде и Америке в стиле хоум-видео. Клип в основном идет по региональным ТВ-каналам. 5 июня в московском ресторане "Шенген" прошел 15-летний юбилей группы. Гостями были пресса и артисты: Мурат Насыров, Вика Морозова, Александр Кальянов, группа ПЛАЗМА, Данко, Отар Кушанашвили и др. Гости исполняли песни А-СТУДИО под unplugged-аккомпанемент группы.
— Вы много гастролировали по разным странам, не так ли? В какой из них пребывание показалось вам самым приятным? Может, найдется какая-нибудь смешная или просто интересная "зарубежная" гастрольная история?
— Нам очень нравится бывать в Соединенных Штатах и Англии. Запомнилась также и поездка в Японию на фестиваль "живой" музыки. Впечатляет японский подход к работе. За три минуты до нашего выхода сцена была практически пуста, на ней стояло двое исполнителей из Филиппин. На наших глазах в паузе между выступлениями артистов японцы, как муравьи, но со скоростью звука выставили гору нашей электронной аппаратуры. Рядом с каждым музыкантом они безошибочно поставили напитки, заказанные за день до выступления. Звук и все остальное было вне всякой критики! После концерта, пройдя от площадки до нашего отеля сто метров, мы оглянулись: сцены как не бывало! Такой скорости и точности работы мы еще нигде не видели!
— Какие впечатления от (относительно) недавней поездки в экзотический Таиланд? Возможно, на будущих альбомах будут присутствовать азиатские элементы, почерпнутые из музыкальной культуры этой страны?
— В Таиланде мы были в первый раз и, честно говоря, он нас просто покорил, в первую очередь добрым характером таиландцев. Видимо, это связано с их религией, верой в реинкарнацию. Полное спокойствие и добродушие! Есть чему у них поучиться. Что касается таиландских влияний на нашу музыку, то краски какие-то новые появятся. Скоро вы это сможете сами услышать.
— Насколько А-СТУДИО избалованы вниманием прессы и прочих масс-медиа? Как часто вам приходится отвечать на совершенно нудные и "шаблонные" интервью? И вдобавок, какие из вопросов вы просто ненавидите?
— Мы не можем сказать, что пресса не дает нам проходу, нескандальность нашей команды не сильно привлекает масс-медиа. Однако после начала нашего сотрудничества с пи-ар-компанией "Лиз-Медиа" мы стали гораздо чаще появляться в печатных изданиях и на ТВ. Самый часто задаваемый и надоевший нам вопрос по иронии судьбы был для нас очень важным: "Как вы попали в "Театр Аллы Пугачевой"? Следуя логике вашей провокации, мы на него отвечаем: в 1989 году на гастролях в Алма-Ате была большая тусовка, в которой были и наши друзья, группа ИКС 9, им мы подарили кассету с нашими песнями. Эту кассету послушал Филипп Киркоров, тоже выступавший с этой тусовкой. В Москве он показал песню "Джулия" Пугачевой, в театре которой в то время работал, и сказал, что хочет исполнять эту песню, что ее, мол, ему подарили музыканты из Алма-Аты. "Да какой же дурак подарит такую песню?" — сказала Алла Борисовна и послала к нам гонца по имени Владимир Пресняков-младший, который и нашел нас во время гастролей в Алма-Ате. В мае мы встретились с Пугачевой в Москве, а в июне уже выехали на первые гастроли в Ташкент вместе с ее театром.
— Каково отношение вас, как музыкантов, к сольной карьере Батыра? И есть ли хотя бы мизерный шанс когда-либо увидеть вас сотрудничающими?
— Время прошло, страсти улеглись, многое уехало в прошлое… Мы думаем, что Батыр напрасно не сохранил свои отношения с Пашей Есениным, их первая работа (целый альбом) была очень хорошей и интересной. Наша совместная работа с Батыром сегодня кажется маловероятной, но вспомним классику: "Судьба играет человеком, а человек играет на трубе"…
— Известно, что идея записать джазовый альбом давно витала в стане группы. Исходя из этого, хотелось бы узнать, кто именно выступил с такой инициативой и кто из вас в наибольшей мере является поклонником данного музыкального направления? Имели ли вы раньше какое-то (прямое или косвенное) отношение к джазу, и что есть для вас "джаз" как стиль?
— До создания своей группы мы аккомпанировали известной казахской певице Розе Рымбаевой и назывались АРАЙ. Это было время увлечения джазом или, скорее, джаз-роком и его разновидностями. Пару лет назад мы были на гастролях в Алма-Ате, куда с нами приехал наш друг и великолепный трубач из Германии Себастьян Штудницкий. Мы воспользовались этим и записали на алма-атинской студии полностью сымпровизированный альбом в стиле джаз-рок. Инициатором был, конечно, наш лидер, клавишник Байгали Серкебаев. Но пока этот альбом лежит на полке в виде мультитрековой записи и ждет своего часа для микса. Судьба его пока непонятна. А джаз как стиль для нас — это кругозор, интеллект и свобода!
