статья


Мумий Тролль
«Наш творческий процесс совершенно свободен от каких бы то ни было условий и рамок»


—…Наш новый альбом «Меамуры» вышел 1 сентября. В пластинку мы включили 11 песен. Каждая песня — это совершенно новые настроения, впечатления, мечты и образы — все, что произошло с нами за последние пару лет, прошедших со времени записи нашего предыдущего альбома «Точно ртуть алоэ». Хотя, конечно, эти 11 песен — это только часть из тех нескольких десятков песен, которые были написаны за это время. Каждая песня в этом альбоме может жить собственной жизнью, но нам хотелось создать единую композицию. Самое интересное, что название «Меамуры» родилось еще до того, как альбом был записан. Под эту концепцию мы и выбирали все песни. Эти песни — комбинация наших взаимоотношений с окружающим нас миром, тем миром, в котором мы жили с группой МУМИЙ ТРОЛЛЬ. Это фантазии, которые хотелось бы пережить, это то, о чем вы думали, но может быть, не догадывались, а мы помогли вам это представить.
— Работа над «Меамуры» продолжалась два года. Такой срок подготовки нового альбома для вас оптимален?
— 3 апреля 2001 года завершился наш гастрольный тур в поддержку альбома «Точно ртуть алоэ», потом была подготовка к конкурсу «Евровидение», летом мы немножко отдохнули, а также побывали в Крыму с концертами, и вот где-то ближе к прошлой осени приступили к работе над новой пластинкой. Так что работа продолжалась, я думаю, где-то 12 месяцев.
Я считаю, к любой работе надо подходить ответственно, надо иметь достаточно времени для того, чтобы можно было добиться именно таких результатов, каких ты хочешь. Чтобы было как минимум приятно тебе самому и твоим друзьям. Что касается нашего нового альбома, — здесь нам как раз удалось полностью сделать то, что мы хотели, и лично я полностью доволен тем, что получилось. К счастью, мы не обременены никакими обязательствами по срокам перед звукозаписывающими компаниями, поэтому наш творческий процесс совершенно свободен от каких бы то ни было условий и рамок.
— Для записи альбома вы вновь выбрали лондонскую студию. Смогли ли удивить английские саундпродюсеры вас чем-то в этот раз?
— Мы записывали «Меамуры» на «Mayfair Studios», с нами работал звукорежиссер Джон Гудзон (John Hudson). Мы познакомились с ним в прошлом году на записи нашего англоязычного сингла “Lucky Bride?”, и сразу с обеих сторон возник интерес, и мы договорились попробовать записать вместе пластинку. Поэтому, когда мы готовились к записи «Меамуров», вопроса — кто будет звукорежиссером — уже и не стояло. Кстати, Джон — личность на самом деле легендарная в Англии: он обладатель нескольких премий «Grammy» за вклад в дело звукозаписывающей индустрии, работал с Тиной Тернер, Эриком Клэптоном, ULTRAVOX. Надеюсь, следующую премию он получит за работу над «Меамурами» (улыбается).
— Как вам удавалось находить время на творчество, имея плотный график гастролей и промо-мероприятий?
— Время на творчество есть всегда, песни ведь появляются в любое время и при любых условиях. И то, что вы можете услышать в альбоме «Меамуры», — практически возникло действительно за последние два с половиной года — с момента выхода альбома «Точно ртуть алоэ». Но, как я уже говорил, первые записи были сделаны прошлой осенью, а запись в Лондоне проходила в апреле и в августе этого года, и время для этой работы было, конечно же, зарезервировано заблаговременно.
— Не ощущаете ли вы некий груз ответственности за создание нового культурного архетипа, именуемого «рока-попсом»?
— Между прочим, слово «рока-попс» придумали не мы. Так назвали наш стиль японцы, когда мы приехали на гастроли в Японию в 1999-м году. Причем, когда мы спросили их, действительно ли у них существует такое слово для обозначения стиля, они сказали, что нет, они это придумали специально для нас. Я решил, что это очень ироничное название, которое может положить конец всем этим бесполезным дебатам о стилях. И мне очень забавно наблюдать, что теперь это название действительно прижилось в России, и даже, как я знаю, целые фестивали «Рока-попс» организуются. По этому поводу мы долго смеялись и даже организовали такое местное party. Наверное, да, получается так, что мы внесли веху в развитие российской музыки. Но, думаю, пусть японцы теперь за все это отвечают…
— Согласны ли вы с тем, что «Меамуры» — это наивысшая точка эстрадного китча от МУМИЙ ТРОЛЛЯ, после которой может следовать только нарушение стиля и открытие пути к какому-то иному культурному типу? Карнавал состоялся, — что будет после карнавала?
