статья


Новгородцев, Сева
“Меня интересует все в жизни человека”



Этим летом легендарный диск-жокей русской службы Би-Би-Си Сева Новгородцев отметил юбилей — его знаменитой музыкальной программе "Рок-посевы" исполнилось 25 лет!!! "Первый русский диск-жокей" занял свое место у микрофона в июле далекого 1977 года. Не будет преувеличением сказать, что целое поколение людей выросло и сформировало свои музыкальные вкусы, и не только вкусы под влиянием его еженедельных пятничных радиопрограмм. Недаром появилась знаменитая поговорка: "Есть обычай на Руси ночью слушать Би-Би-Си!".

Программа пережила железный занавес, четырех генсеков, двух президентов, трех британских премьер-министров (включая 18-тилетнее правление Маргарет Татчер) и четырех начальников русской службы Би-Би-Си. Долгие годы ее советских слушателей изгоняли из институтов, посылали служить в самые дальние гарнизоны, даже сажали в тюрьму. Музыковеды в штатском хулили ее на страницах центральных газет, спецы по идеологическим диверсиям утверждали, что Севины хохмы придумывает целый отдел. Прошло время. Сева Новгородцев теперь частый гость в России. Его радиопрограммы выходят на нескольких отечественных радиостанциях, на основе его передач издательством "СКИТ Интернешнл" выпущено 2 книги "радиорассказов с картинками" "Рок-посевы". Сева сотрудничает с множеством российских музыкальных изданий, участвует в музыкальных проектах.
9 июля этого года в московском клубе "Б-2" состоялось юбилейное шоу "25 лет "Рок-посевам" с участием Севы Новгородцева, друзей программы и музыкантов. Режиссер шоу стал известный своими театрально-творческими приколами Кирилл Немоляев.