— Из некоторых интервью выяснилось, что ваша солистка — Полина — без ума от верховой езды. Как с этим обстоят дела у остальных членов группы? И кстати, не пробовал ли кто из вас прокатиться на верблюде?
— Да, Полина неравнодушна к лошадям. Нам кажется, что это здорово! У остальных участников группы к лошадям теплое отношение, но не более, хотя, конечно, на лошади сидели все. А вот на верблюде, пожалуй, никто…
— Из скольких кандидатов на место фронт(ву)мена группы была выбрана Полина, и какие требования выдвигались членами группы для всесторонней оценки ее музыкальной компетентности?
— Кандидатов было немало, человек, наверное, пятьдесят. Из них большая часть "попала" к нам из Интернета. А требования, которые мы выдвигали, сформулировать нелегко, это было скорее "нравится, не нравится". Ну, и естественно, общие вкусы в музыке. Вообще, весь этот процесс очень загадочный и относится скорее к интуиции, чем к логике…
— Как известно, смена места жительства всегда сильно влияет на психику, состояние человека, как с этим у Полины? Не сложно ли было ей приспособиться к новому окружению и образу жизни в Москве?
— Конечно, сложно! Кто жил в Америке, знает, как мы от американцев отличаемся. Но кроме минусов есть и плюсы, просто и те, и другие у нас разные. Вероятнее всего, если человек самореализуется, то это важнее, чем место, где ты живешь, а для Полины как для творческого человека это очень важно!
— А-СТУДИО теперь запели на английском. Означает ли это, что вы намереваетесь "проталкивать" свою музыку не только в русскоязычных, но и в других странах? Вам, кстати, приходят музыкальные отзывы из зарубежья?
— Это означает, что, когда не было слов на новые песни, Полина написала английские тексты, а "проталкивание" нашей музыки в других странах уже следствие, правда, пока еще нереализованное, хотя очень бы хотелось, потому что в других странах нет такого пиратства, как у нас, и одним хитом можно обеспечить себе безбедное будущее.
— Вы давно уже не живете на родине, в Казахстане, отдав предпочтение "мажорной" Москве. Было ли это связано с какими-либо творческими, финансовыми или другими соображениями? Знаете, в каждой из бывших "союзных" республик бытует такое мнение, что если творческий человек, неважно — музыкант он или ученый, покидает свою родину для того, чтобы работать в России (особенно в Москве), то он автоматически заносится в разряд "предателей". Исходя из вышесказанного, вопрос: какое отношение к вам в Казахстане? Не изменилось ли оно после вашего отъезда в Белокаменную? Разумеется, вопрос не к Владимиру, имеющему хорватские корни, а к казахской части коллектива…
— Не все думают, что Москва — "мажорный" город. Для кого-то это очень криминальный и черный мегаполис, для кого-то центр культуры со знаменитыми театрами, писателями, актерами, музыкантами и т.д. и т.п. Для нас Москва была сильным трамплином, как Вена или Париж в свое время для многих европейских знаменитостей. Чаще всего те люди, которые считают перемену места жительства предательством, просто не имеют никакой возможности и силы для того, чтобы попытаться сделать то же самое, это просто скрытый вид зависти. Мы часто бываем в Казахстане, у нас там много друзей, в том числе и таких, которые могут уехать и жить совсем в другом месте. Кто-то это делает, кто-то — нет. Все эти советские штампы понемножку умирают: живи, где тебе хочется, где тебе комфортней. Соскучился — приезжай домой, время "железного занавеса" давно позади (к счастью!).
— Существует множество мнений о том, в каком же стиле играет сегодня А-СТУДИО. Мнения расходятся в диапазоне от рока до танцевальной попсы. Как бы вы сами охарактеризовали собственную стилистику?
— Мы часто вспоминаем, как Артем Троицкий называл наш стиль "сопли в сахаре", пока не побывал на нашем сольном концерте. Мы думаем, что это какая-то современная романтика… хотя это вопрос для музыкальных критиков, для нас он вообще не важен.
— Маленький, но фундаментальный вопрос: вы делаете музыку в первую очередь для себя или же для удовлетворения музыкальных пристрастий/потребностей публики?
