статья


Pete Paff
…И другие герои сегодняшнего дня


Лучший минский гитарист Пит Павлов, в очередной раз подтвердив свое звание, создал в этом году еще один проект (ГОРОДСКИЕ), который обещает быть весьма успешным. Нельзя с полной уверенностью сказать, что в группе KRIWI в отношениях между ее участниками расставлены все точки над i, тем не менее, именно Питу здесь предстоит взять на себя роль креативного начала группы (вместе с Вероникой Кругловой). Что он уже сделал. И с каждой новой работой музыканта становятся очевидны его своеобразные вокальные данные. Единственной ранее засвеченной его сольной композицией до этого была песня "Светлая Зоя" (в репертуаре KRIWI). Хотя, может быть, кто помнит еще и группу FLAT, где пел Павлов. Так вот, рок-группа ГОРОДСКИЕ и сольный фолк-проект PETE PAFF в сравнении с ними поражают воображение и превосходят все ожидания. Интервью состоялось рядом с домашним компьютером Пита, и преданный своему делу музыкант демонстрировал все, о чем шла речь.


— Что происходило с KRIWI весь этот год?
— Мы сейчас готовим к выпуску новый альбом KRIWI. Эти песни были записаны больше года назад в Германии после нашей победы на конкурсе. И с ними с тех пор ничего не происходило. На самом деле, это на данный момент лучшее, что сделали KRIWI в студии за всю свою жизнь. Это песни из основного репертуара группы, во все наши большие концерты они входят. По какой-то странной случайности в предыдущие альбомы попадали песни не из основного репертуара. Все время приходилось объяснять людям, что на концертах KRIWI звучит немножко не так. Эта пластинка наиболее близка к тому, как звучит группа на концертах, к настоящему фирменному звучанию, то, чем KRIWI может гордиться.

— Основной состав на сегодняшний день?..
— Это Вероника Круглова, привычная всем, также я. В KRIWI всегда были дополнительные музыканты. Был Масуд Талибани, но он уехал сейчас в Иран. Поэтому был подготовлен музыкант из моей собственной группы PETE PAFF Олег Сапоненко, который выучил песни группы. В принципе, он играет с нами уже больше полутора лет. Параллельно с этим был Масуд, точно же так как параллельно с этим есть Бабу, есть Себастьян в Гданьске. Это барабанщики и перкуссионисты KRIWI. Они перманентно существуют, подписываются в программы. А в основном составе сейчас мы втроем. Скрипач Олег Пузыня уже больше полугода назад уехал в Штаты. И с тех пор на скрипке играет очень интересный музыкант Карен Карапетян. Он армянин, и меня это с начала очень сильно волновало. Я думал, — как это мы зазвучим, мы, подчеркнуто белорусская группа, и с армянином. Думал, ему нужно будет как-то перенастроиться на другую волну, на нашу, фолковую, аутентичную. Но когда мы начали репетировать, мне пришла в голову гораздо более интересная мысль о том, что "белорусскости" в группе достаточно, и Карен может проявить свою "армянскость". Пока мной аранжирована только одна песня из старого репертуара, она войдет уже в новый альбом, и в ней прослеживается четкая восточная линия, армянская — специально, чтобы Карен мог проявить себя как армянин, не перестраиваться под нас, а показать еще одну грань. Ведь в KRIWI всегда участвовали разные экзотические музыканты…

— Что можно ожидать от группы сейчас?
— Это достаточно сложно — потерять на переправе несколько коней, причем важных. Поэтому мы вынуждены были вводить новых музыкантов. У нас с новым составом уже были берлинские гастроли, десять концертов. Точнее, это были не берлинские, а скорее, германские гастроли. Три-четыре города, но как всегда, базовый город — Берлин, то есть все происходит вокруг Берлина. Мы были впервые во Фленцбурге, мне очень понравилось. Были в Потсдаме. Потом у нас был небольшой тур в Польше и несколько концертов в Беларуси. Сейчас опять ездили в Германию. Была написана почти целиком новая программа. В концертную программу вместе со старыми песнями, которые войдут в диск, входят почти целиком все эти новые песни, которые еще никто не слышал, которые были написаны за этот год.
Кроме того, мы очень результативно поучаствовали в проекте трибьюта DEPECHE MODE. Мы выбрали их песню из нового альбома, она нравится всем. Эта пластинка выйдет тогда, когда будут улажены все юридические вопросы с DEPECHE MODE. Это будет очень официальный релиз. Это то, чем мы занимались в течение этого года.

