статья


Eminem
Темная сторона Америки

Не каждый рэппер появляется на обложках "Rap Pages", "Vibe", "Rolling Stone", "Spin", "URB" и "Stress" и отправляется в турне по всей стране задолго до выхода своего дебютного альбома. И мало кто осмелится вскрыть то, что сидит в подсознании миллионов так, как это делает он, точнее, его второе "я", Slim Shady. Это делает эмси из Мичигана феноменальным. "Да, я говорю о том, что, как мне кажется, будет шокировать людей. Но я не делаю того, что шокирует людей. Я не пытаюсь стать новым Тупаком, но я не знаю, сколько мне суждено пробыть на этой планете, поэтому пока я здесь, я использую эту возможность на все сто".

Родители Эминема поженились в 1973 году, когда его матери было пятнадцать, а отцу двадцать два. Два года спустя, 17 октября 1975 года, в Канзас-Сити у них родился сын, Маршалл Брюс Мэзэрс III, будущая звезда рэпа. Его родители выступали с группой DADDY WARBUCK вдоль границы штатов Дакота и Монтана, но их отношения дали трещину, и через полгода после рождения ребенка отец бросает семью, отправившись в Калифорнию. Впоследствии Маршалл напишет своему отцу несколько писем, которым будет суждено вернуться к отправителю. "Я слышал, что сейчас он пытается связаться со мной, — говорит Эминем. — Да пошел он!"

Расставшись с мужем, Дебби, мама Эма, жила у своих родственников, самым дорогим из которых для Эминема был его дядя Ронни, ставший его лучшим другом. С 1980 года Дебби с сыном живут в Детройте, где мальчишка становится жертвой ежедневных издевательств местной шпаны. Зимой 1983 года на перемене его избили до потери сознания, он попал в больницу. "У него было кровоизлияние в мозг, в течение пяти дней он постоянно терял сознание", — вспоминает его мать. 1984 год считается переломным в судьбе Эминема — он возвращается в Канзас, где Ронни знакомит его с рэпом, дав ему прослушать песню "Reckless" Ice-T с саундтрека "Breakin'". Эм восхищался Ронни, видя, как тот сочиняет и записывает свои собственные песни. Через три года Дебби с детьми (к этому времени у Эма появился сводный брат Натан) снова едет в Детройт и поселяется в восточной части города, где они стали одной из трех белых семей в районе. "У меня нет расовых предрассудков, — говорит Дебби. — Это не было проблемой. Но более молодые жители квартала доставляли нам неприятности. Маршалла часто избивали". “Как-то я возвращался домой от приятеля мимо торгового центра Бель-Эйр. Чернокожие чуваки подъехали ко мне на авто, вытаращив свои средние пальцы. Я ответил им тем же, они уехали, я выбросил их из головы, но они припарковались. Один из них подошел и врезал мне по зубам, сбив меня с ног. Потом он достал пистолет. Я мигом выскочил из своих ботинок! Я думал, они им нужны”. Нет, им отнюдь нужна была не обувь. На следующий же день Маршалл нашел свои ботинки торчащими из грязи на том же месте, где он их и оставил. "Тогда-то я и понял, что дело в цвете кожи". Эминема спас белый мужчина, проезжавший мимо. Он остановился, вытащил пистолет, спугнул негодяев и отвез напуганного мальчика домой. "Он пришел в носках и нижнем белье, — вспоминает мать. — Они сняли с него спортивный костюм и забрали бумбокс. Они бы убили его".

Единственной отрадой в жизни Маршалла стал рэп. "Когда мама уходила играть в лото, я тут же включал свое стерео". Написав свой первый рэп в тринадцать лет, вскоре он начал демонстрировать свои способности в соседней школе Осборн, вместе со своим другом MC Proof участвуя в эмси-баталиях, которые проводились в столовой. "Это было чем-то вроде "белые не умеют прыгать", — вспоминает Proof. — Все думали, что его легко победить, но каждый раз он доказывал обратное". По субботам друзья ходили на бои эмси в клуб "Hip-Hop Shop", первый этаж детройтской рэп-сцены. "Меня начинали освистывать, как только микрофон попадал ко мне в руки, — рассказывает Эминем. — Но, услышав мои строки, ублюдки затыкались".

