статья


Judas Priest
"Мы знаем, что нас ждут"



Вот ради этого интервью я бы отдал многое... То есть процесс самого интервью мне был по барабану, но разговор по телефону с музыкантом из легендарных JUDAS PRIEST означал для моего самолюбия ни много, ни мало — моральный оргазм на всю оставшуюся жизнь.


Итак, обычным июльским утром узнаю, что сегодня состоится Оно! Некоторое душевное смятение прошло примерно через час после осознания новости, а остальное время протекало в раздумьях: "А что же спрашивать???" Парадокс — легендарнейшая команда, с которой мечтает пообщаться любой журналист, а у меня нет ни одного стоящего вопроса... Вот так и пролетели часы-минуты до знаменательного времени “икс”.

— Привет! Как дела? (М-да... Догадался, что спросить у самого Кей-Кей, гитариста “пристов”!)

— Нормалек... Я в порядке, а ты-то там как?

— Ха, у меня все замечательно. Что-то у тебя голос усталый?

— Все нормально, просто я только-только проснулся. У вас там который час хоть?

— Восемь вечера.

— Ого, а в Америке еще утро... То есть скоро полдень. А вчера был концерт, так что можешь меня понять.

— Насколько я знаю, у вас только начался тур по Штатам. Уже отыграно пару шоу. Ты доволен концертами?

— Йееееааа! (Кей-Кей стал потихоньку просыпаться, и было слышно, как он последний раз зевнул). Концерты просто великолепные, может быть, это зависит еще и от того, что мы включили в сет некоторые старые песни из альбомов вроде “Exciter” и тому подобных. Даже самим приятно играть, хех. Слушай, а какая погода сейчас в России? Лето у вас обычно жаркое?

— Сейчас примерно 30 градусов по Цельсию в тени, очень жарко.

— Да-а-а, классно!

— Что бы у тебя спросить? У вас выходит новый DVD. Расскажи подробнее об этом событии и о концерте в Лондоне, который был заснят...

— Это было большое рождественское шоу, завершающее очень долгий и насыщенный событиями год. На сцену группа вышла с радостью и неким облегчением... На самом деле, тот год был тяжелым и очень богатым на концерты. Мы впервые побывали в Австралии с концертами. Еще раз посетили Южную Америку и отметились на фестивале “Rock in Rio”, на котором до этого не играли. Все концерты были замечательными!

— Я вот подумал: большая часть релизов JUDAS PRIEST вышла на виниле. Сейчас же прогресс идет семимильными шагами, и теперь команда выпускает компакты, цифровое видео... Но не кажется ли тебе, что вначале было намного интереснее? Ведь то было легендарное время, самые первые события в истории хэви-метала...

— Ты прав. Время винилов, к великому сожалению, прошло. Нам приходится меняться, чтобы не отставать от жизни. Возвращаясь в памяти в семидесятые, нельзя не сказать, что годы были золотые. Классический период для всей музыки, когда начинающие музыканты вроде меня формировали вкусы под выступления звезд — Джимми Хендрикса, BLACK SABBATH и прочих. Сейчас я испытываю ностальгию по тем временам, но здорово, что группы вроде AC/DC, SCORPIONS и нашей до сих пор играют.

— Давай вспомним заодно и самое начало “пристов”. Середину семидесятых, ну и начало восьмидесятых захватим, — это то время, когда на сцене хэви-метал реально играла только одна группа, — ваша. Мог ли ты подумать, что через почти тридцать лет JUDAS PRIEST назовут если не богами, то, по крайней мере, крестными отцами хэви?

— О, я никогда не был столь амбициозен. С самого начала мы были просто преданны музыке и очень ее любили. Каждая небольшая поездка за пределы страны воспринималась как чудо. Мы никогда не верили, что имя группы станет настолько великим.

— Какой момент в музыкальной карьере ты бы выделил в качестве самого приятного?

— Ха-ха, на этот вопрос невозможно ответить! Таких моментов много... Первая поездка с концертом за границу, первый тур по США, первый концерт перед японскими фанатами. Кстати, на глобусе есть еще много точек, куда мы не заезжали. В список стран входит и Россия с СНГ. JUDAS PRIEST определенно еще обязаны покататься по свету, хех. Думаю, группу ждет еще много приятных моментов. Будущее покажет.

— Ты ощущаешь себя молодым и энергичным, словно юноша? По непонятным причинам многие легендарные музыканты абсолютно не стареют...