— Я не хотел бы делать прогнозы, что будет дальше — посмотрим. На данный момент могу сказать мое мнение и мнение друзей по коллективу, что «Меамуры» — наверное, самый искренний и органичный альбом МУМИЙ ТРОЛЛЯ. Для меня и для музыкантов это было именно то, что шло изнутри, что было дано, то, что было прожито, переосмыслено перед тем, как написано, это было то истинное состояние наших чувств, которое нашло отражения для меня как автора и группы, коллектива музыкальных туристов, которые находятся в своих постоянных музыкальных путешествиях.
— Новый альбом уже получил визуальное воплощение в обложке, сайте и клипах. Не интересно ли было бы вам поэкспериментировать с пластикой кино или, например, с живописью и продолжить альбом и в этих формах?
— Я с интересом рассмотрел бы подобные предложения.
— Вам не поступало предложений от ювелирных компаний сделать серию украшений «Меамуры»?
— …Скажу вам по секрету, такие предложения действительно были, и, возможно, мы даже воплотим их в жизнь в скором будущем.
— Как влияет на вас «мультикультуральность» жизни МУМИЙ ТРОЛЛЯ? Воздействуют ли на вас смены культурных ландшафтов? Чем привлекает вас восточная и западная культура?
— Мне очень интересно бывать в новых местах, каждое новое место — это совершенно новые впечатления для нас. Причем в последнее время мы интересуемся не только восточными и западными, но также и северными и южными ландшафтами. Вот совсем недавно мы побывали в Африке, в Йоханнесбурге, где открывали международный саммит ООН. Это очень было необычное приключение для нас и одно из самых запоминающихся выступлений, к тому же. Пели песни и на русском, и на английском языках, чтобы за полчаса, что мы были на сцене, люди попытались что-то уловить и запомнить из наших песен. Причем концерт был стадионный, и в сумерках ночного Йоханнесбурга уже плохо было видно лица зрителей, в основном — белые зрачки глаз. Основным комплиментом нам было то, что африканская публика, известная своим врожденным чувством ритма и любовью к музыке, увлеченно плясала под песни МУМИЙ ТРОЛЛЯ. А многие впервые слышали слово «Россия».
А в конце зимы мы посетили Гренландию, где мы представляли свой первый англоязычный сингл “Lucky Bride?”. Гренландия — страна, очень далекая от всех и по определению, и по названию. Но принимали нас там очень тепло, и до сих пор гренландские поклонники пишут нам письма, и даже, насколько мне известно, организован уже и гренландский сайт МУМИЙ ТРОЛЛЯ!
— Музыкальные критики находят в «Меамурах» влияние как западной музыкальной традиции (PET SHOP BOYS), так и восточной (Рюичи Сакамото). Принимаете ли вы музыкальное цитирование, и всегда ли согласны с тем, когда вам говорят, что некоторые ходы в ваших композициях — не оригиналы, а заимствования?
— Мне очень интересны всегда эти сравнения, я их даже собираю. За те пять лет, которые прошли с выхода нашего альбома «Морская», в моем списке скопилось уже порядка сотни различных сравнений. Видимо, если ты называешься музыкальным критиком, тебе положено находить какие-то музыкальные аналогии и цитирования. Упомянул в статье пару названий, — значит, ты неплохой музыкальный критик. А если смог найти десять, — значит, уже очень хороший. Но вообще, я думаю, лучше искать отличия, потому что это гораздо интереснее.
— Для вас сегодня более важной является форма песен (скажем, собственно звучание песни, визуальный ряд, которым она дополняется при представлении публике) или их содержание — те ассоциации, которые вы вызываете ими у слушателей? В конечном счете, вас все еще интересует, что по поводу ваших неоднозначных песен будут думать и чувствовать?