В семнадцать лет Эминем, три раза провалившись на экзаменах, вылетает из школы. Летом 1992 года он встречается с Ронни и узнает, что тот завязал с рэпом, что это было лишь его хобби, увлечение детства, неосуществимая мечта. Но для Эма рэп к этому времени стал целью всей его жизни, ее смыслом. Тогда Эминем и подумать не мог, что через год, 13 декабря 1993 года, Ронни наложит на себя руки. Эм тяжело переживал трагедию, впав в глубочайшую депрессию и забросив рэп. Еще бы, он потерял самого дорогого для себя на тот момент человека, в чьей смерти винил себя. Он думал, что если бы Ронни позвонил ему, он бы смог предотвратить несчастье. Он винил себя в том, что не смог увидеть в Ронни этого, когда тот приезжал к нему. "Я не говорил целыми сутками, даже не нашел сил выбраться на похороны".

В конце 1995 года у Эминема и Ким Скотт, с которой он познакомился еще в школе, когда ему было пятнадцать лет, родилась дочь, Хейли Джейд. Теперь ему надо было заботиться о своей семье, думать о ее будущем, ведь он поклялся, что никогда не станет для своей дочери таким отцом, каким был Маршалл Мэзэрс II для него, и единственной надеждой и спасением для него был рэп. С новыми силами он берется за свое ремесло, ни на минуту не забывая о дочери, и постепенно становится знаменитым в среде хип-хоп-андерграунда.

В 1996 году на независимом лейбле он выпускает свой первый диск "Infinite", — пластинку, лишенную острого юмора и гнева, скрытого в словах еще нерожденного Slim Shady.

Характерная черта диска — минимализм музыки (жесткий бит, бас, максимум два сэмпла и хэт) и хорошо отточенная лирика, на которой сконцентрировано все внимание эмси. В песне " It's ОК" Эминем говорит, что, живя на нищих улицах, где "детей привлекает оружие" и льется кровь, а его младший брат-астматик не может долго находиться в школе, потому что там все курят крэк, видя, как из-за денег хорошие люди продают свои души дьяволу, он не опускает руки, не собирается ни сдаваться, ни идти по порочному пути к своим целям. "Я использую более умную тактику, чтобы вырваться из трущоб, я не настолько глуп, чтобы, как многие, склонить голову перед подонками. Это тяжело, но я пытаюсь поступать правильно на этой земле, но ею правит ад с тех пор, как я свалился на нее". Эм также считает, что своей позиции он обязан Богу: "Он научил меня справляться со стрессом, надеяться на лучшее вместо того, чтобы хандрить и отчаиваться". Композиция " Never 2 Far" пропитана горячим желанием Эма добиться своего, достичь своих целей, обеспечить себя и свою семью, избавить их от лишений. Пусть в этом мире ничего не дается людям просто так, он уверен, что "ты можешь стать царем, ты можешь править миром, ты можешь делать все, что хочешь, все зависит лишь от тебя, ты можешь стать звездой, где бы ты ни был, ты не слишком далек от дохода."

Ряд песен диска посвящен сущности эмси. Так, в треке "313" выражена идея о том, что чтобы стать одним из них, недостаточно лишь взять микрофон в руки и прочитать пару-тройку куплетов, а напротив, это связано с кропотливой работой над собой и страстным стремлением превзойти не только других, но и самого себя. В этой песне с присущей всему его творчеству иронией Эминем обращается к фальшивым эмси: "Ты не смог заставить слушателей поднять руки, ведь они проглотили свои пальцы... не надо выкаблучиваться и пытаться быть тем, кем ты не являешься, ведь, может, ты и ловок, но, перепрыгнув подсвечник, опалишь спину, полюбишь Джилл на холме, но все равно не станешь Джеком".

В песне "Jealousy Woes II" Эминем рассказывает о ревности, которая так и норовит испортить отношения между мужчиной и женщиной, и о коварности слабого пола. Сначала он рисует картину женской ревности: "Возвращаясь домой, отработав две смены, я всегда покупаю подарки для тебя, но ты целуешь меня, притворяясь, что скучала, затем набрасываешься на меня и мы усердно ругаемся... Я любил быть с тобой рядом, но теперь ты постоянно затеваешь допросы и говоришь своим друзьям, что хочешь бросить меня". А во втором куплете — о мужской: "Я был заражен твоею сладостью, пока не начал следить за тобой и подслушивать твои разговоры по телефону". Но, может, в этом случае речь шла не о ревности, а о здравом смысле, ведь, в конце концов, он остается один, когда она променяла его на более богатого мужчину. Эм осуждает женщин, любящих по расчету, и в конце песни разоблачает их: "Теперь ты меня нашла и хочешь попросить прощения за всю ту ложь... потому что мой кошелек растолстел и по душе тебе".

