статья


Колибри
Сплошные загадки


КОЛИБРИ — одна из самых загадочных групп на всем постсоветском пространстве. В начале этого года вышел в свет новый альбом "Любовь и ее конечности", что и дало повод задать участницам коллектива несколько вопросов. Правда, загадок после этого не стало меньше…

— Сейчас вы трио или все же квартет (я имею в виду Олега Эмирова)? Насколько необходимым было присутствие его вокала на альбоме? Все же КОЛИБРИ — женское царство…
Инна Волкова: Сейчас мы квинтет (если вы принимаете все-таки во внимание, что мы не вокальный коллектив, а ВИА).
Елена Юданова: Гитариста Андрея Градовича имейте, пожалуйста, в виду.
Инна: Большое заблуждение, что КОЛИБРИ — женское царство. На каждом этапе в жизни коллектива принимает участие немало разнообразных мужчин, а женщины, что печально, не слишком дееспособны и часто деструктивны, так что сотрудничество с дамами затруднительно, а вот с мужчинами — как раз наоборот! И мы не собираемся себя впредь ограничивать только самими собою, а если кто-то будет эстетически соответствовать нам и сотрудничать с нами, почему бы и еще кому-то не проявить себя в рамках нашего проекта?
Елена: Женское царство мы целью не ставили, уж как придется.
— Новый альбом получился намного более грустным и меланхоличным, что ли. Мне показалось, или все-таки?
Инна: Вы вольны ощущать наш альбом так, как вы его ощущаете.
Ирина Шароватова: Очень-очень выразительный. Не скучный, не грустный, не глупый, не чужой. С ним можно дружить.
Елена: Показалось. А меланхолия — это плохо? А Дюрер — козел?
— Я не утверждаю, что меланхолия — это плохо. Часто это тревожный симптом, ибо свидетельствует об определенном жизненастроении коллектива, что связано, возможно, с некоторыми проблемами в жизненном ли, творческом ли плане. Для меня подобные настроения — синоним растерянности, исполнитель не знает, в каком направлении ему дальше двигаться. Надеюсь, что в отношении КОЛИБРИ я ошибаюсь. А какова связь меланхолии с Дюрером (если мы об Альбрехте Дюрере говорим)? Его настроение — не меланхолия, по-моему…
Елена: Что касается А.Дюрера, то он является автором, кроме всего прочего, гравюры "Меланхолия", которую изобразил прочувствованно и с симпатией, видно, тоже задумался о жизни. А время-то сейчас какое? Растерянное...
Лично у меня беспроблемно веселые люди, коим за 20-25, вызывают подозрение в кретинизме. Конечно, есть такая форма просветленности, но мы еще не сподобились... Что касается направлений дальнейшего движения, то идей как раз много, хватило бы сил.
— "Любовь и ее конечности" — один из самых интересных треков на альбоме. Кому пришла идея использовать рэп-речитатив в оформлении этой композиции? Насколько КОЛИБРИ подвержены музыкальной моде?
Елена: Воздержусь за неимением сведений о музыкальной моде.
Инна: Идея рэпа — Олегова. Это контрастный прием, по-моему, очень удачный в данном случае. Насчет музыкальной моды — не знаю. Скорее, все-таки не подвержены ей, а просто находимся в мировом музыкальном процессе, варимся в этом же бульоне.
— На вашем новом диске можно наблюдать влияние RADIOHEAD и COCTEAU TWINS. Сейчас музыканты любят говорить о том, насколько на их творчество повлияли RADIOHEAD. Какого вы мнения об их последних альбомах?
Елена: .............. Впрочем, уважаю.
Инна: Три последних альбома RADIOHEAD я слушаю с удовольствием. Беру ответственность сказать за Олега — он тоже.
— Очень хотелось бы узнать о ваших предпочтениях — музыкальных и литературных…
Елена: О-о-о...!!! Под старость в мемуарах напишу. Если не забуду.
— Как вы считаете, КОЛИБРИ осталась группой андерграунда?
Елена: Нам от него никуда не деться.
Инна: Ну, если то, куда вы нас относите, называется андерграундом, то да, наверное.
— Андерграунд, в моем понимании — антоним коммерции. В таком случае я вас правильно отношу?
Инна: В нашей стране, в нашей ситуации некоммерческость — в самом деле одна из составляющих понятия "андерграунд". С другой стороны, не в нашей стране нас нельзя было бы отнести к андерграунду. Разве MASSIVE ATTACK, PORTISHEAD или какой-нибудь "The All seeing I" — андерграунд? ПРОСТО ЭТО ХОРОШАЯ МУЗЫКА.
— А не обидно ли сознавать, что большей части населения намного ближе "Радио Шансон", нежели творчество таких групп как КОЛИБРИ или TEQUILAJAZZZ?
