статья


Clarke, Jamie
Все, что вы хотели знать о POGUES, Ирландии, Jamie Clarke и его новом альбоме

Нет, только не говорите, что не слышали о нем никогда. Никто вам не поверит. Ведь Джеми Кларк играл на гитаре в самой легендарной из фолковых и самой ирландской из панковских банд THE POGUES, в тех самых культовых POGUES, которые давным-давно распались, а потому считаются мифологизированными и абсолютно недоступными. Осталась только их развесело-пабовская и довольно социальная музыка, да несколько соло-проектов, шумных и не очень. Проект Кларка — из тех, что не очень. Ему так надоела шумная рок-н-ролльная жизнь, что он тихонечко съехал в педантичную Германию и сформировал там группу из совершенно неизвестных музыкантов со смешными именами — с ним играет балканский аккордеонист Предраг Зарич и немецкий драммер Андреас Шабиндер. Когда они попробовали поиграть вместе, получался сумасшедший ирландский фолк, ну почти POGUES, да не совсем — чувствовались безумные балканские напевы да немецкие бюргерские мотивчики. Получались этакие ирландские полечки с общеевропейским надрывом. И когда поняли музыканты, что интернациональность и всеохватность их музыки заслуживает внимания, они бросились выступать. Только не по клубам-стадионам — зачем оно им? Они рванулись покорять ирландские пабы — ведь в каждом приличном городе есть такое место, где рекою льется эль, где пьяные тетки танцуют на столах, а суровые матросы в стельку под этими же столами и валяются, рассказывая друг другу анекдоты про ирландцев. И развесело-алкогольная фолковая музычка Джеми Кларка тут очень даже к месту. А слава лишняя ему ни к чему — он же не двадцатилетний поп-маньяк, мечтающий о розовом лимузине и страстных воплях поклонниц. Впрочем, фанаты у него все равно появились — как-то щемили его в пабах, танцевали под его музыку бешеной толпой и всячески упрашивали Джеми играть песенки POGUES (а ему-то что? Он и играл, если просили!), и решил Кларк выпустить по этому поводу компакт-диск своей группы, которая называется PERFECT, то есть "совершенство". Альбом специально выпустили в старинный ирландский праздник — День Святого Патрика (это весной, какая-то особая среда марта). По этому поводу Джеми ужасно радовался, раздавал налево и направо автографы и поцелуи и даже как-то вечером позвонил в нашу газету, чтобы поделиться радостью от недавно вышедшего альбома…

— Вы его слушали? Вы слышали, что мы там поназаписывали? — радостно кричал он. Пришлось признаться, что не слушала. Потому что диск кто-то взял на рецензию. Ну, оно так всегда бывает — появляются новые диски, а кто первым прибежит, тот все и забирает. Здоровая конкуренция, понимаете ли. Джеми расстроился.
— И что вы можете сказать в свое оправдание, девушка? — суровым голосом процедил он.
— Понимаете ли, тут у нас, когда новые диски появляются... — начала я, но Джеми перебил меня и мстительно сказал:
— Я знаю. Это все продюсер. Мой сволочной продюсер не выслал вам этот диск. Ну ладно. Я буду бить морду этому продюсеру, пока он не посинеет. Не подумайте только, что я со зла. Это же все шоу-бизнес. А так вообще он неплохой человек.
Ладно, пусть лучше бьет продюсера. Продюсер-то небось уже привык, а вот нам нужно интервью взять. Конечно, неудобно, когда из-за тебя достается невинному человеку, но у него же работа такая.
Постепенно Джеми успокоился и начал рассказывать о своем новом альбоме, какой он весь хороший да красивый, да как весело под него пивко распивать, и, мол, как нехорошо, что мы куда-то этот диск зафигачили напару с продюсером...
— Эй, эй, Джеми, так нечестно. Расскажи лучше о своей группе. О людях, о том, как все начиналось, как ты оказался в Германии и всякое прочее.
— Ну ладно. Слушай. Когда POGUES распались, я съехал в Германию. Просто так. Играл с аккордеонистом и барабанщиком по барам. Тоже просто так. Потом барабанщик свалил, и пришлось искать другого через Интернет. Вначале мы просто весело проводили время, а я вспоминал молодость, наверное. Потом как-то мы поняли, что надо давать больше концертов, появился контракт с рекорд-компанией, вследствие чего и появился тот самый альбом, которого вы так и не...
— Да, я уже поняла про альбом... А расскажите про участников группы. Как они влияют на ее звучание?
