статья


Los Chikatilos
Янтарный «чикатило»


Калининградская область, она же бывшая Восточная Пруссия, несмотря на свои мизерные размеры, периодически поставляет на музыкальный Олимп интересные и довольно оригинальные коллективы. Происходит это не так часто, как хотелось бы, но если это все же случается, то довольно метко. Вспомнить хотя бы КОМИТЕТ ОХРАНЫ ТЕПЛА, который в застойные времена потряс весь СССР своим депрессивным рэгги, выпустил большое количество альбомов, до сих пор переиздаваемых на разных фирмах, а потом потерялся в современном водовороте, не выдержав жестоких законов шоу-бизнеса. Олди, вернись! Или русский вариант THE SMITHS группу ГИТАРЫSTEREO, они же бывшие ГИТАРЫ И ДЖИНСЫ под управлением Глеба Ильюши, ныне арт-директор журнала "Play", взявшие на волне повального увлечения брит-попом и его русским вариантом — роко-попсом — неплохой старт при поддержке Жени Хавтана. Правда, и их сегодня редко можно увидеть. Ритм-секция перебежала к Найку Борзову играть его пресловутые "Три слова", остальные музыканты расползлись кто куда. Но и тут не все так плохо. Некоторые композиции калининградских гитарных модников можно послушать на сборниках типа "Ультрамарин 2001" и "2000 живой энергии". После них с берегов Балтийского моря долгое время никто не подавал голоса. Но, как говорится, свято место пусто не бывает. Новые герои Янтарного края не заставили себя долго ждать. Электронный проект LOS CHIKATILOS взорвал Москву два года назад, показав, что Кенигсберг по праву считается самым западным городом России во всех отношениях. И особенно в музыкальном плане. Не верите? Послушайте последний альбом "чикотилосов" "Guten Organ", вышедший в октябре прошлого года на лейбле Exotica. Это поистине шедевры западного уровня. И сочиняют их двое молодых парней: Sky и Urri.

