статья


Мамбо Джа
Оркестр хороших отношений


"МАМБО ДЖА — оркестр хороших отношений из Москвы. Это единственный коллектив, выдающий полька-панк-рэгги-версии бессмертных хитов Бритни Спирс, ГОЛУБЫХ ГИТАР, ТАТУ, RAMMSTEIN и других не менее известных коллективов. "Нам удалось познакомить и подружить ТАТУ с Антонио Бандерасом, Гагарина с Майклом Тайсоном и поставить "шизгаре" правильный диагноз — "шизофрения", — говорят музыканты группы". (Из официального пресс-релиза.)

— Сам собой напрашивается вопрос: почему МАМБО ДЖА? Какая подоплека у этого названия?
— Это целый кисель ассоциаций. От самых примитивных и урловых до абсолютно эзотерических. Прежде всего, естественно, Джа — добрый и веселый Бог растаманов, но у нас он не просто Джа, а Джа, танцующий мамбо, заводной и немного неприличный кубинский танец. На Кубе, между прочим, почти нет растаманов и вообще нет ямайской духовности, от которой так тащатся наши граждане. Куба — это такой большой и классный бордель (в хорошем смысле этого слова), где днем не торопясь строят коммунизм под руководством Фиделя, а по ночам распрягаются как нигде на свете. Куба — наша мечта. А еще есть такое выражение "мамбо джамбо". Для американских и английских обывателей — это квинтэссенция африканской экзотики, картинный туземный шик-блеск... Стоит такой фактурный раскрашенный негр в набедренной повязке и бьет в там-там в ресторане. Они думают — вот дикарь! А потом он одевает смокинг и пьет, посмеиваясь, шампанское, и думает про англичан — вот уж точно дикари. Нам это тоже близко: неизвестно, кто еще больше валяет дурака: мы или публика. Ну, и, наконец, звучит хорошо, звонко — МАМБО ДЖА! Вроде как "апчхи"!

— Как образовалась ваша группа, и кто сейчас в ней работает?
— Образовалась она два года назад из остатков команд НТО РЕЦЕПТ, АВАНТЮРА и легенды русского хэви-метала НОВОГО ЗАВЕТА. Просто собрались вместе поиграть веселую обезбашенную музыку с карибскими и латинскими корнями в свободное от основных концертов время, даже девочку взяли на подпевки и подтанцовки, замечательного шоколадного цвета. Она лихо крутила бедрами, сверкала зубами и нравилась публике, но слишком любила русские народные горячительные напитки и жутко нас ревновала к поклонницам, норовя впиться им в физии коготками. Короче, ее выгнали.
А первый концерт МАМБО ДЖА был на дне рождения Боба Марли в "Швайне". У нас было всего песен семь-восемь готово, и мы их сыграли три раза подряд: люди требовали. Для Витала, нашего гитариста, того, что раньше был в ЗАВЕТЕ, это был первый концерт за пять лет. Тогда же на нас напряглись некоторые ортодоксальные музыканты-рэггейщики. "Это не рэгги! — со слезами на глазах заявил один, еле живой от ганьджа. — Не надо этого играть!" Впоследствии мы слышали этот крик души не раз. Зато начали серьезнее относиться к проекту, да вроде и полюбили его, как внебрачного ребенка. А потом он стал основным. Хуже нет, чем неразделенная любовь к самому себе.
А состав у нас такой: Александр "Зигги" Кутинов — вокал, клавишные, гитара, турбо-гопак; Сергей "Пако" Лукин — сакс, гармоника, труба, бэк-вокал и нижний брейк; Гарик Бирюков — ударные и "Москвич"; Александр "Бамбук" Колаковский — бас, вокал и стальное болеро; Виталий Волков — гитары, бэк-вокал и фак-да-полис.

— Музыка МАМБО ДЖА очень позитивна. Однако, что вы имеете в виду, когда говорите о ней как о "позитивной смеси ВВ, Утесова и UB40"? Такое определение стиля подразумевает, что в музыке ВВ и UB40 есть негатив. Не слишком ли это сильное заявление?
— Тут, вероятно, возникли проблемы с русским языком. Никак мы его в совершенстве не освоим. "Позитивная смесь" не значит "позитивный вариант того или иного артиста". Просто мы ставим позитив, теплоту и радость во главу угла. Поделись, понимаешь, улыбкою своей. И она к тебе не раз еще вернется — совершенно растаманская песня была. А насколько можно откопать негатив у столь заслуженных коллективов как ВВ или UB40 — это вопрос к музкритикам, они все знают. Мы же всегда стараемся открывать светлые моменты, причем даже у таких деятелей, как RAMMSTEIN или ТАТУ.