Инна: Скорее, больно сознавать не это следствие, а все-таки причину — революции, войны, репрессии, эмиграции. Вот что разрушило генофонд нации.
Елена: Наоборот будет в раю.
— Очень мрачный прогноз. Вы действительно считаете, что сделать ничего нельзя, и эта тенденция будет развиваться и дальше?
Елена: Массовое искусство и искусство для задумчивых были, есть и будут. Соотношение примерно одинаковое, но плавает, как плавает соотношение между настроениями созидательными и разрушительными в обществе. В период хаоса быдло всегда вылезало на поверхность, и быдловские эманации доминировали. Другое дело, что история искусств охотно и справедливо это стирает, а сохраняет лучшее, что создается в эпоху потрясений. Я понимаю земную жизнь как суровую школу, и так будет, пока человечество не станет божественно совершенным, то есть всегда.
— Многие музыканты говорят, что создают музыку исключительно для себя, и их не волнует мнение слушателей. Рисуются? Прислушиваетесь ли вы к мнению своих поклонников?
Елена: Лично я прислушиваюсь, но так как мы не профессиональные музыканты-сочинители, "на заказ" все равно не получится.
Инна: Конечно, все делается для себя, а если это небезразлично другим, то и совсем здорово!
— Есть ли в вашей жизни что-то, к чему применимы понятие "шедевр", "совершенство"?
Ирина: Понятие великолепного настолько временно всякий раз, что хотелось бы не ослепляться очень, разочарование тут как тут… Все общечеловеческие же ценности и так общие.
— Какая из ваших работ вызывает у вас наибольшую гордость?
Елена: Нет такой.
— Из этого ответа я делаю вывод, что вы перфекционисты. Перфекционизм — насколько он вреден для артиста? Или наоборот?
Елена: Просто к каждой работе у нас есть претензии. Кроме того, мнения по каждому альбому и по каждой песне — разные, иногда противоположные.
— Что вы считаете наибольшим достижением своей жизни на данный момент?
Елена: Огорошена вопросом. Задумалась.
— 8 марта утверждено официальным днем рождения КОЛИБРИ. Вы не любите Международный женский день или наоборот, совмещаете приятное с полезным?
Инна: В какой-то момент жизни Наташе Пивоваровой хотелось называть 8 марта нашим днем рождения. Это, конечно, не так, но по большому счету, какая разница?
Елена: Это была Наташина идея плюс стечение обстоятельств. Честно говоря, не со зла, но мы об этом часто забываем. Видимо, это для нас не так важно.
Ирина: Вредно не любить праздники, они начинают отвечать нам взаимностью. Мы не принесли на жертвенный алтарь ничего, и в ответ тишина, не несущая в себе покоя...
— Как вы относитесь к навешенным на вас ярлыкам?
Елена: Кроме "лесбийского", — других ярлыков не знаю. А к этому как можно относиться всерьез?
Ирина: Ярлыки… Их-то, пожалуй, лучше не замечать, так как они слишком бесят или вызывают злорадство, что еще хуже.
Инна: Расскажите скорей, какие такие ярлыки? Ужасно интересно!
— Раньше я повсеместно встречала определение КОЛИБРИ как "экзотические птички яркой окраски" или что-то подобное. Ярлык "экзотичный, необычный" висит на вас до сих пор, и с одной стороны, это может быть даже приятно. Недавно MARILLION выпустили новый альбом — "Anoraknophobia", а к нему — пресс-релиз с просьбой журналистам не употреблять в общении с ними слова "динозавры рока", "предсказуемый", "музыка из прошлого", "fish" (те же самые ярлыки). Какие термины по отношению к вам вы не хотели бы слышать?
Инна: Даже "экзотический" по отношению к группе стало слышать неприятно, потому что в этом появился какой-то подвох. У нас "экзотические" Витас и… что-нибудь... Линда? Ну, не знаю, что-то в этом не то. Особенно раздражают умилительные "птички", которые не что иное, как "щебечут". Вах-вах-вах! А они нас что, не видят?! Какие же мы, трам-тара-рам... "птички"?! Какая-то погрешность заложена в определение конкретно "женская" группа. Что, Барто — женский поэт, а Михалков — мужской, да? Или, если Бьорк была бы не Гудмундсдоттир, а сын этого Гудмундса, это существенно бы изменило ее артистический размах, ее дар? Она просто большой Художник! Или какая разница, что СЛИВКИ и НА-НА — разнополые существа? Одна ведь фигня! Еще смешат такие вещи: "А сейчас на сцену поднимутся настоящие петербургские леди!" Ну, какие мы "леди"?! Скорее, "люди"...

Мила КРАВЧУК

© 2005 музыкальная газета