— Известно, что помимо вас в Кенигсберге есть много хороших групп. Почему же к ним не приходит известность, как это случилось с вами?
Sky: К ним никто не проявляет интереса. Тут два варианта. Либо их музыку никто не слышал, либо слышали, но она никого не зацепила. Практически каждая группа из нашего города может добиться такого же успеха, как и мы. Главное, надо делать хорошую музыку и продвигать ее. Это две связующие нити. Если про тебя никто не знает, никто тебя и приглашать никуда не будет.
— А вы что делали, чтобы продвигать свою музыку?
Sky: Не надо забывать, что мы существуем с 1989 года. Поэтому с нашей музыкой люди были знакомы давно. Наслышаны, так сказать, за много лет. Наши демо-записи ходили по рукам всей страны. Тем более, в 1995 году у нас выходил альбом на кассетах.
— Но ведь существуют же в Кенигсберге ЛОНДОН PARIS, ГРАДУС ПЛЮС, ДИРИЖАБЛЬ. Тоже не первый год ребята играют. Записывают альбомы, отсылают их куда-то. Но почему-то их никто не приглашает.
Sky: Нам судить об этом сложно. Наверное, время их еще не пришло.
— Кто из отечественных электронных проектов вам нравится?
Sky: В основном те, с кем приходится встречаться на совместных выступлениях и участвовать в одних сборниках: NUCLEAR LOSЬ, БУРУНДУК КВАРТЕТ, ОЛЕ ЛУКОЙЕ, калининградцы HI & BRAND, ROMOWE RIKOITO, STIRLITZ, бывший проект БИГУДЕЙ — MEMBRANOIDS.
Urri: У меня таких нет. Мне и западные коллективы перестали нравиться. С 1998 года я ничего нового не слышал. За последние четыре года я не купил себе ни одного компакт-диска. Мне совершенно не нравится то, что сейчас все играют. Полный застой. Музыка деградирует. Не развивается, как это было до 1998 года, а именно деградирует.
— Ваш любимый клуб "16 тонн", где вы так часто выступаете, часто называют рестораном. Каково вам играть перед жующей публикой?
Sky: В Москве все клубы такого типа: ресторан, кафе, официанты, бармены, меню, музыканты. Без этого клубы не смогли бы выживать. На одних концертах далеко не уедешь. Мы это понимаем. И спокойно к этому относимся. У нас в Кениге в клубах концерты проходят не так часто. И в основном только известных групп. Московские же клубы каждый день работают, каждый день концерты проходят. Мне, например, даже несмотря на такую ресторанную основу, "16 тонн" нравится больше всех остальных клубов. Он очень интересный. Если сравнивать его с другими клубами, в которых мы играли за последние полгода, на мой вкус "16 тонн" — самый приличный. Там всегда интересные концерты проходят. Перед нами буквально за два дня выступали PIZZICATO FIVE, THE RESIDENTS, STEREOLAB. Всех не перечислишь. Много выступает команд из Великобритании. В общем, не одним роко-попсом живут. Хотя клуб небольшой, народу не особо много вмещается. Но он очень уютный. В нем приятно играть и отдыхать.
Urri: Правда, московские клубы в последнее время все больше начинают напоминать кабаки. Если раньше это и называлось клубами, то сейчас они все больше принимают ресторанный вид. Люди заходят не поговорить, не пообщаться, не послушать музыку, а именно напиться. Сейчас все клубное течение движется на Восток. В сторону Сибири, Урала. Там сейчас действительно работают настоящие клубы. Туда люди приходят не выпить, а именно послушать музыку, потанцевать.
— На московских концертах много присутствует случайной публики, которая пришла не вас послушать, а поужинать, попить пивка?
Sky: Прилично. Как, в принципе, и везде. Но мы особо по этому поводу не паримся.
— В каких клубах Москвы нравится выступать?
Sky: Практически во всех, где выступали: "Пропаганда", "Точка", "Четыре комнаты", "Бункер", "Б-2", "Запасник" или, как его еще называют, "Art Garbage". Но больше всего, еще раз повторюсь, нравится в "16 тонн".
— Чем калининградские клубы отличается от московских?
Sky: Размерами, программами. Отношением к музыкантам, техническим уровнем. Все зависит от того, насколько обеспечен клуб. Сразу виден его уровень.
— А где приятнее выступать — в Москве или в родном Кенигсберге?
Urri: Ни там и не там. Больше всего нравится выступать в Литве. Там намного выше уровень во всех отношениях: технически, отношения к музыкантам, дизайн. Они занимаются этим на профессиональном уровне. На мировом, можно сказать, уровне. Западном.
Sky: Да и молодежь там более продвинутая. Ей не надо объяснять, что мы играем. Современная культура в Литве, и вообще в Прибалтике, как я заметил, более развита, нежели у нас в Кенигсберге или даже в Москве.
Urri: Раньше мы только и катались в Литву. Сейчас реже стали появляться. Хотя, вот планируем в скором времени нанести визит нашим соседям.
