статья


Бедлам
"Многие считают, что БЕДЛАМ играет примитивную музыку"


На днях мне пришлось встретиться с очень веселой группой БЕДЛАМ. Ребята расположились прямо на мокрой траве и, как ни странно, с прохладной погодой боролись прохладительными напитками. На вопросы мои отвечали: Король (гитара/вокал), Сосед (вокал и все такое), Швед (вокал) и Иисус (бас). Остальные тоже незримо присутствовали, но где-то в другом измерении.


— Что нового в БЕДЛАМЕ? Я, наконец, послушал ваш новый альбом "…Это не мое — это отдать надо…" — злой он какой-то.
— (И) Не зна-а-а-аю, ты просто услышал то, что хотел услышать. Немного грустный, наверное, но не злой — это уж точно. Злыми мы бываем только когда читаем такие рецензии. Мы играем такую музыку, отсюда и впечатление. А новостей у БЕДЛАМА две — это новый басист Паша и барабанщик Макс (бывшая ритм-секция группы КАТАКОМБЫ). Курт теперь играет только в LIKE SUICIDE.
— А зачем вам два басиста?
— (К) Затем, чтоб было.
— (И) А три вокалиста нам зачем? (Драка, братание, кого-то бросают в реку). Мы не так уж серьезно относимся к себе, чтобы что-то анализировать. Нам так нравится. Это внесло новые краски, хотя многие считают, что БЕДЛАМ играет примитивную музыку. Это хорошо, когда много народу на сцене, но, к сожалению, не все сцены могут это принять. Любой новый человек приносит что-то свое в звучание группы. К тому же праздников больше — дни рождения, свадьбы-разводы всяческие.
— Глядя на вас, не скажешь, что вы такие уж пьяницы.
— (С) А мы и не такие, это они такие (показывает на Короля). Машину обтошнят, в траву упадут. Праздник — это ведь не обязательно попойка, чаще просто веселье, общение с интересными людьми.
— (Ш) И чаще попойка.
— (И) А я вообще не пью и алкашей презираю, так что мне теперь, хмурому ходить?
— Как вы относитесь к стрэйт-эйджу?
— (К) Почему мы как-то особенно к этому должны относиться? До этого мы уже не дорастем. Мясо — это вкусно, девчонки — это хорошо, но водка — плохо. Да и знаем мы некоторых таких парней — на словах стрэйт-эйджеры, а в результате…
— Володя, тебе не сложно играть сразу в двух группах?
— (Ш) Нет. На самом деле это дает возможность более полно выразиться как музыканту. В LIKE SUICIDE другая концепция творчества, и как композитор (пусть это громко звучит) Колян сильно отличается от Короля. Тем более что в БЕДЛАМЕ есть большая свобода творчества, хоть и кажется, что Саша запустил свои щупальца во все, что касается группы (опять драка).
— Если сравнивать последний и предыдущий альбомы, то разница в сторону упрощения звучания и мрачности, что ли…
— (И) Да что ты привязался к этой мрачности, БЕДЛАМ "вживую" всегда так и звучал. И скажу честно, мы заставили Короля приблизить альбомное звучание к концертному в ущерб всяким там красивостям.
— (С) Понимаешь, все это альбомное творчество здесь сводится лишь к демо-материалу. Реальные продажи альбомов, что бы не говорили вам музыканты, очень редко окупают саму запись, если вы не писались, конечно, на собственной студии или дома. Как правило, все эти записи нужны лишь для предоставления во всяческие концертные организации. А если на демо группа звучит так, а "вживую" по-другому, то это как минимум вводит в заблуждение. А использовать сэмплеры, — мы не такие богатые. Увы. Но мы будем все равно писать альбомы, уж и сам не знаю зачем. Может, для самоуспокоения. Есть все-таки люди, которым это надо.
— Какое место в хардкор-сцене вы себе отводите?
— (К) А никакой хардкор-сцены и нет. Фикция это все, а мы в ней фикция в квадрате.
— Но все же есть довольно большое количество групп, играющих хардкор.
— (С) Им так только кажется, ну или журналистам так кажется. Все это скорее современный рок с элементами хардкора, но это все равно лучше, чем весь этот говно-рок, который сейчас проповедуется "Нашим Радио". Хотя и это, наверное, кому-то надо, и в чем-то это, наверное, прогресс по сравнению с тем, что звучало пять лет назад.
— Почему тогда вы не играете подобную музыку? Ведь это приносит какие-то деньги и дает возможность выступать на нормальных площадках.