— Должен быть определенный баланс между формой и содержанием. Форма — она уже создана в процессе нашей работы над записью пластинки. А содержание, пожалуй, создается не только тогда, когда мы сочиняем и записываем песни, но и тогда, когда вы их прослушиваете. Конечно же, мне очень интересно, как люди понимают мои песни, и это очень здорово, что каждый находит в них какие-то свои смыслы, иногда даже такие, какие мы сами в этих песнях и не предполагали. Но я думаю, раз кто-то видит такой смысл в наших песнях, — значит, он действительно имеет место быть. То есть я считаю, что песни могут быть не только передачей каких-то свершившихся событий, но и предсказаниями будущих. И даже, может быть, вызывать какие-то события, — так тоже иногда происходит.
— В текстах песен альбома «Меамуры» есть скрытый смысл?
— Если вы его видите, — значит, он есть…
— Вам близко понятие абсурда в искусстве?
— Я вообще не верю в ярлыки: абсурд, реализм, натурализм, сюрреализм... В жизни всегда есть доля абсурда, и если абсурд появляется и в искусстве — это только закономерно.
— Вы будете издавать отдельным синглом «…Киску», не включенную в альбом?
— Песня «Прости, киска» не вошла в альбом «Меамуры», так же как и еще пара десятков песен, написанных за последние пару лет. Не было возможности включить в эту пластинку все песни, но какие-то из них, в том числе «Прости, киска», я думаю, будут включены уже в следующий наш альбом.
— Много ли воспоминаний о любви вы сохранили в памяти? Стали ли они темой для песен «Меамуров»?
— Я храню в памяти все свои воспоминания и иногда их… пересматриваю. Какие-то из них, конечно же, отразились в песнях, но, как я уже говорил, не все эти песни — воспоминания о прошедших событиях. Но это также и то, что, может быть, ожидает нас впереди — воспоминания о будущем…
— Согласны ли вы с тем, что при внешней китчевости альбома тексты песен можно воспринимать как жесткие и даже жестокие, или это всего лишь мои ассоциации?
— …Это интересно, если вы видите их такими. Но все-таки, мне кажется, в этом альбоме мы говорим об очень мягких и приятных, может быть, немного сентиментальных переживаниях и впечатлениях.
— Расскажите про лондонские клубы «100 Club» и «Ronnie Scott’s», в которых вас пригласили выступать…
— Наши концерты в этих клубах состоялись в апреле этого года. Это были очень разные по настроению выступления — в «100 Club» мы выступали с большим электрическим сетом, а в «Ronnie Scott’s» — а это ведь один из самых известных джаз-клубов в мире — мы представили акустическую программу. Очень приятная и теплая там была атмосфера, и вы знаете, на мой взгляд, выступление в «Ronnie Scott’s» было одним из самых лучших наших концертов вообще!
— Поговаривают, что на сцене небольшого московского клуба RAMMSTEIN в этом году устроил такое же шоу, что и позже на большой сцене в Питере. Видимо, музыканты группы решили не импровизировать. Ваше «Меамуры»-шоу статично, или вы позволяете себе экспериментировать и импровизировать? Кто участвовал в сочинении и организации этого шоу?
— Буквально на днях мы отправились в наш «МУМИЙ ТРОЛЛЬ Motorola Шоу Меамуры Туры» по России, за время которого мы дадим 15 концертов в различных городах. В этот раз мы решили пойти на эксперимент, и впервые в нашей истории, а наверное, и в истории рока-попса вообще, мы везем с собой не только непосредственно собственные инструменты, но и сценические декорации, видео-инсталляции, огромные экраны, звуковое оборудование. Все это будет следовать вместе с нами по городам, а кроме того, еще целая команда звуко— и светооператоров, дизайнеров. Концерты будут проходить на больших площадках, во Дворцах спорта, и в каждом городе мы будем полностью выстраивать сцену заново. Так что жители всех городов, которые мы посетим за время нашего тура, смогут насладиться не менее захватывающим и масштабным шоу, чем то, что мы продемонстрировали 1 сентября на презентации нашего альбома в Москве. Мы готовили эту программу в течение достаточно длительного времени, вместе с известными европейскими дизайнерами разрабатывали концепцию оформления сцены и световых эффектов. Так что, я думаю, посмотреть будет на что. А импровизации — они, безусловно, всегда присутствуют, так что и без сюрпризов не обойдется, в том числе, возможно, и для нас самих.

Катерина НЕВИНСКАЯ

© 2005 музыкальная газета