Этому крайне оптимистичному альбому, может, из-за стилистики суждено было провалиться. Детройтские ди-джеи и радиостанции проигнорировали эту работу, обвинив Эминема в закосе под Наса и AZ. "После этой пластинки мои строки становились все злее и злее, — говорит Эм. — Причина тому — отдача, которую я получал. Ублюдки говорили: "Ты же белый, какого черта ты вообще читаешь рэп?! Почему бы тебе не заняться рок-н-роллом? Все это выводило меня из себя". Накануне первого дня рождения его дочери он был уволен из ресторана "Gilbert's Lodge", где работал. "Это было самое трудное время. Помню, оставалось примерно пять дней до Рождества, день рождения Хейли, а у меня было всего около 40$". Эм со своей семьей жил в квартале, переполненном наркоманами и наркоторговцами. Хозяин их квартиры постоянно обворовывал их, чтобы покупать крэк. Они сменили несколько мест жительства, пока их не выселили за неуплату. Устав от такой жизни, Ким бросает Эма, забирая с собой самое дорогое, что у него было — его дочь, и обрывая связь с ней. У Эминема опускаются руки, начинается депрессия, с которой он борется с помощью наркотиков. В конце 1996 года он выживает после передозировки.

Эта нисходящая спираль в его жизни закончилась, когда он повстречал Slim Shady. "Бам! — имя буквально свалилось на меня вместе со всеми словами, которые с ним рифмуются. Я вытер свою задницу, встал с горшка и позвал всех своих знакомых". Shady стал мстительным гремлином Эминема. Говорят, клин клином вышибают, так и он решил с помощью Shady отплатить всем, кто портил его жизнь, той же монетой. Весной 1997 года он записывает "Slim Shady EP", состоящий из восьми треков, среди которых были композиции, губительные для представителей местной музыкальной индустрии, и речи о жизни вообще. "Мне было нечего терять, у меня было лишь что-то, из чего можно было извлечь пользу. Если бы я сделал альбом, который удовлетворил бы меня, для меня это был бы успех. Будь все иначе — мои продюсеры плюнули бы на рэп. Я же записал что-то, что хотел услышать сам. В "Slim Shady EP" я набросился на всех, кто поливал меня дерьмом".

Раскрыв свою душу, Эминем и его карьера отправились вверх. Венди Дэй из RAP COALITION, которой он как-то передал копию "Infinite", помогла ему попасть на "Rap Olympics '97" в Лос-Анджелесе, где он завоевал второе место во фристайле. Эминема пригласили поучаствовать в знаменитом радио-шоу "Wake Up". Понимая, что такой шанс предоставляется только раз в жизни, Эминем продемонстрировал свой разъяренный стиль, буквально контузив ведущих и всех слушателей. "Я понял, что это мой момент славы. Я должен был взорвать это шоу. Для меня это был вопрос жизни и смерти". Одним из слушателей был несравненный Dr. Dre. Пораженный услышанным, он начал охотиться на фристайлера из Мичигана.

В конце концов, Эминемом был подписан контракт с лейблом Дрэ AFTERMATH и они начали работать вместе. Дрэ так понравился "Slim Shady EP", что он решил поместить большинство его треков на альбом Эма. "Слышать похвалу от самого Дрэ — большая честь для меня. В детстве я был фанатом NWA. Помню, одевал солнцезащитные очки, красил губы помадой, пытаясь быть похожим на Дрэ и Ice Cube. Он лучший хип-хоп-продюсер". В первый же день работы в студии они записали "My Name Is", — песню, которая станет одной из самых скандальных в истории Эминема.