— Кавер больше похож на KRIWI, чем на DM…
— Я старался, чтобы это было похоже на KRIWI. Мартин Гор это слушал и одобрил. Он дал свое согласие на издание этой песни в таком виде. Вот, сейчас лира вступает… (Теперь Пит отвлекается на один из новых инструментов, которые у него появляются. — От авт.). Этот инструмент называется udu-drum, но я его называю просто гляк. Он сделан белорусским мастером специально для меня в Гародне. Такой получился традиционный белорусский инструмент. Аналогичный инструмент можно было услышать у Стинга на одном из концертов.
После возвращения из Германии мы планируем сделать огромный концерт в Минске с участием всех возможных наших гостей. Скорее всего, приедет ди-джей Delta. Вероника с ней записала отдельный проект, не в рамках KRIWI. Приедет Бабу. Возможно, приедет Масуд. Будет задействован дуэт ДЗЕУКИ, который работал с нами. Есть еще группа ЯР — это девочки, которые ушли из группы UR'IA, — скорее всего, они с нами будут. Еще в этом концерте с нами хочет выступить группа БЕЗ БИЛЕТА, и, вероятно, какую-то из наших песен мы исполним вместе с ними. Потому что это хорошая группа, она нам всем нравится. Сейчас о концерте ведутся переговоры, идет подготовка. Приблизительно это должно произойти в конце октября на малой сцене Купаловского театра.

— KRIWI остались без одного человека, который был идеологом группы, который писал много музыки…
— Он никогда не был идеологом. Он был одним из трех. Он писал не много музыки. А какие он сейчас делает аранжировки, можно убедиться, послушав один из его новых проектов. И вообще, я не хочу высказывать свое мнение по этому поводу.

— У Дмитрия Войтюшкевича сейчас несколько другие проекты… Достаточно странная ситуация произошла с группой…
— Ничего странного не произошло: ушел музыкант по семейным обстоятельствам. Я думаю, везде такое возможно. Из раскрученного коллектива люди уходят только так. Другого повода уйти из KRIWI нет. Все-таки в Беларуси очень мало коллективов, которые активно концертируют, в которых можно писать музыку, записываться. Может быть, наберется штук пять-семь. Поэтому выходить из такого коллектива по каким-то другим причинам не имеет смысла.

— У вас не возникнет проблем с авторством песен, интеллектуальной собственностью, названием коллектива?
— Дима имел две песни в концертной программе, которые были скорее инициированы им, чем мной. Он их поет сейчас на своих концертах. Делить песню "За туманам…" мне с ним просто глупо. Она принадлежит белорусскому народу. Он тогда хотел, чтобы это была его песня… Я сыграл, Вероника спела… Это тяжелая тема… Время расставляет все на свои места. Кто не хочет играть в KRIWI, тот не играет. Я думаю, что если он теперь захочет вернуться, то это, наверное, уже будет очень сложно сделать. Потому что сейчас KRIWI гораздо сильнее, целее, мощнее музыкально и концептуально, чем были раньше, когда лебедь, рак и щука… Можно оценить потенциал человека, сходив на один из его концертов, не слушая мое мнение. Так будет лучше всего.

— Что происходит у N.R.M.?
— Самое главное — подготовка к изданию нового альбома. Все говорят, что N.R.M. — фабрика альбомов. Так вот — "Тры чарапахi" был издан уже больше двух с половиной лет назад. Поэтому новая программа назрела уже хотя бы потому, что мы не можем больше играть одно и тоже. "Пивной альбом" никакого отношения непосредственно к N.R.M. не имеет. Это проект Лявона Вольского, проект фронтмена N.R.M. с совершенно другими людьми. И просто из-за отсутствия информации люди ассоциируют его с N.R.M. Поэтому перейдем к новому альбому N.R.M.
В нем в отличие от предыдущих есть лирическая песня без мощного припева "Мое поколение"… Об N.R.M. очень трудно говорить на русском языке. Особенно после того, как я понял, что мы говорим совсем на "другом" языке. И тенденция выглядит так, что скоро наш русский язык будет заповедным языком, на котором когда-то говорила вся Россия. Потому что русские сейчас развивают язык в другом направлении. Белорусы развивают его в своем направлении. И мы начинаем говорить, как австрийцы и немцы. То есть наш русский сильно отличается от настоящего русского, поэтому я отдаю предпочтение все-таки белорусскому. Лучше развивать настоящий язык, чем портить ненастоящий.