— Чем объясняется ваш выбор песни "На дальней станции сойду" для кавера? Как вы относитесь к тандему Танич-Шаинский и к советской эстраде?
— Трава, понимаете ли, по пояс — это круто. Так откровенно про дальние станции у нас еще никто не пел. А каверов у нас немало — "Секс-бомб", к примеру, или "Чаривный край", только не все записаны. А к Шаинскому отношение самое теплое: он конкретный гений, 90% его вещей так и просится на рок-сцену (та же "Улыбка" или "Голубой вагон"). Про Танича знаю куда меньше; в застойные времена он был, наверное, неплох, а ЛЕСОПОВАЛ для нас — совсем другая планета. Пожалуй, даже среди русских шансонье они чуть ли не самые попсовые. А советская эстрада как явление — это супер! Поверьте, для мировой культуры это не менее важно, чем английский биг-бит, американский грандж или новый французский хаус. Такие мелодии были… а про тексты я вообще молчу. "Нам грузы дают всевозможные, людей доверяют возить, но только вот ты осторожная, мне сердце не хочешь открыть!" — это из песни "Веселые шофера", мы ее в ска делаем. Сейчас таких не пишут. Вообще доперестроечная эстетика настолько пробирает! Вспоминаем школьные годы, танцы на танцплощадке, кроссовки "ботас", джинсы "Монтана", Челентано в кинотеатре — в эти годы был бешеный драйв. Даже такие сопляки-пионеры, как мы, это понимали. Сегодня эту эстетику активно продвигают "ляписы" и БАРАБАНЩИКИ (кстати, группы нам дружественные; мы играли и с теми, и с другими). Советская эстрада еще сделает свой мощный камбэк, надеемся, с нашей помощью, а не через ЛЮБЭ, Осина, Маркина или чудовищные "Новые песни о старом".

— По каким критериям вы отбирали исполнителей и их песни для своих музыкальных экспериментов? Насколько далеко вы позволили себе отойти от оригинала в "Du Hast"? Вообще, насколько сильно вы можете изменить оригинал песни?
— Критерий один — плотность и вкуснота исходного материала. И его пластичность. Ну, и изюминка, конечно. Вкусный сам по себе RAMMSTEIN мы соединили с "Барон фон дер Пшик" Утесова, причем, в ритм-энд-блюзовой ритмике. От оригиналов остались тексты и чуть-чуть мелодики. В данном случае песня немецких товарищей пала жертвой антифашистского пафоса и гордости за советского воина-освободителя. Мы уже не ревем угрожающе, а так, повизгиваем, мол, духаст и Гитлер капут. Таким же вивисекторским образом "Я сошла с ума" вплетена в рэггейную ткань "Down Under", а "Sex Bomb" плавно перерастает в гимн телепузиков "Я всегда с собой беру видеокамеру". Изменять оригинал песни мы можем до бесконечности, причем ныряя из стиля в стиль. Так, производственная песенка "Стоят дворцы, стоят вокзалы" Марка Бернеса изначально планировалась как растаманский гимн, а получилась абсолютно панковской, да еще с сексуальными перехлюстами. А зачем он, спросите его, пел "без меня здесь ничего бы не стояло"? Единственное, чего не хочется, это черного топорного юмора БОНИ НЕМ — у них все песни на одно лицо, и лицо довольно неприглядное.

— Как отражается в ваших песнях философия растаманов?
— Изначально наша программа называлась "Боб Марли в гостях у Софии Ротару". Такая философия нам очень близка, но мы не растаманы, это однозначно. Растаманы не могут быть панками, а этих шальных товарищей мы тоже очень любим. Зачем говорить "растаман", скажите просто "негр". Мы и есть негры — изгои, которых сначала не понимают и боятся, но постепенно начинают любить за их образ жизни и их песни. А еще растаманы для нас слишком сонные и пофигистичные: наша жизненная позиция поактивнее будет. Пиво покруче травы. И вообще, позитив не означает, что зло можно прощать, иной раз можно и "с ноги"!