23 февраля 1999 года выходит "Slim Shady LP". Это расплата Эма, 14 пуль в сторону тех, кто всю его жизнь поливал грязью. В песне "My Name Is" он знакомит весь мир со своим альтер-эго Slim Shady, который ломает голову, "какой из SPICE GIRLS сделать ребенка", срывает грудь Памелы Андерсон, выкуривая большой косяк, бросается на первую попавшуюся женщину, размахивает своими гениталиями в людных местах, осмеивает идиота из Белого Дома, дарит детям наслаждение, выкалывая себе глаза. На самом же деле Slim Shady — альтер-эго всего современного общества, отражение того, что творится в головах всей Америки, о чем думает каждый, но боится это признать. Это — острая сатира на общество, где все озабочены личной жизнью самых сексуальных звезд, никто не удовлетворен властью, какой бы она ни была, и главная забава детей — насилие. Это сатира и на самого Эминема, на его детство. "Мой учитель английского хотел перевести меня в начальную школу. Большое спасибо, в следующем семестре мне стукнет 35. Я заехал ему по лицу ластиком, гоняясь за ним со скоросшивателем, пригвоздил его яйца к стопке бумаги". Большинство его воспоминаний связано с матерью, которая, по его словам, отнюдь не эталон материнства: "99% моей жизни мне врали, я только что узнал, что моя мать употребляет больше наркотиков, чем я сам... Когда я был маленьким, я голодал до потери сознания. Как ты собиралась кормить меня грудью, ма, когда у тебя ее нет?!" Подобные строки стоили Эминему дорого и, конечно, его мать все отрицала: "Я никогда не употребляла наркотики, — говорит Дебби Мэзэрс-Бриггз. — Маршалл вырос вдали от наркотиков и алкоголя". Как бы там ни было, Эм не сдавался: "Когда мне исполнилось пятнадцать, она сказала: "Иди работать, мать твою, помогай мне со счетами или выметайся". Она бы все равно выгнала меня, забрав почти все мои деньги". Это дело переросло в настоящий скандал и даже дошло до суда. Дебби Мэзэрс-Бриггз возбудила иск против своего сына, рассчитывая получить больше 10 миллионов долларов, но в конце концов ей досталось 25 000, из которых 23 000 она, по слухам, заплатила своему адвокату. "Guilty Conscience" — песня, записанная вместе с Дрэ. Это ироничный спор между темным "я", совестью и парнем, которого жизнь вынудила пойти на ограбление винного магазина, Стэном, который решил воспользоваться невинностью пятнадцатилетней девочки, рабочим, заставшим свою жену в постели с другим. В то время как Дрэ изо всех сил пытается внушить героям хоть чуточку благоразумия, Эм толкает их на страшные деяния. Героям, как и слушателям в подобных ситуациях остается только решить, чьим советам последовать, не ошибившись.

В композиции "Brain Damage" Эминем рассказывает про свое детство, о том, как щуплый, веснушчатый мальчишка-очкарик стал объектом постоянных издевательств со стороны крепкого старшеклассника Д’Анжело Бэйли и его дружков, которым он в конце концов надавал сполна. Кстати, это — реальный персонаж. "Этот ублюдок избивал меня, я был в четвертом классе, а он — в шестом. Все в песне правда: однажды он зашел в туалет, когда я писал, и избил меня. Он бил меня головой об унитаз, пока не сломал мой нос, пропитал мою одежду кровью, схватил меня и начал душить”, — так эти события описаны в песне. И снова он вспоминает свою мать, которая избила его пультом из-за того, что тот залил дома ковер кровью.

Песня "97' Bonnie & Clyde" — интерпретация тех событий, когда в 1997 году Ким бросила Эма, отобрав у него дочь. Здесь он убивает Ким, ее ухажера и второго ребенка, и вместе с дочерью избавляется от их тел: "Мама сказала, что хочет показать тебе, как далеко может заплывать. Не беспокойся, бобо на шее — всего лишь царапина, маме не больно, пока ты спала, она обедала и пролила кетчуп на себя. Мама чумазая, да? Мы дадим ей вымыться в воде... не волнуйся, папа приготовил шикарную постель для мамы на дне озера... Вот мама плещется в воде, пришел конец ссорам с папой, конец ограничениям, нет больше отчима, нового брата, попрощайся с мамочкой, скажи, что любишь ее". Таким образом Эминем говорит, что ничто не способно помешать ему любить свою дочь, его единственную отраду в жизни.