— Некоторые белорусские слова в интерпретации наших белорусскоязычных команд очень смущают…
— Дело в том, что есть огромное количество слов, которых нет в белорусском языке по той причине, что его долгое время не развивали. Он законсервировался. Поэтому мы сейчас вынуждены эти слова создать или найти их в старом. Мы очень часто не знаем этих слов, но это не значит, что их нет. И дело в том, что "трасянка", испорченный русский или русифицированный белорусский — это наиболее употребляемый язык на территории нашей родины. Никто толком не говорит по-русски, даже дикторы телевидения, и никто толком не говорит по-белорусски. Мы же не филологи. И для меня сам позыв важнее результата в данном случае. И в этой стране, по-моему, лучше говорить на плохом белорусском, чем на плохом русском. А так как совершенство недостижимо, я стремлюсь совершенствовать свой белорусский, манкируя при этом русский. Для меня важнее сделать что-то в белорусском, а "трасянка" — это форма прикола. Мы очень часто пользуемся ей для шуток, для того, чтобы посмеяться над русским языком, над людьми, которые пытаются говорить якобы на русском… Но мы отвлеклись…
Как будет называться новый альбом, пока не известно. Мы уже потихоньку начинаем играть на концертах новые песни. И самое страшное, что после каждого концерта люди уже имеют записи этих песен. Таким образом, минчане имеют уже три засвеченные песни. А на фестивале "Басовище" мы исполнили почти все песни из нового альбома. Есть такой персонаж в Интернете — Талаш, так он вывесил у себя на сайте тексты песен, которые прозвучали на "Басовище", кроме того, он собирается обмениваться через Интернет mp3. И эти песни в таком качестве — концертно-диктофонном — в узкой среде фэнов начинают хождение. Причем мне как лицу официальному это должно быть неприятно… но на самом деле мне это нравится: так как я приверженец новых технологий, меня очень привлекает возможность Интернета для таких целей. Похожая история была и с альбомом "Тры чарапахi". Он сначала появился в краденом варианте — студийный вариант, но из польской студии. Потом, когда люди услышат настоящий альбом, они будут приятно удивлены, потому что это новый рубеж в звукозаписи в Беларуси, в саундпродюсировании. Нам помогает в этом Геннадий Сырокваш. Весь материал уже записан, возможно, будет еще одна акустическая песня. Я бы этого хотел, но, возможно, мы ее и не запишем. Это будет самый длинный альбом N.R.M., на сегодня уже есть пятьдесят две минуты, это будет такой жирный альбомище.

— Он будет более спокойный?..
— В нем есть тяжелые песни, но на мой вкус, он более "разважливы", уравновешенный и "павольны". Мне кажется, что он не такой тяжелый, как предыдущий, и тут больше спокойных песен. Мне кажется, что он как бы пополам делится: половина в меру тяжелых и половина спокойных. Он отличается от предыдущего, на мой взгляд, очень сильно, и это хорошо. Эта работа — не продолжение. Хотя в медленных песнях есть интонации, заложенные в предыдущем.

— Лявона раньше частенько обвиняли в цитировании российских музыкантов и не только…
— …Это, видимо… "свойственно" Лявону. Но я считаю, что прямого цитирования никогда не было, я это называю — наслушался. Естественно, мы подвержены влиянию современных музыкальных течений. Прямо сегодня и прямо сейчас наслушался я группы MUSE или SISTEM OF A DOWN и ничего не могу с этим сделать, даже саунд гитарный возникает по какому-то своему внутреннему цензору, вкусу. Я тешу себя мыслью, что все-таки есть саунд N.R.M. — узнаваемы наши гитары, голоса, аранжировки. Но есть и прямое влияние: в этом альбоме мы специально пошли на прямое цитирование. В песне "Хавайся у бульбу" аранжировка сделана, как у AC/DC, такое неприкрытое AC/DC, есть NIRVANA, но это цитация, а не плагиат — вот этот кусок написал Курт Кобейн.