— Мы можем представить себе рабочего, который через силу идет на работу в цех и без всякого желания весь день жмет педаль какого-нибудь пресса, но представить себе музыканта, который садится что-нибудь сочинить, подавляя порывы рвоты, мы никак не можем. Все, что делается в творчестве, в первую очередь делается для удовольствия, то есть для себя. Уже потом включаются мозги и начинается анализ, а нужно ли это кому-нибудь кроме нас? К несчастью, из-за этого анализа многие вещи могут сильно поменяться, но иначе трудно: мы профессионалы и музыкой зарабатываем на жизнь. В целом, все-таки у нас очень мало компромиссов…
— Во время ваших выступлений на сцене присутствует некая доля импровизации? Или все соло, ритмы и т.д. совершенно не отличаются от таковых на записи?
— Когда мы работаем большим "живым" составом (с барабанщиком, вторым клавишником, духовой секцией и бэк-вокалистками), у нас бывает много отличий от студийной записи, много импровизаций. Но когда мы выходим вчетвером и привязаны к компьютеру (то есть некоторые партии исполняются машиной), трудно отклоняться от проторенной дороги, сами понимаете.
— Вопрос вам лично. Кто из бас-гитаристов в наибольшей степени повлиял на ваше становление как музыканта? Можете назвать хороших басистов из СНГ'овских музыкантов?
— В свое время я фанател от Джако Пасториуса, Энтони Джексона, Стэнли Кларка, Маркуса Миллера и многих других. В СНГ много талантов, места не хватит всех перечислить: Гребстель, Ревнюк, Курашвили, Козлов (сейчас работает в США), Ибрагимов... Уверен, что есть еще очень много никому не известных самородков. Самое трудное — не быть вторичным, с этим пока у нас самые большие проблемы.
— Ваш общий "студийный" автомобиль все еще функционирует? Если честно, то я нигде больше не слышал о таких чудачествах музыкантов, как оборудование авто под мини-аудио-видео-систему! Для каких целей вообще планировалось использовать такую "начиненную" машину?
— В больших городах типа Москвы темп жизни очень высокий, много времени приходится находиться в машине из-за больших расстояний, поэтому музыку часто слушаем в дороге. Все знают, что добиться хорошего звучания в авто гораздо легче, чем в каком-либо помещении: здесь маленькое пространство, мягкая обивка, звук не гуляет и не нужна большая мощность. Каждую нашу новую запись мы проверяем на звук в автомобиле, потому что точно знаем, как она там должна звучать.
— Давно хотелось узнать, как вам удалось познакомиться с Грегом Уолшем, известнейшим продюсером (PINK FLOYD). Не расскажете ли?
— Один раз на "Рождественские встречи" Аллы Пугачевой случайно попал продюсер из PolyGram Records. После концерта он сказал, что было бы интересно попробовать сделать англоязычные варианты песен Пугачевой, Преснякова и А-СТУДИО. Так мы первый раз оказались в Лондоне. Наши песни давали слушать разным английским продюсерам, и Грег Уолш выразил желание продюсировать нас в английском варианте. Проект этот по разным причинам не имел продолжения (не вовремя, не тот английский, не те песни?..), но мы подружились с Грегом и пригласили его в Москву на микс альбома "Нелюбимая", а позже на запись, а потом на микс "Грешной страсти". Это очень талантливый и высокопрофессиональный продюсер, у которого мы многому научились. Кроме того, он на редкость общителен и открыт, работать с ним было одно удовольствие! Надеемся, что еще посотрудничаем с ним в будущем, хотя теперь Уолш создал свой лейбл Арк Рекордс и за микшерским пультом вряд ли будет засиживаться.
— За свою карьеру группа сменила несколько лейблов: что обычно становилось причиной этих перемен? Пытались ли когда-нибудь звукозаписывающие компании "давить" на вас во время написания материала?
— Причиной смены лейблов всегда служит неудовлетворение их деятельностью. Вся наша шоу-бизнесовская система занимается старательным зарабатыванием денег и не тратит пыл на поиски и эксперименты, которые им могут дорого обойтись. Крупные лейблы на Западе раскручивают одновременно по десять новых имен, вкладывая в это огромные деньги, но они знают, что если хотя бы одно имя выстрелит, то они сполна окупят все затраты. У нас эта система не проходит по причине беспрецедентного пиратства (раз) и экономической отсталости (два). Поэтому если ты собираешь небольшие залы, но не собираешь стадионы, ты мало кому интересен. Вот и идут поиски заинтересованных.
А в запись нашей музыки компании никогда не вмешивались, все ограничивалось советами.
— Поделитесь ближайшими (и долгосрочными) планами на будущее…
— Мы находимся в постоянном поиске, постоянном анализе всего, что происходит в музыкальном бизнесе. Наша жизнь проходит, в основном, между студией записи и сценой. Наши планы — не потерять то, что уже нашли, и опять найти что-то новое. В последнее время к нам часто обращаются молодые артисты с просьбой помочь в записи их песен. Нам это очень интересно!

Wedzmarka

© 2005 музыкальная газета