Sky: Хотя знаешь, бывает, и в Кениге все совпадает, и концерт проходит удачно. Есть контакт с залом. Что является самым главным. Место, где проходит концерт, не оказывает влияния на то, насколько он будет удачен. Мы тоже, когда были в туре по Сибири, откуда недавно вернулись, про себя думали: "Ну, блин, попали, что же мы здесь будем делать?" Как, в принципе, это было поначалу и с Москвой. Всегда же интересно узнавать новое место. Покорять новую публику. Ведь приходят те, кому это надо, кому интересно. Они получают удовольствие вместе с нами.
— А где больше нравится играть: в клубах или на open air?
Urri: Чем больше народу, тем лучше. На open air лучше атмосфера, но звук хуже. В клубах у нас вроде как научились настраивать аппарат, а вот с озвучиванием больших площадок есть еще проблемы.
— Сильно калининградский подход к музыке отличается от того, как ее делают в Москве?
Sky: У нас, конечно, много друзей-музыкантов в Москве, поэтому никого бы не хотелось обижать, но если брать объективно, — то, что мы делаем, никто не делает. В Москве очень мало интересных коллективов, которые бы делали действительно оригинальную музыку. В большинстве случаев творчество большинства команд пахнет "совком". Подход к музыке советский. Либо все серое, либо все красное. Вообще, я заметил, что к калининградцам, и не только к музыкантам, в Москве относятся с большим уважением. Говоришь, что с Кенига, — все сразу начинают охать и ахать. Наверное, это связанно с расположением нашей области, ее историей. Ну, и шумиха, связанная с вступлением Польши и Литвы в ЕС, вокруг нас сейчас нехилая идет. Это все, естественно, подпитывает интерес. И кто хоть раз побывал в Кенигсберге, никогда не забывают его. Люди увозят от нас всегда много хороших впечатлений и приятных воспоминаний. Всем нравится у нас. Многие приезжают к нам снова.
— Часто в Москве приходится встречать земляков?
Sky: Бывает. На последнем концерте к нам подходил Илья. Он раньше занимался "DEPECHE MODE Party" в Кениге. Сейчас живет в Москве, работает на студии. В прошлом году играли концерт в "Бункере", а там за одним столиком сидели два мужика лет за сорок и постоянно на нас пялились. Мы уже подумали, что они другой ориентации, но все обошлось. После концерта они подошли к нам, пожали руку, мол, спасибо, мы сами из Кенига. Они увидели нашу афишу, и решили посетить концерт земляков. Часто видимся с Глебом Ильюшей. Он сейчас работает в журнале "Play" арт-директором. Мы даже возвращались в Калининград вместе с ним: он приезжал на несколько дней домой по делам. Пока ехали, поговорили с ним по поводу обстановки в стране. Общий разговор нашли. ГИТАРЫSTEREO, как думают некоторые, он не забросил, что-то там делает. Просто у них свой подход к этому делу — они не пытаются себя продвинуть. С БИГУДЯМИ часто видимся. Играем вместе на каких-то концертах как в Москве, так и у нас в Кенигсберге. Они же тоже на Exotica выпустили альбом.
— Помимо вышеперечисленных городов, какие еще вы успели посетить с концертами за последние два года?
Sky: Омск, Пермь, Краснодар, Красноярск.
— У вас же нет пресс-атташе, директора. Кто у вас дела ведет в группе?
Sky: Мы работаем с лейблом Exotica, они все дела и ведут. Занимаются организацией концертов, съемок, интервью. Есть общий директор для всех команд, кто подписан на лейбле. Вся ответственность за наше продвижение лежит именно на нем.
— Расскажите немного о самом лейбле Exotica, на котором у вас вышел альбом "Guten Organ"…
Sky: Раньше эти люди делали телепрограмму "Экзотика", выходившую на РТР поздно вечером. Сейчас они отошли от этого. Хотя, в мыслях у них есть возобновить этот телепроект. Лейбл, в основном, занимается выпуском сборников и альбомов различных электронных проектов. В 2000-м году, когда был фестиваль "Культурные герои", они создали подразделение Exotica Light, направленное на более легкие направления, такие как lounge, easy-listening. Наши коллеги из БИГУДЕЙ, между прочим, выпустили свой альбом именно на этом подразделении. У нас же пластинка вышла именно на Exotica. Андрей Борисов, исполнительный продюсер лейбла, решил, что нас стоит выпускать как классический электронный проект. На Light мы не тянем.
— Где пишите музыку? В Кенигсберге или в Москве?
Sky: Всегда только дома. В Москве не пишется — не приходит вдохновение. Хотя времени свободного там вполне хватает. Но в Москве атмосфера другая, она напрягает, не дает расслабиться. Природы практически нет. То ли дело родной и любимый Кениг. Море, пляж.
— А записываете свои шедевры тоже в родном Кенигсберге?
Sky: Да. Причем всегда в домашних условиях. Прибегаем к студии, только когда надо записать "живые" инструменты, сами на них и играем.
— Нет ли мысли переехать в столицу на ПМЖ, поближе к шоу-бизнесу?
Sky: Нет. Абсолютно. Даже мысли такой не возникало. Лучше жить в Кенигсберге, а в столицу выезжать работать.

Дмитрий ВЕЩИКОВ

© 2005 музыкальная газета