— Можно сказать, что это ваша дань уважения этим группам…
— Мы занимаемся современной рок-музыкой. Вся музыка, когда люди начинают играть, строится из каких-то лейтмотивов, клише. Это определенные риффы и аранжировки, которые играют 99,9 процентов всех рок-групп. Как отличают блюзовую группу от хэви-металической? По наиболее характерным роковым клише, характерным тому или иному стилю. Металисты делят метал на 73 раздела: трэш, блэк, спид. И если ставить такие узкие рамки стиля, то как много повторяется от других исполнителей, и как сильно они друг на друга похожи. N.R.M. нельзя обвинить, что они похожи на какую-то конкретную группу. Можно сказать, что какая-то песня отдаленно напоминает мне то-то, а вот здесь легкие интонации того-то. Но я, честно положа руку на печень, могу обвинить 99,9 процентов групп, в том числе и THE BEATLES, в прямых заимствованиях. Это неблагодарная тема на самом деле. Рок-музыка есть рок-музыка. Звучание определяет определенный стандарт. В мелодических линиях никогда нет заимствований, в гитарных риффах — тоже. Иногда общий посыл может быть, как у OFFSPRING, потому что я сегодня в таком настроении пришел в студию. Это влияние, которое на нас оказывают современные музыкальные коллективы. Чаще оно очень поверхностное, оно есть скорее в звучании инструментов, чем в сочинительстве. Потому что наши песни сугубо белорусские по гармониям, мелодиям и аранжировкам. Мы придерживаемся стиля белорусского рок-н-ролла, который начинался с МРОI, ULIS, БОНДЫ. Продолжали его КРАМА и N.R.M, и мы находимся в этой самой струе, сами ее развивая.
Иногда меня пробивает, мне хочется сыграть такого легкого VAN HALEN, потянет на глэм-рок такой. Я всегда хотел так сыграть, но не было возможности. Этот момент звучит, как музыкальная шутка, для тех, кто понимает. А для всех остальных это будет серьезно. Но я же не виноват, что некоторые не понимают шуток. Многие, например, серьезно воспринимают группу КОРОЛЬ И ШУТ. Это шуточная такая группа, мне симпатичная. Дети относятся к этому серьезно. Хотя там рассказывают сказочки о том, что… Я без улыбки к этому не отношусь. Относясь к этому так — клево, относясь к этому серьезно — бред. Я сам когда-то был таким дитем. И кто такой Чиж для современного 13-14-летнего подростка… Старый какой-то хрен, который поет какую-то неинтересную байду блюзовую. Молодая публика выбирает то, что выбирает, и она не ошибается никогда. Я-то не ошибался. Мне нравилась МАШИНА ВРЕМЕНИ, ДИНАМИК, позже — АКВАРИУМ. Это все то, что дожило до сегодняшнего дня. Все остальное, что нам показывали как лучшие образцы рок-групп, до сегодняшнего дня не дожило. Я сам выбирал КИНО в свое время. Поэтому я думаю, что молодежь не ошибается. Ошибаются те люди, которые пытаются уличить молодежь в невежестве и прочем. Это старые люди, они просто не врубаются. Молодежь права по определению. И 90 процентов музыки для молодежи делают достаточно взрослые люди. Такие феномены как NIRVANA случаются не часто. Секрет в том, что молодые ребята очень хорошо чувствуют современные тенденции, но очень плохо играют. Чтобы научится играть рок, нужно достаточно много времени. Он простой в исполнении, но сложный концептуально. Чтобы понять, как влиять на публику, нужно достаточно долго его поиграть. Поэтому обычно пика славы достигают уже зрелые музыканты, чаще уже к тридцати годам. Дальше музыканты начинают стареть, повторяться, все, за редким исключением. Иногда музыканты находят свою вторую молодость в чем-то другом. Как Ричи Блэкмор. Он находит себе другое совершенно применение, не связанное с предыдущей жизнью. И оно великолепно, потому что этот человек жутко талантлив.