— Наш югославский товарищ, например, привносит всякие балканские штучки, иногда это вообще очень специфично звучит, как будто мы югославский фолк играем. До знакомства со мной он ничего об ирландской музыке не знал. Мне пришлось заставить его разучить несколько ирландских песенок, чтобы он понял, в чем дело. Он понял, но играет все равно балканскую музыку. И это просто замечательно сочетается с тем, что делаю я. А барабанщик наш — это вообще рок-барабанщик. Он даже работал в мюзикле "Волосы". И в виде смеси все это выглядит просто умопомрачительно. Причем, несмотря ни на что, это именно ирландская музыка, в чем-то продолжающая традиции POGUES. Жаль, что ты не слушала альбома. Это многое меняет.
— Ну-у-у, зато я слушала POGUES...
— Это не считается, хе-хе-хе...
(Черт, вот ведь прицепился. А я ведь ходила по редакции, честно спрашивала, нет ли где альбома Джеми Кларка. Никто не признавался — наверное, очень уж альбом замечательный. Торжественно клянусь сама себе, что послушаю этот диск раз семь, и еще — что никогда не буду брать интервью у музыкантов, чьих новых альбомов я не слушала. И вам того же советую. А то чувствуешь себя как-то нехорошо).
— Вы сказали о традициях POGUES. То, что вы делаете — это попытка вспомнить славное прошлое, или же вы просто отталкиваетесь от него, чтобы сделать что-то свое?
— И да, и нет. Мы просто вступаем на новый уровень, делаем шаг вперед. В POGUES ведь было восемь музыкантов, такая толпища на сцене бесилась. А нас только трое. Таким образом, музыка упрощается, становится более концентрированной и более прямой, целенаправленной. Это какой-то новый виток развития, и это не лучше, чем POGUES, но в чем-то интереснее. Ведь троим людям проще найти контакт с аудиторией, более тесно пообщаться со зрителем.
— Вы так любите ирландский фолк, что играть всякую другую музыку вам просто неинтересно. Это у вас с детства, наверное, такая приверженность к корням? Наверное, в деле замешана старая ирландская бабушка, на ночь рассказывающая тебе легенды на гаэльском...
— Да нет, фигня это все. Я открыл для себя ирландский фольклор только тогда, когда попал в POGUES. Я был просто очарован, и с тех пор ничего другого играть не хочу. Я ходил по разным барам, слушал фолк, вливался в тамошнюю тусовку и впитывал в себя все, связанное с этой музыкой и культурой. А до этого, до знакомства с POGUES я... да что там... попсу всякую играл, вот.
— А то что вы играете сейчас — какие у этой музыки влияния, кроме фолка?
— Наш барабанщик очень любит джаз, и это как-то отражается на общем настроении нашей музыки. И еще он очень долго играл рок. А аккордеонист очень долго играл классику, такую совсем махровую классику. И это тоже как-то влияет на нас. А я еще и радио слушаю. Поэтому такая эклектика получается. И фолк, и классика, и рок тоже немножко.
— Ваша музыка такая позитивная, развеселая, жизненная. Вы сочиняете, основываясь на каких-то личных эмоциях, которые испытываете в данный момент, или это у вас уже такой автоматический музыкальный позитив?
— Нет-нет, я до сих пор пишу музыку очень просто и честно. Все песни совпадают с эмоциями и чувствами из моей реальной жизни. И сюжетные песни все тоже основаны на каких-то штуках, которые со мной происходят. Или с нами всеми. Я уже не очень хочу быть сильно политическим и пишу песни на такие более личные темы, касающиеся нашей повседневной жизни.
— А на какие темы больше всего песен получается?
— Нууу. Наверное, на все, которые связаны с нашей жизнью. На новом альбоме есть, например, песенка "Hey Now". Так она про аккордеониста и барабанщика. Мы играем очень много концертов, почти каждый день, постоянно приходится контактировать друг с другом, как-то стараться друг друга понимать и отношения между нами бывают очень разные, от панибратски-дружеских до злостно-ругательных. Иногда мы ругаемся, а то и подраться можем. И об этом, например, интересно было бы написать. И вот эта песня — о том, как ругаются эти два чувака. Очень смешно получается. Вот когда ты услышишь этот альбом, ты поймешь, о чем я тебе говорю...
— Услышу, услышу, честно... Давайте теперь не об альбоме поговорим. О концертах. Вы постоянно играете в ирландских барах. Это для вас идеальный вариант концертной атмосферы? Или проскальзывают захватнические планы поиграть в каком-нибудь суперзнаменитом клубе или, не приведи господи, в концертном зале с мощной акустикой?