— Как вы оцениваете современный российский музыкальный рынок?
-- Вопрос очень общий, чтобы на него ответить корректно. Кроме того, состояние российского музыкального бизнеса мне известно только поверхностно, из-за границы. Я отслеживаю то, что к нам приходит, очень много талантливой и свежей музыки, которая, конечно, востребована только в России — за ее пределами актуальность этой музыки теряется сразу.
— Кто из музыкантов, побывавших в эфирах вашей программы, был вам наиболее интересен? И почему?
— Все, кого я в программу приглашал, мне интересны, однако они все люди и артисты самодостаточные, и сравнивать их невозможно. Скажем, невозможно сравнивать Шевчука и СПЛИН или Умку и БГ — я всех их одинаково люблю. Как говорил мой дедушка, какой палец на руке не укуси — все больно.
— С кем из музыкантов вам хотелось бы пообщаться, да не довелось пока?
— Ну, все, с кем хотелось пообщаться — со всеми пообщался, слава Богу, с этим проблем нет.
— Есть ли такой артист, жизнь которого вас удивляла?
— Есть всякие загадочные люди типа Дэвида Боуи: ты думаешь, он в одном месте, а он в другом, ты думаешь, он сейчас одним занимается, а он, как черт выскакивает, в Интернете торгует своими акциями по полмиллиона. Талантливый человек! Обгоняет всех критиков как минимум на два шага, я таких людей люблю.
— У вас были "проходные" эфиры?
— Сознательно — нет. Я стараюсь никогда не халтурить: в нашем деле один раз срежешь угол — захочется и во второй раз, это опасно. Это не только работе вредит, но и твоему внутреннему развитию. В отношении к делу есть что-то кармическое: как только начинаешь халтурить — сразу ползешь вниз.
— У вас сохранилось чувство новизны работы, и воспринимаете ли вы "Посевы" как работу?
— Это по форме — вещь стандартная, а по наполнению — нет, потому что каждый раз надо сказать то, что ты еще не говорил. Поэтому это как чай пить: кружка все время одна и та же, а чай — разный.
— Какими источниками информации вы пользуетесь, и какие бы могли посоветовать читателям "МГ"?
— Ну, если вы владеете английским и Интернетом, то советую вам заглянуть в Интернет-магазин и посмотреть, что там по интересующему вас вопросу есть. Если есть деньги и карточка — можно эту книгу заказать, прочитать, перевести. На самом деле, музыкальной литературы сейчас очень много в связи с общим окостенением жанра: жанр уже развился, информация о нем есть, биографы все уже написали, музыканты обо всем рассказали. Так что, в принципе, качественная литература сейчас есть, для серьезного исследования я бы ее рекомендовал.
— Что, на ваш взгляд, должна обязательно содержать оценка музыкального произведения критиком? Иными словами, из чего обязательно должна состоять рецензия?
— Вообще, в критику я бы людей со стороны не пускал. Критикой должен заниматься человек, который сам музыкой занимался, который может увидеть какие-то внутренние пружины и не пытается из невидимого создать нечто видимое. Другими словами, музыка — вещь абстрактная, а слова — конкретная, и одно в другое переводится с огромным трудом. Для меня лучшая музыкальная критика — это песнь акына вдоль тех звуков музыкальных, которые он слышал.
— Какие факты из жизни музыкантов наиболее интересны вам как журналисту и меломану? Вы доверяете "жареным" фактам?
— В наших краях "жареных" фактов не бывает, потому что если ты один раз "жареный" факт напечатаешь… Но в "желтых" газетах печатают все, что угодно. "Желтых" газет я не читаю, кроме них есть много хороших и интересных публикаций. "Желтые" газеты читают, ну, я не знаю, нетрезвые водопроводчики по дороге на производство. У нас их тоже достаточно много, но они меня не интересуют. А интересует все в жизни человека: почему так все получилось, откуда взялось?..
— За 25 лет вами отслушано огромное количество пластинок. Вы можете предложить музыкантам схемы написания "качественной" музыки?
— Нет, поскольку человек, давно занимающийся музыкой, сразу видит — есть в этой музыке свежие идеи или здесь одни штампы. Условно говоря: включаешь отечественное радио и с первых тактов уже понимаешь, что будет в конце. Если этих штампов нет, то музыку слушаешь с интересом. Но любой человек, даже музыкальный критик, новой музыке сопротивляется. Это не дело — слушать музыку все время. В этом смысле для меня идеал — англичанин Джон Пилл, он вел передачу трехчасовую в ночном эфире, для которой ему нужно было отслушивать часы плохой музыки, которую ему присылают со всех сторон. Я в начале 80-х хотел открыть пластиночную фирму и ходил по фирмам, отслушивал много групп на предмет подписания с ними контракта. Прослушал около 100 групп, не нашел своих героев и плюнул на это дело. Количество плохой заштампованной музыки просто безмерно, более опустошающего опыта я представить себе не могу.
— Кто присутствовал на вашем юбилейном концерте?
— В основном это люди, которые были у меня в Лондоне, и те, кто пишут тексты с хорошими словами: Умка, СПЛИН, ну и Кирилл Немоляев, потому что он отвязный артист совершенно.
— Как складываются ваши отношения с Немоляевым? Почему вы доверили ему режиссуру праздника?
— Да нет, режиссуры не было: мы придумывали все сразу и довольно быстро, он просто был заключительным актом. Меня всегда Немоляев просто интересовал как человек, вышедший из недр Большого театра и вошедший в крайнюю форму таких рок-пародий… театрального рока.
Пришел Гребенщиков, но без гитары. Макаревич был в это время в Бресте, он при всем своем желании приехать не мог, но он записал свое поздравление на видео.
— Как вы относитесь к наметившейся сейчас тенденции к музыкальному стебу и пародии?
— Всячески приветствую.
— Каким вы видите будущее вашей программы?
— Хотелось бы, честно говоря, профессию сменить, потому что уже поднадоело каждую неделю это писать и включаться в такую беззаботную молодежную энергетику, которая дается все труднее: обуревают думы и заботы, а надо идти и шутить, и быть веселым и беззаботным.
— По каким причинам музыканты отказывались приходить к вам на эфир? Было ли такое?
— Музыканты — нет. Но интервью, были такие случаи в "Севаобороте", скажем, отказался давать Жванецкий. Он сказал: "Я интервью не даю, потому что во время интервью тебя могут рассыпать". Я понял потом, что он имел в виду. Он человек, который хорош в своей хорошо взбитой фразе, над которой он работал давно, а импровизировать на ходу он не любит. Так, ведя телевизионную передачу, как мне рассказывали, он проявил себя совсем не в том качестве, которое от него ждали, видели при исполнении фельетонов.
— Всегда ли вы корректны в эфире?
— Конечно, заносит, как и всех остальных, но я готов к критике в любой момент и сразу же иду на попятный, себя правым не считаю никогда. Если кому-то не нравится, что я делаю, я извиняюсь сразу.
— Вы являетесь "дегустатором" музыки, а как насчет дегустации всего остального?
— Не чужды совершенно гурманские наклонности, я автор поварской книги, кое-что могу сготовить при случае. Снялся давеча в "Смаке".
— Ваш "Топ-10" на все времена среди исполнителей, групп, альбомов, песен…
— Не дождетесь!

Катерина НЕВИНСКАЯ

© 2005 музыкальная газета