— Как складываются ваши отношения с музыкантами групп ДЖА ДИВИЖН, КОТ и подобными коллективами? И, кстати, как вам кажется, насколько серьезно российские музыканты подходят к рэгги, и правильно ли это — относиться к такой музыке серьезно?
— Неплохо складываются, хотя, мы там всегда ходили в белых (или в черных?) воронах. Мы же принципиально не играем чистый рэгги, и все это понимают. У нас всякого разного столько, как говаривал великий Вова Синий из БРАТЬЕВ ПО РАЗУМУ, "многонького давай!". Но мы регулярно участвуем в рэгги-тусовках и фестивалях, даем песенки на сборники, наши музыканты подыгрывали тому же Олди и Гере Моралесу. Мы записывались на культовой рэггейной студии "ЛКК" в Люберцах.
А насчет серьезности русских рэгги-команд… Пожалуй, нет. Вернее, они настолько серьезны, что кажутся пародией на тамошних растаманов. Вот Олди когда-то пел: я танцую рэгги на грязном снегу. Это было круто, это было по-русски и честно. А потом началось: помоги нам, Джа! Боб Марли перевернулся бы в гробу, услыхав такое. Или еще, подходит ко мне один очень колоритный персонаж, с дрэдами по пояс, и говорит, что в такой одежэде как у меня (!) рэгги петь нельзя. И это после того, как нас народ не отпускает со сцены, а под него, с его трехцветными майками и портретами Боба на каждом квадратном сантиметре тела — засыпают. Таким надо лечиться. Есть у нас в России сильные и интересные ребята — КАРИБАСЫ, ЯГА, ДОКТОР АЙБОЛИТ. Мы поем "Нам бы с милой объясниться в разговорах, но работаем мы в разных стройконторах" в ямайских ритмах — это по-нашему, это нам близко и солнечно. Что толку без конца поминать Джа и Хайле Силассиа, разве в этом "позитив вайбрейшн"? А там, пусть публика рассудит.
А дружим мы с разными музыкантами, от матерых попсовиков (HI-FI, Маршал) до экстремалов (Паштет) через авангардистов (Вася Шумов, ВЕЖЛИВЫЙ ОТКАЗ, Инна Желанная). С БРАВО дружим, с Пелагеей, с "маркшейдерами". Наш басист Бамбук играет еще в ДЕТЯХ ПИКАССО и у Доктора Александрова — с ними тоже чокаемся по разным поводам.

— Группа МАМБО ДЖА — это коллектив собственных песен или каверов?
— Странный вопрос. Задайте его, к примеру, Дэвиду Боуи. Он ли не великолепный сочинитель, а при этом напел каверов чуть ли не больше всех на свете, выпуская их целыми альбомами ("Pinups")? Причем работал и с наивными рок-н-роллами 50-х годов, и с зонгами Брехта-Вайля, и с песнями BEATLES и QUEEN. У него даже есть пластинка "Петя и Волк" Прокофьева!
Беря чужую вещь, мы… как бы это сказать, осеменяем ее своей энергией, своим вкусом, своим сознанием. Есть кабацкие коллективы, которые отлично, просто "на ура" и один в один делают мировые шлягеры и заколачивают таким образом деньгу. У нас все наоборот — мировой шлягер переделать так, чтобы его не сразу и узнали, а неизвестную вещь поднять до уровня намбер уан. Шутка. Мы именно ИГРАЕМ музыку — у нас много от конферанса, балагана, варьете. И со зрителем играем — он ждет реального "рамштайна", а у нас одесский ритм-энд-блюз. Вот если он поймет, что у нас не хуже, и начнет с восторгом отплясывать под "мамбоджайский" вариант, значит, получилось. К сожалению, часто этот момент истины сложно передать в записи — тут уже, наверное, претензии к продюсерам и звукорежиссерам: они должны научиться ловить атмосферу концерта, свинг, нужные вибрации.
Собственных вещей у нас хватает — больше половины. Они отличаются какой-то лиричностью, что ли, менее жесткие и стебные. Душа поет! Да и посложнее композиционно. А вообще, иной раз на концерте и не вспомнишь, кто сочинил: я или Шаинский. А если кто наши песни споет — тоже не жалко.

— Расскажите о пластинке, над которой вы сейчас работаете.
— Запись — это больное место. Очень хочется передать сырой, горячий, панковский драйв наших клубных выступлений, атмосферу контакта с разгоряченным народом, и при этом достичь качественного, не деревянного, звучания. Пробовали писать лайв — получается бутлег, это будет интересно только упертым фэнам. Но мы стараемся. Записано уже немало, но что из этого останется в конечном варианте — Бог знает. Мы ищем свой собственный фирменный саунд, а это дико трудно. Работаем с самыми разными кудесниками звука — Димой Федосеевым (студия "ЛКК"), Павлом Есениным (создатель HI FI и Шуры), Александром Бестужевым (писал Толкунову и Юлиана). Ищем молодые звуко-таланты, — может, кто почувствует единственно правильную фишку? Хотелось бы, чтобы по пластинке нас узнавала каждая собака — во, это МАМБО ДЖА врезают! Однако планируем дописать основные песняки к осени, а то материал "перепреет".

— Кто пишет песни для МАМБО ДЖА? Какими они должны быть?
— Я, Зигги. Я пишу. Хотя все остальные добавляют по чуть-чуть своего, чтобы было вкусно и хорошо. А должно быть красиво, не зло, позитивно, не тупо и честно. И без чернухи. Чтобы ружья стреляли, а сапоги пускались в пляс, русские слова были русскими, и чтобы "совок" был в ощущении праздника 1 мая, непаленой водочки и дискотеки в ДК, а не в фанере, ресторанном рок-шмоке и навязчивой убогости гармоний. Давай, лаллабай!

Катерина НЕВИНСКАЯ

© 2005 музыкальная газета