статья


Разные Люди
«Это просто рок-н-ролл по жизни»


Новый альбом культового коллектива РАЗНЫЕ ЛЮДИ "Супербизоны" наконец-таки будет доступен широкому кругу поклонников группы. В очередном альбоме этого самоотверженного на данный момент питерско-харьковского коллектива Александру Чернецкому, одному из немногих наших музыкантов, по-прежнему великолепно удается делать свой ритм-энд-блюз по-русски, так, как это могут только музыканты из Харькова. Потому что в России, кроме них, так больше никто не сумеет, даже если очень захочет…

— Альбом "Супербизоны" был записан еще прошлым летом, почему он так долго не выходил?
— Ситуация такая, потому что группу довольно сложно собрать вместе. Еще прошлым летом мы выкроили время, чтобы записать ряд песен, которые собрали в альбом под названием "Супербизоны". Теперь мы записали еще одну новую песню, которую я хочу туда вставить, но ее пока еще не свели. Параллельно в ноябре у нас выходит концертный альбом "Comeback In America" ("живой" концерт, записанный в Бостоне в феврале 2001 г. — От авт.). А в мае РАЗНЫЕ ЛЮДИ вышли на сборнике "Flashback". То есть что-то выходит, но до этого студийного альбома руки никак не доходили. Лето было: не подходящее время для выпуска альбома. Как правило, трудно определять какие-то сроки по выходу альбома, потому что всегда все может поменяться.
— На фестивале "Окна открой!" вы выступали без Андрея Васильева…
— Он играет с нами на всех концертах, но пока он болеет, поэтому сейчас, к сожалению, мы без него. Он с нами, но последние несколько концертов мы выступали без него.
— РАЗНЫЕ ЛЮДИ одни из немногих сохранили свой первоначальный дух, какой-то особенный харьковский менталитет…
— Из харьковских музыкантов у нас на данный момент, можно считать, остался один я. Еще Гордеев, отчасти Чиж, потому что он жил пять лет в Харькове и играл в РАЗНЫХ ЛЮДЯХ с 89-го по 94-й год. А вот Шавейников, Кадыров и Васильев — исконно питерские люди. Поэтому получается такой харьковско-питерский коллектив. Я когда приехал в Питер в 99-м году, поиграл со многими музыкантами. Но с этими людьми я сошелся по многим позициям. Мы примерно одного возраста, выросли на одной и той же музыке, любим тяжелую музыку, у нас хорошие личные отношения. Проблем в мастерстве никаких нет. И хоть концерты сейчас у нас происходят довольно редко, но это получаются импровизационные вещи, потому что одну и ту же песню два раза одинаково мы не играем.
— Вы выступаете на фестивалях чаще, чем сольно?
— Мы играли на "Нашествии", потом на дне рождения Цоя и на "Окна открой!". На фестивалях нам проще собраться, так как музыканты параллельно играют в нескольких группах, у них гастроли. Сольные клубные концерты мы играли в Москве и Питере, в общем-то, везде, куда нас приглашают, мы играем. Причем не всегда с нами Чиж, — если его нет, то мы играем без него и без Гордеева. Хорошо, когда все вместе, но играем, как получится…
— Мне несколько раз говорили разные музыканты о том, что вы — единственный, кто до сих пор пишет настоящие рок-тексты, то, что под этим понималось в этой стране изначально. Ведь многие сегодняшние "звезды рок-н-ролла" ушли куда-то в сторону, кого-то к какому-то концептуализму потянуло, кто-то ушел в бесконечные эксперименты с различными стилями…
— Ну, не знаю… Шевчук как писал, так и сейчас пишет, он же не стал писать попсу. Но он человек глобальный, мыслит такими формами. Не то, что это песня, а песня в контексте чего-то, такими широкими мазками, как рисует. А я пишу по-другому, какие-то сюжеты из жизни, ощущения от всего услышанного и увиденного, какие-то малейшие потрясения, из малейшего эпизода возникает песня, даже из слова просто. Песня "Супербизоны" появилась после того, как мы съездили на "Антропологию" в 2000 году. Это была одна из наших первых поездок, когда мы в полном составе собрались и поехали. Мы там, конечно, зажигали всю дорогу, так нам было весело от того, что мы все вместе. В каждой компании, в любой группе есть какая-то фраза, которая в какой-то период периодически возникает. Вот тогда у нас появилось это слово, которое употреблялось по любому поводу. Допустим, этот чувак что-то сделал, ну он су-пер… бизон. От чего это?.. это просто фишка. Мы выступили в совершенно диком состоянии на "Антропологии", это было весело. По крайней мере, материального вреда мы студии не нанесли. После написалась песня, сама по себе, можно сказать.
С Чижом мы знакомы с 88-го года. Я надеюсь, мы не похожи на питерские группы в том смысле, что питерские коллективы всегда были достаточно авангардны. Я помню, в восьмидесятых годах это был такой new wave а-ля джаз-рок. Это было ближе к европейской музыке. А я родился и вырос в Харькове и всегда любил город Харьков имени Ричи Блэкмора. Любил LED ZEPPELIN. Я считаю, что это просто рок-н-ролл по жизни. Мы не ставим никаких задач, ничего не делаем специально. Мне кажется, что в последнее время у молодых ребят, которые занимаются музыкой, есть это ощущение рок-н-ролла как такового. Раньше это было под запретом, это было в кайф, ты этим жил. И эта музыка была, как религия для многих. Но молодые группы сейчас ориентируются на то, что называется шоу-бизнесом, пытаются сделать так, чтобы эта песня попала на FM-станции. Я не хочу говорить, что это плохо. Такие времена, наверное, сейчас…
— Но все-таки у вас ритм-энд-блюз сегодня веселый получается…
— Я надеюсь. Потому что раньше говорили, что он очень мрачный, депрессивный и тяжелый. Я всегда считал, что я пишу вещи позитивные, несмотря на то, какие бы они не были резкие и тяжелые. Без каких-то полутонов и прогибов.
Я сужу о музыкантах не по каким-то конкретным позициям — тексты, музыка — а по тому, есть ли драйв или нет. Драйв, который адекватен моему пониманию восприятия. Мне нравится, к примеру, КОРОЛЬ И ШУТ. Потому что я знаю их, знаю, что все это искренне. Я знаю, что это современный рок-н-ролл двадцать первого века здесь, на этой территории.
— КОРОЛЬ И ШУТ — хэдлайнеры на нескольких больших фестивалях, и это, мне кажется, не совсем понятно, потому что в них принимают участие более старые группы, которых любят не меньше чем КИШ и которые вполне могли бы быть хэдлайнерами…
— Они молоды, а рок-н-ролл — это музыка молодых. И публика, которая приходит на концерт — это, как правило, молодые люди. Это так и должно быть, все правильно. Они живут так, они такие есть, они не лукавят. Люди это видят. Поэтому адекватно появилась такая всенародная любовь. И они несут в текстах и музыке совершенно позитивные вещи. Что это — панк-рок или что-то другое — пускай решают критики. Здесь нет каких-то суицидальных моментов, нет мата, нет депрессняка. Но это просто уникальное явление. Придумать такую группу специально невозможно.

Татьяна ТАРАСОВА

© 2005 музыкальная газета