Ким отказывается комментировать этот трек, как и все остальные песни о ней. Эм дал ей прослушать песню и утверждает, что теперь ей не нужны доказательства в том, что он сумасшедший. MC Proof, который наблюдал за их отношениями с самого начала, говорит: "Это то, что мне нравится в Эме. Как-то он пришел домой, а Ким вышвырнула всю его одежду на улицу — две пары штанов и несколько пар кроссовок. Помню, у моей бабушки он сказал мне: "Все, я бросаю ее, никогда не вернусь". На следующий день они снова вместе. Их любовь единственна в своем роде. Она нелепа. Я думаю, в конце концов он на ней женится. Но в их отношениях всегда будет присутствовать конфликт". Эм говорит, что и Хейли слышала песню, и ей понравилось, но он знает, что она еще слишком мала, чтобы понять ее. "Когда она станет достаточно взрослой, я ей все объясню. Я дам ей понять, что мамочка с папочкой ссорились. Но все это не должно восприниматься буквально. Хотя в тот момент я хотел сделать это". Эм первым признал, что у него тяжелый характер, который питает его карьеру: "Мои мысли слишком злы, когда я пишу. Если я зол на свою девушку, я могу написать самые женоненавистные строки в мире. Но это не мои чувства вообще, а мое состояние именно в тот данный момент".

Есть на диске и треки, лишенные сарказма Слима Шейди. Это совершенно серьезные песни, содержащие трезвый взгляд Эминема на жизнь Маршалла Мэзэрса. В песне "If I Had" мы слышим его трактовку таких понятий, как "жизнь", "друзья", "деньги". Он говорит, что жизнь — это преграда на нашем пути, которая пытается сбить нас с ног, и каждый раз, когда мы думаем, что все позади, она возвращается снова. Друзья — это люди, которых лишь ты считаешь таковыми, на самом деле это враги, которые готовы перерезать тебе глотку, когда ты отвернешься. Деньги — причина всех людских несчастий, из-за них-то и готовы вернуться и попросить прощения те самые друзья. “Я устал от всего этого. Говорите, что я должен быть позитивным? Как я могу быть позитивным, когда я не вижу позитива вокруг?.. А я читаю о том, что вижу”. Таков трек “Rock Bottom” , где Эминем, чья жизнь разбита, “полна пустых обещаний и несбывшихся мечтаний”, раскрывает ее сущность: “Низина — это когда жизнь бесит тебя настолько, что ты готов убить, низина — это когда ты хочешь что-нибудь стащить, низина — это когда тебе осточертело все это выслушивать, потому что ты слишком зол, чтобы кричать, но слишком сломлен, чтобы рвать и метать”. Деньги перевернули общество с ног на голову, считает Эм, ведь чтобы быть мужчиной, необходимы деньги, а когда они появляются, люди превращаются в зомби.

Горячо ожидаемый дебют Эминема имел громадный успех, принеся своему создателю две премии “Грэмми” за “Лучший хип-хоп-альбом” и “Лучшее хип-хоп-выступление”, а также изменения в его личной жизни (к нему возвращается Ким, и они женятся). Кроме того, он принес ему и кучу неприятностей и нападок. Его обвинили в женоненавистничестве, нигилизме, поддержке бытового насилия, а главный редактор “Биллборда” Тимоти Уайт назвал "Slim Shady LP" “попыткой нажиться на мировых страданиях”. “Мой альбом не для детей, — говорил Эминем. — На нем есть специальная наклейка и вам должно быть не менее восемнадцати лет, чтобы послушать его. Это, конечно, не значит, что он не попадет в руки детей, но за них я не отвечаю. Я не пример для подражания и не называю себя таковым”.