— (К) А зачем? Ведь в это надо верить. А если нет, то получается то, что получается. Это все новая обертка того старого русского рока, который я всегда ненавидел. Дело ведь не в русскоязычности. В этой стране надо петь на русском, ну или хотя бы на белорусском языке. Дело в подходе к самой музыке, в стильности, не в клишировании, а именно в стильности. Музыка должна быть вкусной, должно хотеться топать ногой, а не бить кому-то морду и идти доказывать свою правоту.
— То есть социальность текстов вы отрицаете полностью?
— (К) Нет. Мы тоже считаем, что не ту страну Гондурасом назвали. Просто форма должна соответствовать содержанию.
— Такие вот мы умные!
— (С) Среднюю школу мы закончили, слава Богу, этим и гордимся.
— (И) Незачем корчить из себя больших дураков, чем мы есть на самом деле. А то получается, что если группа из Беларуси, то обязательно придурки.
— (Ш) Хотя то, что творится на сцене, не говорит об интеллекте абсолютно. Но это все стеб, и это надо разграничивать. Сцена и предполагает развлечение, публика должна получать положительные эмоции. Свою публику мы уважаем, и она, как правило, нам отвечает тем же. Ведь мы вышли из одной среды людей, которых как бы и нет.
— Кто она, ваша публика?
— (К) Студенты, школьники, рабочие и безработные. Люди, которые хотят хотя бы на время отвлечься от повседневной реальности и войти в тот жутковатый праздник, который дает им группа БЕДЛАМ. Ведь даже в самой депрессивной песне типа "Лететь" есть элемент веселья. В этом и есть суть нашей музыки — даже в самой плохой ситуации есть выход.
— Как у вас тогда складываются отношения с другими группами?
— (Ш) Мы все живем в одной стране. Тут надо поставить грань. Есть люди, вместе с которыми нам хорошо, а есть, с кем скучно. И это совсем не значит, что их музыка нам нравится или нет (крики "LIKE SUICIDE и БЕДЛАМ — говно!" Драка, братание, кого-то бросают в реку). Я почти не слушаю музыку белорусских групп, и это не значит, что они плохо играют, это мой личный выбор. Реальных новаций не так уж и много (говорю только о так называемой хард-кор-сцене, остальная меня интересует еще меньше), а качество записи настолько никакое, что и говорить, в общем, не о чем. Как правило, это не вина этих групп. Просто люди, которые занимаются записью, совсем не заинтересованы в конечном результате, а сами музыканты просто не знают, как этого достичь. Шоу-бизнес такой.
— (И) А то, что некоторые музыканты поливают друг друга за глаза грязью, то это случается в любой среде. Как правило, от неуверенности в себе. Нам нечего делить ни с кем. Хотя сама по себе зависть — довольно креативное чувство, заставляющее стремиться к чему-либо. Но лично мне, например, сборка "БМА" понравилась. Нашим группам есть чем конкурировать с российским альтернативом.
— Как вы, кстати, оказались на "Hardcoreмании"?
— (К) Швед, подлец, сказал, что надо записать песню на белорусском языке, а сам исчез куда-то. Мы взяли довольно старую песню "Колыбельная", достаточно хорошо принимаемую на концертах, но получилось как-то не очень.
— (Ш) Довольно дегенеративно получилось. Зато опыт поимели. К тому же больше людей нас услышит, хотя лично я думаю, что люди, которые слушают белорусскоязычную музыку, слишком заангажированы и принимают в свою тусовку очень осторожно. Там все настолько клишировано, что я очень удивлен, что мы попали на сборку. Повторюсь, в целом сборка мне понравилась, для себя я открыл некоторые группы, не скажу, какие, а то остальные обидятся, тем более, что их считают монстрами.
— Какие ближайшие планы у БЕДЛАМА?
— (К) Будем репетировать. У нас достаточно большая программа — часа на два, а тут новые люди, будем потихоньку поднимать. У нас несколько новых песен, будем их записывать.
— Ну и напоследок, что бы вы хотели сказать вашим потенциальным слушателям?
— (Ш) Проще относитесь к жизни. Получайте удовольствие от самой жизни и не ищите кайф в синтетических удовлетворителях, есть другой стимулятор — музыка.

Валдис КНАУФ

© 2005 музыкальная газета