— Твой новый проект, группа ГОРОДСКИЕ, что собой представляет?
— Сейчас я тебе поставлю самую эффектную песню из моего проекта. Это, как ни странно, тяжелый рэп. Я ее написал в качестве эксперимента для участия в проекте белорусской музыкальной альтернативы "Hardcoreмания" (композиция, видимо, называется "Колбасить и плющить"). Я всегда знал, что мне это нравится, но никогда этого не делал.
Это стандартная рок-группа, где два взрослых музыканта, я и Алезис из N.R.M., и два молодых — Леша Брудов и Денис Савик. Эти музыканты участвовали в разных командах: ПАПЕНКИНZ БЭНД, ПО ГЛАЗАМ и других. Для меня это современный мелодичный утяжеленный рок. В лирике упор сделан на мое собственное мироощущение, на мое место на этом свете. Группа появилась в этом году, она не то чтобы молодая, она очень молодая. Мы сейчас активно записываем программу, активно репетируем. Всего в альбоме будет 12-13 песен, и половина уже записана. Здесь я пою, а песни пишем мы все вместе. Но, скорее, пока это можно назвать моим сольным проектом. Потому что львиную долю всей работы делаю лично я сам. Потому что я придумал это все, организовал, затеял и тяну. Когда оно станет на рельсы и покатится, моя доля будет уменьшаться, будет увеличиваться доля молодых музыкантов, Леши и Дениса, они очень талантливы, амбициозны, хороши. Но пока они только соратники. Мне кажется, пока все это будет раскручиваться, роли поменяются. У нас есть страница в Интернете. Там можно увидеть, как выглядят музыканты ГОРОДСКИХ. Какое-то время это был самый посещаемый сайт.

— В каком виде существует этот проект?
— В виде обычной рок-группы. Мы репетируем, потом заказываем студию и записываем вместе с Геной Сыроквашем. Кое-что делается прямо здесь (дома). Будут концерты, будет презентация, вышел сингл, самотнiк. Презентация откладывается, потому что я еще задействован в N.R.M. и KRIWI. Приоритеты пока выглядят так. На первом месте N.RM. (для всех, думаю, я в первую очередь — гитарист N.R.M.). Это моя альма-матер. Хотя в KRIWI на меня сейчас ложится гораздо больший груз работы, потому что там нас меньше. Я и Вероника — творческие работники, и Махно менеджментом занимается. В ГОРОДСКИХ все лежит на мне. Но так как он совсем еще молодой, я его иногда пробрасываю в угоду других проектов.Сейчас время релизов, как раз нужно было бы делать презентацию, снимать клип, штурмовать вершины белорусского шоу-бизнеса, в котором я уже очень хорошо разбираюсь. Но я вот уезжаю в Германию. KRIWI — более космополитичный проект, его могут слушать немцы, голландцы, австралийцы, американцы.
Последний русский рок-герой для меня — это Виктор Цой. Никто после него ничего честного и красивого не написал. Все придумывают для себя какие-то ипостаси, которым они не соответствуют. Пытаются себя в них втиснуть и выглядят всегда при этом убого и неполноценно. Мне нравятся ВВ, ОКЕАН ЕЛЬЗИ, другие национальные группы. Но если в лучшие группы выделяются БИ-2, СПЛИН, СМЫСЛОВЫЕ ГАЛЛЮЦИНАЦИИ, то это мне неинтересно. Они очень слабы в плане идеологии, ее нет, имперская идеология всегда слаба. Они не понимают простых вещей, потому что они живут нигде и везде. И они не могут петь о себе так, как это делают МУМИЙ ТРОЛЛЬ и Земфира. Может быть, в ближайшее время волна новой русской литературы породит новую волну русского рока, не связанную с песнями про тесто, пирог, а с красивыми песнями о себе. Русский рок всегда был очень литературен. И в тот момент, когда литературность его достигнет высших образцов, он опять станет на какую-то высокую ступень. Так будет. Но сейчас такого представителя, лидера, поющего нормальные песни, кроме МУМИЙ ТРОЛЛЯ, я не вижу.