В ноябре 1999 года Эминем берется за работу над своим новым опусом “The Marshall Mathers LP” и в 2000 году сотрясает общественность четырнадцатью новыми треками от Слима Шейди, у которого теперь новая миссия: “Меня тошнит от вас, никчемных мальчишечьих и девчачьих групп, вы действуете мне на нервы, поэтому я здесь, чтоб уничтожить вас”. В этом альбоме список “пострадавших” от слов Слима Шейди просто безграничен, в него попали все, начиная от старых добрых Памелы Адерсон и Томми Ли и заканчивая Dr. Dre, которого он умудрился убить в одной из песен (“А Dr. Dre сказал... Ничего, вы, идиоты! Dr. Dre мертв, лежит у меня в подвале!”). Выпустив успешный трижды платиновый альбом, Эминем столкнулся с тем, что во всем мире началась эминемомания: тысячи подростков стали подражать ему во всем: “Есть миллион таких же, как я, кто ругается, как я, кто плюет на все, как я, одевается, как я, ходит, разговаривает и поступает так же, как я и, может, станет следующим открытием, но все равно не будет мной!” Хотите знать почему? Эминем отвечает и на этот вопрос: “Я — путешествие в ваши головы, ведь я даю вам лишь то, о чем вы шутите со своими друзьями у себя в гостиной. Разница лишь в том, что у меня хватает храбрости говорить об этом вслух и при этом мне не надо фальшивить или посыпать свои песни сахарком, я лишь хватаю микрофон в руки и выплевываю все это”.

Сытый по горло тем, что творится на экранах наших телевизоров, Эминем записал трек “Marshall Mathers”, где сначала говорит о том, как Пак и Бигги переворачиваются в гробу, “видя, как их дешевые имитации с их помощью срывают кассы”, затем высмеивает маменькиных сынков с обложек модных журналов (“я — анти-BACKSTREET и Рики Мартин, парень с инстинктом убивать N‘SYNC”), Ванилла Айса, который “сказал какую-то чушь в интервью “Vibe”, пытаясь унизить меня, а затем выкрасил волосы в такой же цвет, как и у меня”, INSANE CLOWN POSSE, утверждая, что “его призвание — вселять страх в двух извращенцев”, которые “твердят — Детройт, живя в двадцати милях от него” и убегают, сломя голову, увидев Эма. Затем он нападает на свою мать (“моя стерва-мать судит меня на 10 миллионов, она, наверное, хочет получить доллар за каждую таблетку, что я у нее стащил”) и ее адвоката. Эминем не перестает удивляться, что, став знаменитым эмси, Маршалл Мэзэрс, простой паренек, на которого всем было наплевать с верхней полки, вдруг стал всеми любим и обожаем, предметом всеобщей гордости, что внезапно появилась куча желающих разделить с ним то, чего он добился самостоятельно: “За каждый заработанный мной миллион какой-нибудь родственник готов судиться... Внезапно у меня появляется девяносто с чем-то двоюродных братьев и сестер... которые никогда не видели меня и даже не собирались звонить, пока не посмотрели телевизор”.

Композиция “Who Knew” — ответ Эма тем, кто обвинял в чрезмерной откровенности и насилии его песен, дурно влияющих на детей, которые их слушают, винили его в трагедиях, произошедших в американских школах: “Проснитесь, где ваше чувство юмора, хватит придираться к музыке”. Когда что-то страшное случается, все бросаются на него и Слима Шейди, который якобы спровоцировал то, что произошло. Но причина тому не в нем, считает Эм, а в родителях, которые, по идее, должны следить за своими отпрысками, беситься, услышав от своих чад, что те любят насилие, которые, не переставая ругаться матом, удивляются, что он каким-то чудесным образом проникает в речь их детей, которые разрешают своей двенадцатилетней дочери использовать косметику, смотрят вместе с ними фильмы со Шварценеггером, где тот “расстреливает толпы ублюдков из “УЗИ”. “Когда кто-то, не выдерживая издевательств, стреляет по своей школе, они винят Мэрилина или героин, но куда смотрели родители?... теперь это трагедия, теперь так грустно... атакуют Эминема, потому что я так читаю”, — говорит он в агрессивном треке “The Way I Am”, где сообщает всему миру, что менять что бы то ни было в себе и плясать под чью-то дудку не собирается, все должны воспринимать его таким, какой он есть, что он не из плеяды тех поп-звезд, которым нравится, когда поклонники настигают их в туалетах, чтобы отхватить автограф.