— Да, я хоть и не юноша, но бодрячок еще тот! Лучше не смотреть на календарь, дабы не портить настроение, ха-ха... А духовную и физическую молодость, конечно же, придает музыка. Этот факт даже и оспаривать нет смысла. Когда я выхожу на сцену, принимаю энергию зала, впитываю в себя свет прожекторов, то явственно ощущаю, как становлюсь моложе.

— Непростой вопрос, на который я почти знаю ответ — самым неприятным моментом в истории коллектива является...

— Да, я бы соврал, если бы сказал не об уходе из состава Роба Хэлфорда. Эта "неприятность" чуть не разрушила всю группу. Понадобилось очень много времени, чтобы найти подходящую замену Робу. Что ж, команда захотела выстоять, и она выстояла. У Риппера фантастический голос, поэтому больше нет причин для расстройства.

— Понимаю, что и об этом тебя спрашивали не один раз, но скажи, а не закрадывается ли изредка ма-а-аленькая надежда, что Роб все-таки вернется?

— Ох, как сказать. Это словно находиться между молотом и наковальней. Было бы безумным постоянно думать и мечтать о возвращении Роба, точно также как и бесцельно рассуждать о жизни после смерти. Это как предательство самого себя — попытка задуматься о неком идеальном положении дел для группы, не делая реально ничего. Я хочу сказать, что нет смысла сидеть и надеяться. Опять же, зачем нам певец, если у нас уже есть один?

— (Набираюсь наглости до предела и спрашиваю, надеясь, что Кей-Кей не разозлится очень сильно...) А тебе не кажется, что сольный проект Роба продвигается сейчас гораздо лучше, чем дела “пристов”?

— На самом деле, тебе виднее... Я слишком занят именно этими самими делами JUDAS PRIEST, чтобы покупать новый компакт Роба и думать, насколько его релиз успешнее нашего. Если ты мне скажешь, что так и так, Хэлфорд записывает вещи круче, то мне придется поверить и согласиться. Мы делаем свое дело, а он делает свое... Что еще добавить? Может стоит еще раз всем напомнить, что это было его решение уйти из группы, а не наше.

— Ясно, какие отношения между участниками группы можно наблюдать сейчас?

— Фактически, все мы замечательно уживаемся и успешно вдаряем рок в любом конце света в любое время года, хех. С новым вокалистом все тоже в полном порядке, если ты хотел на это намекнуть. Все мы бизнес-воины, если можно так выразиться. Противостоим сложностям шоу-бизнеса вместе, сохраняя чувство уважения друг к другу.

— Фактически, каждая команда однажды подходит к пику своей карьеры. Кто-то утверждает, что “джудасы” никогда не достигнут того уровня, на котором они были в восьмидесятых... Ты сам уверен, что каждый ваш альбом лучше предыдущего?

— Сложно сказать. Дело ведь не только в нас, но и в самом хэви-метале. Семидесятые и восьмидесятые были замечательной эрой, когда рок и хэви-метал процветали, все группы были великими и легендарными... Конец восьмидесятых и начало девяностых стали для группы и всего стиля застойным периодом, когда Англия и остальной мир повернулись в сторону панка, гранджа, нью-уэйва и тому подобной музыки. Это было ужасно — нам попросту не давали выступать, не было ни одной концертной площадки, согласной провести метал-концерт... В это время многие команды сдались и прекратили существование, как это ни прискорбно. Далее ситуация немного изменилась, но опять же появились новые стили... Люди тащатся от блэк-метала, дэз-метала, кто-то сейчас без ума от рэп-метала, поэтому не надо предъявлять ультиматум именно мне. Не я виновен в том, что шоу-бизнес и люди сегодня менее заинтересованы в музыке “пристов”. Кроме того, сейчас у нас конкурентов куда больше, чем раньше, но мы все еще гордо несем знамя хэви-метала и верим в то, что однажды все вернется. История движется по спирали. Посмотрим еще.

— Ты являешься идолом для многих гитаристов, многих групп и кучи поклонников, а есть ли персональный идол у тебя самого?

— Конечно, я бы не стал тем, кем я есть без влияния множества классиков гитарной игры. Есть музыканты, которых считаешь за честь назвать своими учителями и духовными наставниками, это парни вроде Джимми Хендрикса, Эрика Клэптона, Ван Халена, Ингви Мальмстина, Мартина Шенкера, Ангуса Янга и других, кто повлиял на всю историю гитары. На таких музыкантов приятно равняться, а вообще, любой гитарист, который имеет собственный стиль и обладает мастерством, заслуживает уважения.