— Да, мы играем в огромной количестве пабов, только все больше в Германии. Когда мы едем в Бельгию или Голландию, например, мы часто попадаем на какой-нибудь огромный фестиваль или играем там по клубам, и в других европейских странах тоже так. Но это все-таки немножечко не то, что нам нравится, потому что оно не совпадает по настрою с нашей музыкой. Странно — вот в один день ты играешь перед пятью десятками людей в прокуренном пабе, а потом ты играешь перед пятью тысячами на фестивале... И если для POGUES играть перед многотысячной толпой было обычным делом, то нам ближе атмосфера домашнего уюта и очень тесной коммуникации. Это странно, но гораздо веселее играть для маленького количества людей. Ты видишь каждого человека. Ты можешь вступать с ним в визуальный контакт. Ты видишь, какие чувства он испытывает. А толпа — штука иррациональная, у нее одно единое настроение, каждого отдельного человека из толпы ты не почувствуешь. Для рок-музыки так и нужно, но нам так нравится обстановка этакой дружеской попойки-вечеринки...
— Вот, вы заговорили о попойках. Вы же постоянно по этим пабам играете. Наверное, вы любите выпить кружечку-другую пивка... Как у вас вообще отношение к алкоголю?
— Ну, я понимаю, о чем ты. Вообще на работе мы не пьем. У меня как бы два разных типа понимания и осознания сущности ирландского паба. Один — это паб как место работы. А другой — это когда у меня есть свободное время, и я иду туда выпить пивка и развеяться. Только одна проблема — пабов, где я не работаю, а просто отдыхаю и пью пиво, становится все меньше и меньше, ха-ха! Как бы они все, блин, не закончились! Ну, ты сама понимаешь, когда я был совсем молодой, я так к этому не относился. Хе-хе...
— Интересно, а вы когда-нибудь пробовали отыграть концерт, будучи пьяным в стельку?
— Оооо! Ну было в юности ранней, конечно. Одно плохо — я не могу тебе рассказать о впечатлениях. Потому что я был действительно пьяным в стельку и поэтому ничего не помню. Мне на утро рассказывали, что я выходил на сцену и даже пробовал играть, пусть и не совсем аккуратно, но концерт вроде отыграл. Но я вообще ничего не помню. Голова болела страшно, это я помню хорошо. И еще — когда я перестал играть с POGUES, я на самом деле почти перестал пить. Когда ты 15 лет ведешь такую рок-н-ролльную раздолбайскую жизнь, в один прекрасный момент ты сам по себе это все прекращаешь. Как-то неинтересно становится. А то у нас во времена POGUES были постоянные вечеринки. Каждую ночь надо было идти к кому-то на вечеринку. Весело жутко, но со временем надоедает. И как ни странно, помнишь ведь даже не эти вечеринки. Помнишь классные концерты. Помнишь музыку. Это, наверное, самый главный опыт и самое ценное общение.
— А вы общаетесь с бывшими участниками POGUES?
— Конечно. В прошлом году мы даже устроили что-то вроде воссоединительного тура с оригинальным вокалистом и гитаристом группы. Так, поиграли вместе. Правда, я сейчас в Германии, поэтому мы не очень часто видимся. Иногда барабанщик ко мне в гости может нагрянуть, а так мы просто по телефону болтаем, очень долго, часами разговариваем... и-мэйлами перебрасываемся... Я ему свой диск послал по почте, пусть слушает и радуется.
— Кстати, о диске. Вы — концертная группа. Не страшно ли выпускать и записывать альбом, зная, что атмосфера концертной коммуникации может потеряться, и вы будете звучать не так, как хотелось бы?
— Нет, все нормально. Мы же большую часть альбома "вживую" записывали. Так что ощущение должно сохраниться. Мы хотели создать не звук, а атмосферу. И чтобы инструменты звучали так, как будто мы играем на концерте. Записывались иногда практически "набело".
— А ваши концерты... Сама атмосфера в эмоциональном смысле такая же развесело-непредсказуемая, как у POGUES?
— Ну да, мы очень веселые люди. Мы очень любим смеяться. Ведь что было самым главным в POGUES — это ощущение глобального праздника на сцене, такой вроде как вечеринки, на которую приглашается каждый зритель. И это мы стараемся продолжать нашими концертами. У нас есть такие песни, которые мы никогда не будем записывать, потому что они хороши только на концертах, потому что они очень веселые, очень открытые. Какое-то веселье, раскрепощенность — это для меня главное в исполнении музыки.