“Stan” — замечательный пример того, как благодаря хорошему вокалу в припеве и знаменитому эмси в куплетах совсем некоммерческая в музыкальном, да и в лирическом плане песня занимает верхние строки хит-парадов во всем мире, месяцами удерживая свои позиции. В центре песни — история безумного поклонника Эминема, слепо подражавшего своему кумиру, претворявшего в жизнь строки из его песен, который, не получая от своего идола ответа, сходит с ума, погубив себя, свою девушку и не родившегося ребенка. Это не просто трек, вскрывающий идолопоклонничество, это обращение Эминема к своим, да и не только, фанатам, тем, кто воспринимает его слова буквально, не пытаясь заглянуть внутрь: “Расслабься, я рад, что вдохновляю тебя, но, Стэн, почему ты так зол? Попытайся понять, что я хочу, чтобы ты был моим поклонником, я хочу только, чтобы ты не сотворил никаких глупостей”.

И в этом альбоме он никак не мог не вспомнить о своей любимой женушке. Именно ей посвящена песня “Kim”, предыстория того, что было рассказано в "97' Bonnie & Clyde". Эминем инсценирует ссору, играя как свою роль, так и роль Ким, которой он в конце трека перерезает горло, сделав все возможное, чтобы отбросить от себя подозрение: “Вы с мужем поссорились, один из вас хватает нож, и во время драки он случайно попадает в его адамово яблоко, в это время просыпается сын, он идет к нему, она впадает в панику и перерезает ему глотку, они оба мертвы и ты убиваешь себя, так что теперь это двойное убийство плюс самоубийство”.

В песне “Criminal” Эминем вслед за критиками называет себя преступником. Его преступление заключается в том, что он пишет свои тексты, выкладывает на бумагу все, что у него на уме. “Мои слова — это кортик, который не режет, а рвет, который ударит тебя в голову, извращенец ты или лесбиянка, гомосексуалист, гермафродит или транссексуал”, — читает он, выражая свое презрение к сексуальным меньшинствам. Но ничто не в силах заткнуть ему рот или изменить его мышление: “Проповедник, учитель пятого класса, ни вам не достать меня, ни моей матери, вам не перевоспитать меня, ведь я смотрю телевизор и кабельное телевидение, вам не заставить меня мыслить иначе, я все равно буду удерживать вершины чартов, в марте выпуская альбомы”.

Этот диск принес Эму еще две “Грэмми”, а также стал самым быстро распродаваемым альбомом в истории.

26 мая 2002 года Эминем поражает мир своей очередной атомной бомбой, четвертым альбомом “The Eminem Show”, который, несмотря на плохую рекламу, в первый же день продаж разошелся тиражом в 284 534 копий, прочно заняв верхние строки престижнейших хит-парадов, таких как “Биллборд”, всего за четыре недели став самым продаваемым альбомом года, перевалив за 2,5 миллиона копий!

Итак, чем же порадовал нас господин Эминем на этот раз? Да, и теперь не обошлось без сюрпризов — на этот раз Эминем запел: это мы можем наблюдать практически во всех припевах.

“White America” посвящен “мужчинам и женщинам, сломившим свои шеи за свободу слова, которая растрачивается правительством США”. Эминем анализирует состояние хип-хопа на сегодняшний день: он белый и только поэтому стал суперзвездой (“Давайте-ка подсчитаем — будь я черным, не продал бы и половины”), чьим словам внимают все трущобы страны. Поэтому политики боятся его больше, чем любого черного рэппера (“Я мог бы быть одним из ваших детей”, “Хип-хоп не проблема в Гарлеме, другое дело в Бостоне”). В конце песни Слим справляет нужду прямо на газон перед Белым домом, дразня правительство словами, что теперь он “...гребаный представитель... белой Америки”, выкрикивая: “Я выплескиваю ликер в лицо демократии лицемерия... к черту Типпера Гора (активный участник кампании против непристойностей. — От авт.), Соединенные Штаты Запретов”. Конфронтационная, политическая, эта проницательная и интеллектуальная песня — хорошее начало для нового альбома. Как и “Kill You” — первый трек “The Marshall Mathers LP” — эта композиция заканчивается насмешкой: “Я шучу, Америка, ты же знаешь, что я люблю тебя”. Эмоционально схожая со “Stan”, “Cleanin Out My Closet” — возможно, самая личная песня Эминема. Здесь он обращает внимание на два громких судебных процесса, через которые ему довелось пройти: иск против него, выдвинутый его матерью, и обвинение в незаконном хранении оружия, свалившееся на него после того, как он наставил пистолет на Джона Герра, которого он застал со своей теперь уже бывшей женой. Начинаясь с почти театрального обращения к слушателям (“Вы когда-нибудь сталкивались с ненавистью и дискриминацией?”), эта песня толкает Дебби Мэзэрс-Бриггз на новый иск, ведь здесь собраны детали ужасного детства Эма: нищета, пренебрежение со стороны матери, пичкавшей его таблетками, Маршалл Мэзэрс II, бросивший младенца Эма и теперь пытающийся наладить с ним контакт (“Интересно, поцеловал ли он меня на прощанье, — нет, не интересно. Вторая мысль, которая приходит в голову, — надеюсь, он подохнет!”). Последний куплет — ненавистная ода его матери, где он клянется, что Хейли “...даже не пойдет на твои похороны... ты, эгоистичная сука, я надеюсь, ты заплатишь за все”.