— Да, ты перечисляешь только классику... А что-нибудь из современной музыки цепляет?

— Ох, я, наверное, староват для современных прибамбасов. Лучше уж послушаю альбом семьдесят такого-то года, чем включу радио или телевизор. Семидесятые и восьмидесятые — вот где моя музыка. Это рождение и активная деятельность всех суперзвезд, богов сцены, которых не променяю ни на что новое. Давай я спрошу у тебя, какую современную группу мне стоит послушать?

— Хм... Думаешь, я найду что-то получше твоих любимых DEEP PURPLE, LED ZEPPELIN или же BLACK SABBATH с AC/DC и SCORPIONS?

— Хехе, думаю, что нет... Вот об этом я и говорю...

— Слушай, у тебя, наверное, даже отдохнуть времени нет? Об увлечениях уже и не спрашиваю...

— Ха-ха, в точку! Не то, чтобы не было свободного времени, я вообще не знаю, что такое время — вся жизнь проходит с JUDAS PRIEST. Постоянно приходится заниматься только музыкой. Максимум, что я могу себе позволить вне этого — помыть машину, хе-хе...

— Быть гитаристом “пристов” — сложная работенка, выходит так?

— Это очень требовательная и ответственная работа, забирающая все время и все силы. Слушай, а из какого города ты звонишь, где вообще находишься?

— Из Минска звоню... Это на юго-запад от Москвы...

— Западнее значит. Круто. Я слышал об этом городе!

— Так-с... Не отвлекаемся. Хоть как-то же ты должен расслабляться?

— Ну-у-у, да. Парочка пива, опрокинутых после концерта в местном пабе — обычное дело, хех. Пару пива и снова в бой.

— Не, ты не понял... Годочков тебе, конечно, не двадцать, но как же девочки??? Группи, цыпочки, как хочешь называй...

— Эх, ну так и быть — выпиваю пару пива, общаюсь с парой девочек... Такой ответ более правдоподобен, наверное, ха-ха-ха.

— Другое дело, но все равно ты не договариваешь. Что значит общаюсь? Рок-н-ролльная жизнь славится своим небезызвестным слоганом "Секс, наркотики и далее по списку..." Какова твоя рок-жизня?

— Пиво и секс! Хотя я, в самом деле, люблю просто пить пиво и разговаривать с девушками.

— Ладно, называй это разговорами... Проехали. Может быть, сейчас это интервью читает ваш безумный поклонник-музыкант, который внимательно следит за каждым словом и ждет какого-то заветного секрета от JUDAS PRIEST. Что ты можешь посоветовать юным музыкантам?

— Каждый человек индивидуален, поэтому общей формулы успеха не существует. Музыка — это всегда очень непросто. Постарайтесь поверить в себя, в свои возможности. Любой из вас может достичь того же, что и я, если будет очень стараться и упорно работать над собой. Умейте ценить самих себя. Лично я был доволен группой еще тогда, когда мы были неизвестны, поэтому заграничные туры и всемирная популярность — это не главное. Если есть первое, то придет и второе. Станьте популярными в своем городе, в своем районе, в стране и это уже будет великим достижением. Умейте наслаждаться этими, пускай небольшими, достижениями. Неважно, какого уровня успеха вы достигли, важно ощущать себя достойным этого! Тяжелый труд и еще раз труд — вот залог успеха.

— Любой концерт JUDAS PRIEST в любой стране мира воспринимается поклонниками группы как уникальное событие, но насколько необычно это для вас? Есть ли шоу, которое подпадает под разряд ординарного?

— Что ж, буду нескромным. Обычный концерт “пристов” — это идеальная площадка, замечательный звук и фантастическая поддержка зала. Все идет, как по маслу, не происходит странностей — значит, концерт обычен.

— Какую-нибудь любопытную историю из тура вспомнишь?