— Можете вспомнить какие-нибудь прикольные истории, связанные с вашими концертами?
— Ой, у нас же по 150 концертов в год. И на каждом что-нибудь происходит. Я и не вспомню. Обычно бывают всякие прикольные инциденты с вовлечением публики в концерт. Мы всегда стараемся как-то растормошить зрителей, и из этого может что угодно получиться. И друг над другом мы тоже часто шутим.
— У вас есть какие-то конкретные плэй-листы для концертов или вы выбираете песни уже в процессе?
— Именно! Все, что мы играем в тот или иной вечер, зависит от настроения аудитории, от нас самих и того, что мы чувствуем. Никогда не угадаешь, что мы будем играть на следующий день. Все идет очень спонтанно и поэтому правильно. Если народ мрачный, мы играем песенки, что повеселее. Если все слишком эйфорические, мы наоборот валим лирику. То есть все зависит от каких-то волн, идущих от слушателей.
— А если они требуют, чтобы вы играли песни POGUES, вы не злитесь?
— Да зачем злиться-то? Тогда я играю им песни POGUES. Это же нормально. Если народу нравится слушать классные песни классной группы, и если мне это тоже нравится, то какие проблемы? У меня на этот счет нет никаких предрассудков. Разве что не очень уж хочется играть их в очень больших количествах. А так нормально. Ведь это была фантастическая группа, и гораздо более знаменитая, чем мы. И никуда от этого не деться.
— И все же, как вы думаете — что такого особенного в ирландском фолке? Ведь, в общем-то, именно эта музыка безумно популярна практически везде, в любой стране. Всякий другой фольклор — дело, в общем-то, национально принадлежное, а вот Ирландия ухитрилась экспортировать себя буквально всюду. Вы можете дать разумное объяснение этому чудному феномену?
— Да не могу я! Может быть потому, что люди, которые эту музыку играют, очень дружелюбные и добрые? Может, дело и не в музыке вовсе — ведь ирландский фолк по сути не сильно отличается от фольклора других европейских стран. Может быть, дело в самих людях, в их какой-то открытости для всех, в незамкнутости и готовности делиться своей культурой с кем угодно? Или дело в близком контакте со зрителем, который необходим для исполнения ирландской музыки? Черт, я даже не знаю, почему она так популярна во всем мире. Ха-ха-ха!
— Наверное, потому что она просто классная...
— Нет, понял! Потому что она ЖИВАЯ! Она развивается, она реагирует на эмоции слушателя, она чувствует вместе с вами, она почти дышит. Она помогает коммуникации между людьми, как-то эмоционально объединяет. Наверное, дело именно в этом. А мелодии — ну, у всякой страны ведь есть свои классные мелодии.
— Вы, наверное, отмечаете всякие ирландские праздники? День Святого Патрика, например, — это ЧТО?
— День Святого Патрика — это... это... Самый Массовый Концерт Года. Ха-ха-ха! Вот! Уже три года я играю с PERFECT и Самый Массовый Концерт Каждого Года — это День Святого Патрика. Это для нас очень большой день. Потому что в этот день ВСЕ, буквально все подрываются нас послушать. Пабы заполнены до предела. Народ сходит с ума. Веселуха, одним словом. Правда, вне Ирландии из этого праздника сделали что-то коммерческое, но от этого никуда не деться. А вообще, очень хороший праздник, такой добрый. В этот день очень легко общаться с людьми, потому что все пьяные и добрые.
— У вас есть какая-то философия в группе или вы делаете то, что вам нравится?
— Философия? Ха-ха-ха! Мы делаем то, что нам нравится. Это очень честно. И это самое лучшее, что можно делать, если ты играешь народную музыку. Делай то, от чего тебя действительно колбасит, и тогда всех будет колбасить от того, что делаешь ты!
— Замечательно как. Спасибо большое за интервью.
— И тебе спасибо. Вопросы у тебя нормальные были, только вот альбом ты все равно должна послушать.

Ну естественно. После такого разговора я бы послушала буквально все, что посоветовал бы мне этот чудесный ирландец. А тут еще и его собственный новый альбом. В общем, даю торжественную клятву разыскать недоброжелателей и стрясти с них этот чудесный диск, после чего мы расстаемся с Джеми почти друзьями, с пожеланиями успехов и всяческих жизненных радостей. Надо будет его к нам в гости пригласить обязательно. Хорошенько напоить местным пивом и устроить джэмминг в ближайшем ирландском пабе. Наверняка всем понравится.

Татьяна ЗАМИРОВСКАЯ

© 2005 музыкальная газета