“Say Goodbye Hollywood” — еще один самоаналитический трек, оспаривающий влияние Эма на его поклонников. Но вместо того, чтобы называть себя представителем, как в “White America”, в припеве этой песни говорится: “Я просто развлекаю вас, моя цель — стимулировать, доставлять удовольствие, отправлять вас и меня в те места, куда мы не можем попасть, но верю я, что и ты можешь летать”.

В треке “Without Me”, ставшим первым скандальным синглом альбома, Эм нападает на царство поп-культуры, атакуя Линн Чини (жену Дика Чини, республиканца-кандидата в президенты, который публично осудил Эминема за его лирику в 2000 году), Моби, обвинившего Эма в гомофобии, “FCC” (за попытки запретить радиовещание его песен), Криса Киркпатрика из N‘SYNC (за ответ на нападки в “The Marshall Mathers LP”) и LIMP BIZKIT (их штатный ди-джей Lethal был на стороне Everlast’a, когда тот в 2001 году бился с Эмом во фристайле). Здесь он называет себя “королем скандалов, я — худшее со времен Элвиса Пресли, так эгоистично делая черную музыку, используя ее для обогащения”.

“Sing For The Moment” — страстный, немного умильный трек, который построен на припеве AEROSMITH из “Dream On” и возвращающий к проблемам, с которыми Эм столкнулся в последние годы: мать пытается отобрать у него деньги, политики готовят для него кляп, репортеры “хотят сжечь тебя”, судьи стремятся назвать его преступником. “Это все связано с политикой, — читает Эм про дело о незаконном хранении оружия. — Если я преступник, то как, по-вашему, я вырастил малютку-дочь? Герра, ты тоже мешок с дерьмом, сука ударила тебя, суку!” Далее Эм возвращается к обездоленным детям, которых считает своими самыми преданными поклонниками: “Мы поем для тех детишек, у которых нет ни единого боба, только мечта и долбаный журнал о рэпе, — и заканчивает песню, чуть ли не облачившись в ризу мессии. — Пусть наши души живут в нашей лирике”.

В песне “Soldier” он заявляет о своей силе как эмси: “На этих плечах — тяжелейший груз, они не расслабятся, я никогда не упаду и не пошатнусь, я солдат, и даже со сломанной ключицей я никогда не поскользнусь или споткнусь”.

Слим Шейди — это способ Маршалла Мэзэрса ответить тем, кто когда-либо издевался над ним, это средство его защиты. С одной стороны, многие мультяшные фантазии Слима Шейди оскорбительны, с другой — они и в подметки не годятся тому, что, по словам Маршалла, ему пришлось пережить: “Я наглотался в детстве столько дерьма. Когда все так плохо, ты учишься проживать день за днем, в конце каждого из которых делаешь глубокий выдох, произнося: “Я сделал это”. Пережитое им помогает понять его творчество. Он не потягивал газировку, нюхая розы, и сейчас он слишком занят, чтобы восполнить этот “пробел”. Что касается будущего, он не любит загадывать. “Если он останется тем же человеком, который когда-то впервые вошел со мной в студию, то он превзойдет Майкла Джексона”, — пророчил Dr. Dre. Сегодня, выпустив четыре успешных диска, Эминем стал человеком-легендой, и наверняка войдет в историю США как храбрец, раскрывший сущность этой страны.

Алаб

© 2005 музыкальная газета