— Вспомнить сложно, а то, что вспоминается в первую очередь, почему-то напоминает фильм ужасов, а не анекдот. Хотя вот! Был забавный случай в Сиэтле, Австралия. Много лет назад, во время одного из туров мы заехали в Сиэтл... Концерт был потрясающим — собралось около 23 тысяч человек. Все бы ничего, но в определенный момент все зрители стали снимать ботинки (туфли, сандалии и прочее) и кидать на сцену. Это было очень странно, мягко говоря. Через минуту вся сцена оказалась просто завалена ботинками! Мы не могли там нормально стоять, ботинки под ногами — это крайне неустойчивая почва, надо признать. Нельзя было сделать и шагу, потому как ощущаешь себя словно на батуте — все такое гибкое под ногами. Слой ботинок — такого не забудешь никогда! Хех, а местами попадалось и симпатичное кружевное белье... Уж не знаю, как эти люди пошли домой после концерта, ведь потом было просто не разобрать, где чья обувь. В итоге все это свалили в кучу со сцены и дальнейшая судьба обуви мне неизвестна. Но ощущение выступления в роли циркового гимнаста на батуте — это нечто непередаваемое. Это ж насколько надо любить группу, чтобы выбросить на сцену свой ботинок?!! Представить невозможно.

— Давай поговорим о разогревающих командах. Насколько я понимаю, вы всегда выступаете в роли хэдлайнеров. Ты часто следишь за выступлениями "разогрева"?

— Сказать честно, не всегда. Во время предыдущего американского турне на суппорте у нас были ANTHRAX, так этих парней я смотрел несколько раз. Очень энергетическая музыка и команда. Было приятно следить за их выступлениями.

— А как насчет больших фестивалей?

— Фестиваль — это словно испытание для группы, серьезно. Приходится выступать перед большой аудиторией, многие из слушателей не являются ярыми поклонниками группы, поэтому приходится доказывать им свое мастерство. Иначе, как испытанием фестиваль не назовешь, такие концерты очень ответственны по своей сути.

— Самое экзотическое место, где приходилось вам играть?

— Таких было немного. Пуэрто-Рико, к примеру, было одним из самых необычных. Да, тот рок-концерт был экзотичнее некуда...

— А где обитают самые ненормальные фэны JUDAS PRIEST?

— Сложный вопрос. Фанаты в любой стране рады стараться, чтобы музыкант ощущал себя на гребне волны. Все металхэды похожи на своих собратьев из других стран. Одни из самых безумных — японцы, но не столько из-за поведения на концертах, сколько поведением вне его рамок. Первый раз, когда мы посетили страну восходящего солнца, нам показалось, что вернулись времена битломании. Поклонники осаждали наш отель так, что из него невозможно было выйти! И радостно, и странно. С таким именем как JUDAS PRIEST можно не опасаться за плохую поддержку фанатов. Нам просто не один год очень везет с публикой.

— Политически некорректный вопрос — сколько составляет гонорар группы?

— Я не знаю, этим занимается менеджер, но в любом случае сумма меняется в зависимости от места проведения. Если бы нам оплатили расходы, то я бы дал концерт в Москве вообще забесплатно!

— Ого, ну как скажешь! Будем считать, что этого ваш менеджер не услышит...

— Дело не в этом, мне уже столько говорили о красоте славянских девушек, что я готов сам сорваться и поехать посмотреть на них! Это все правда, что говорят о русских красавицах?

— Мужик, это чистая правда, от них тут спасенья нет — кругом все в красавицах!

— Ха! Значит, мы приедем с большим туром! А когда будет концерт в Минске, то идем вместе на пиво!

— Я ставлю, хех! Ой, что-то мы снова отвлеклись... Продолжим? Развивая тему: группе скоро стукнет тридцатник, поэтому логичным будет спросить, а не устали ли вы?

— Усталость приходит после двухмесячных туров, когда вкалываешь каждый вечер, или же раз через вечер. Но деморализующей усталости, доводящей до депрессии, пока не наблюдалось. В конце концов, мы ведь вольны взять себе недельный отпуск, если того захотим. И целый день перед вечером выступления во время тура мы предоставлены сами себе. Одного дня достаточно, чтобы восстановить силы. А может быть, это дело привычки? Сложно сказать.

— Что ты любишь носить? Как часто люди говорят: "Вон пошел Кей-Кей в майке JUDAS PRIEST!"?

— Хм, я люблю носить майки, но не всегда это удается из-за погодных условий. То есть в теплых краях — пожалуйста, и шорты, но в родном городе я хожу в более теплой одежде.

— А как часто люди узнают на улице?