— Еще один твой проект, PETE PAFF, был задуман гораздо раньше?
— Да. Это сугубо фолковый проект. Но это совершенно новый подход к фолку. Так его еще не играл никто, в том числе и KRIWI. В этой группе всего два-три человека. Это я, Олег Сапоненко, который сейчас является основным барабанщиком KRIWI. Еще Шепелев Сергей играет на тубе. Он был найден не без помощи Вероники. Там, где нет тубы, — мы вдвоем. И это мое ноу-хау: сыграть полноценный концерт, когда два человека на сцене, мало кому удавалось. Я придумал это звучание, купил инструменты. Что не привезли — изготовили здесь. Особенность этого проекта в том, что все записывается прямо здесь, в домашних условиях. Здесь нет ни одного синтетического звука, как и практически во всех моих работах. Я не пользуюсь синтетическими звуками, я их создаю "живьем". Технология на самом деле простая. Компьютер используется, как для художника кисть, а так это многоканальная запись.

— Но в альбом войдут треки, записанные в студии?
— Современная цифровая студия выглядит так: там стоит такой же компьютер, просто другого качества, микрофоны. Мадонна, LIMP BIZKIT, половина блюзменов пишутся в цифровой студии. Есть люди, которые принципиально пишутся в аналоговой студии. Не потому что она лучше, а потому что за сорок-пятьдесят лет существования рок-н-ролла человеческое ухо привыкло к такому звучанию. THE BEATLES записывались в аналоговой студии, и все, за ними последовавшие. Современные группы все чаще и чаще используют для записи именно компьютер и эту программу. Я могу быть неправильно понят некоторыми, которые считают, что я использую компьютерные звуки. Но все компьютерные звуки делаются из некомпьютерных. Берется, допустим, "живой" удар молотком по рельсам и методом трансформаций получается какой-то звук. Из этого потом формируются лупы и так далее. Я — сторонник "живого" исполнения. И я использую компьютер для того, чтобы записывать на нем "живую" музыку.

— Где эти проекты были "засвечены"?
— У ГОРОДСКИХ было выступление на "Байк-шоу". У группы PETE PAFF было несколько концертов в клубах "Блюз" и "Граффити". Все они были достаточно успешные… Вот я еще пишу сейчас новый рэп. На компьютере можно сделать все, но степень "живости" будет все время теряться. Хотя есть прекрасные примеры абсолютно компьютерной музыки, такие как Жан-Мишель Жарр, PROPELLERHEADS, PRODIGY, CHEMICAL BROTHERS. Это великолепные коллективы. И есть отвратительные "живые" группы, которых неизмеримо больше. Поэтому для меня компьютер — это инструмент, который позволил мне заниматься творчеством дома.
Еще мы написали музыку к фильму "Анастасия Слуцкая", Вероника в нем будет играть роль Жданы, язычницы, которая плачет над своим убитым… язычником (неизвестно, войдет ли это в фильм). Там есть профессиональный композитор, который, я думаю, не позволит мне тоже быть там композитором. Но, возможно, мы найдем общий язык, какой-то компромисс. Возможно, мы исполним его какую-то музыку, я бы очень этого хотел, чтобы это сделали не какие-то холодные профессионалы, а мы — горячие "аматары". Либо он адаптирует эту нашу музыку, сохранив главную идею.

…Еще я не показал, как я сам поучаствовал в трибьюте DEPECHE MODE. Это их самая знаменитая песня (в этом варианте ее можно назвать "Адчуваю цябе". — От авт.). Этот проект был приурочен к приезду группы сюда, но DEPECHE MODE не хотят ехать в страну, где нет легальной продажи дисков (если кто-то не знает, то в нашей стране нет легальной продажи дисков — кто-то покупает права, но их мало, основная масса дисков — пиратская. Хотя в законодательстве написано, что это преследуется по закону. Но нашей власти хватает времени, чтобы сажать кого попало неизвестно за что, но не хватает времени, чтобы преследовать людей за огромные экономические преступления, называемые аудио- и видеопиратство. И DEPECHE MODE не хотят сюда ехать, несмотря на совершенно дикий гонорар, не хотят принципиально). Но они этот проект все-таки одобрили. Если они к нам не приедут, диск все равно будет издан. Это попытка влиться в мировой шоу-бизнес. Потому что то, что к нам привозят, это обычно герои вчерашнего дня, лидеры двадцатилетней давности, вызывающие у кого-то скупую мужскую слезу. Но сегодняшними лидерами являются не DEEP PURPLE, а MUSE. Я думаю, что их сюда привезти совершенно легко, надо просто договориться о гонораре. Или U2, или ROLLING STONES…

Татьяна ТАРАСОВА

© 2005 музыкальная газета