— По-разному. В некоторых странах дядька с длинными волосами в диковинку, поэтому фанаты узнают моментально. В других странах на такого человека не обращают внимания вовсе. Это словно “Роллс-Ройс”, который может шокировать прохожих, а может и нет. Для кого-то это уже событие, а кто-то подумает: "Чей-то папенькин сыночек выехал на прогулку." Когда я гуляю по испанскому городу, и кто-то обращает на меня внимание, то я предпочитаю думать, что это из-за красивого и моложавого внешнего вида, хе-хе.

— Молодец... А, кстати, на “Роллс-Ройсах” часто разъезжаете?

— Нет, что ты! Я один-единственный раз ездил в “Роллсе” и то уверен, что больше никогда не буду так шиковать...

— Я просто уверен, что у тебя есть машина, и ты любитель погонять. Что обычно слушаешь за рулем? Наверняка, “Exciter”, “Painkiller” и тому подобные вещи...

— Нет, я не так уж и часто слушаю эти хорошие альбомы. Иногда включаю что-нибудь раннее, но в большинстве случаев в стереосистеме играет классический рок.

— У тебя есть семья?

— Я не женат, детей тоже нет, поэтому моя семья — мама, брат и две сестры.

— Такой парень и пропадает без жены!!!

— Что значит пропадает? Свобода — великая вещь, ха-ха... А жениться я еще успею, вот только дайте мне уйти на пенсию. А чем черт не шутит, могу и завтра жениться! Но свободу я ценю превыше всего, свободные отношения тоже.

— Это в плане отношений мужчина-женщина, а в жизни вообще?

— В жизни ценю здоровье. Не будь у меня здоровья, то как бы я играл, путешествовал и давал концерты?

— Надо признать, ты выглядишь вполне приличным здоровяком!

— Большое спасибо, для этого приходится стараться, скажу честно. Регулярные посещения бассейна и прочее. Мы все следим за собой, чтобы быть в форме.

— Такой вопрос: что для тебя значат длинные волосы? Это знак того, что Кей-Кей все еще металхэд?

— Ха-ха, точно. Так надо и все тут! Я ношу длинные волосы, потому что считаю это необходимым. Их не так уже много, как в прежние времена (смеется немного грустно), но пока еще никто не говорил, что пора сделать прическу покороче. Я все еще полноценный металлер, гы-гы... Подаю пример подрастающим поколениям металистов, как надо визуально отличаться от большинства людей.

— Ты любишь поклонников группы так же, как они тебя?

— Да, без этого никак. Что бы представляла из себя команда, не будь у нее поклонников? Без каждого отдельно взятого фэна мы бы никогда не достигли сегодняшнего уровня, не смогли бы нормально жить своей музыкой, поэтому о поклонниках я не забываю никогда.

— Ты знаменитый музыкант, у которого есть все: деньги, поклонники, славное имя... Чего еще можно желать?

— Хочу, чтобы музыка не умирала и не забывалась. Было бы здорово вернуть ту ситуацию, которая была на сцене двадцать лет назад. Многие уже отыграли свое, но все-таки замечательно, что по-прежнему выступают IRON MAIDEN, DEEP PURPLE, Удо и “присты”, конечно же. Вернуть дух великой эпохи — для меня нет заветней мечты.

— Ты часто посещаешь концерты вышеперечисленных команд?

— Если они выступают в том же городе, что и мы, в то же самое время... Или, может, дают концерт неподалеку от моего города, то стараюсь не упускать возможность.

— В каком городе ты живешь, и как выглядит твоя лачуга?

— Э-э, не совсем в городе. Это вроде фермы в часе езды от Бирмингема, второго по величине города в Англии. Красивый и уютный дом, в котором я живу один. К слову, бываю я там довольно редко. Этот и следующий месяц буду торчать в США... Э-хе-хе, дома я появляюсь только для того, чтобы заплатить по счетам.

— А животные какие-нибудь есть?

— Хех, у меня есть павлин! Очень прикольная птица, которая всегда предоставлена сама себе во время моих отъездов. Очень самостоятельная и независимая птичка, надо сказать.

— Что ж, на птичках и остановимся. Не могу больше мучить тебя вопросами, поэтому последнее традиционное послание поклонникам и хватит...

— Что ж, было приятно побеседовать и, главное, хочу пообещать нашим верным фэнам, что мы обязательно к вам приедем! Ждите нас в гости в ближайшем будущем. JUDAS PRIEST ни разу не бывали в ваших краях, но спешат исправить эту ситуацию. Мы знаем, что нас ждут, поэтому мы обещаем приехать.


Ariman

© 2005 музыкальная газета