статья


Kriwi
Три правды о том, что случилось с KRIWI



KRIWI, одна из самых интересных групп Беларуси, играющая в жанре world music, переживает сейчас не лучшие дни. Вялотекущий конфликт между участниками коллектива выплеснулся недавно за рамки кухонных разговоров. В Минске появились афиши об участии KRIWI в одном из клубных концертов в то время, как ни участники команды Пит Павлов, ни Вероника Круглова о концерте, что называется, "ни сном, ни духом". Революционная ситуация созрела быстро — единственный музыкант KRIWI, принявший участие в этом злополучном концерте, Дмитрий Войтюшкевич был выброшен за борт группы. Пока готовился этот номер, от продюсера группы Валерия Конищева пришло письмо, в котором он высказывал недоумение тем, что Дима Войтюшкевич на гастролях в Польше, тем не менее, анонсируется как лидер KRIWI. "Дима дискредитирует наработанное годами имя KRIWI плохим качеством и обманом не только в Беларуси, но уже и за границей", — говорится в письме, подписанном 8 участниками проекта из разных стран. Так что же произошло на самом деле с рок-королями вчерашних дней? Мы предоставили возможность сказать об этом трем основным участникам конфликта.

Пит Павлов: "Из списков участников KRIWI Дима вычеркнул себя сам"
— На мой взгляд, Дима всю жизнь мечтал о сольной карьере. Одно время он воспринимал и группу KRIWI как часть своей сольной карьеры. Он был очень результативным членом команды, но последние полтора года вообще перестал работать и даже всем мешал. Его музыкальные идеи были абсолютно неинтересны для KRIWI — они казались на уровне его проекта "Цацачная крама".

— Как ты относишься к афишам, на которых написано, что в таком-то клубе выступает KRIWI, хотя вы с Вероникой к этому не имеете никакого отношения?
— Меня это не удивляет. Это логическое продолжение того, как Дима относится к музыке. На мой взгляд, он не очень любит музыку, для него это просто возможность сделать карьеру. Поэтому карьерные ходы в музыке — как спонсорские средства, связи — представляют значительно большую ценность, чем сама музыка. Я даже не могу сказать, когда все изменилось. Мы с Вероникой не участвовали в последнем совместном проекте по стихам Короткевича. Он все еще не увидел свет. Я просто почувствовал, что это становится абсолютно неинтересно.
Разногласия такого плана были в KRIWI с самого начала. Если меня больше интересовало творчество, то Диму — материальное воплощение работы. Я не говорю про деньги — еще неизвестно, кто больше заработает. Вопрос о "функционерстве" и "народном артистизме". Я думаю, что он просто хочет занять соответствующее положение в иерархии белорусских композиторов. Меня это не интересует, потому что, на мой взгляд, одними из лучших композиторов являются Лявон Вольский, Игорь Ворошкевич, Сережа Михалок или Алексей Шедько. Они пишут музыку, которую слушают люди. Все остальные сочиняют для того, чтобы композиторами числиться. Это огромная разница.

— Что будет дальше, если концерты Димы Войтюшкевича будут по-прежнему предварять афиши с надписями KRIWI?
— Я не представляю такое развитие ситуации. Мне кажется, Дима просто подхалтурил — вот и все. Он и сам прекрасно понимает, что не имеет права на имя KRIWI. Можно написать на афишах мелким шрифтом, что он экс-KRIWI. Он имеет право исполнять народные песни и те, что принес в группу сам. Хотя по самым скромным подсчетам, сохранилось около полумиллиона белорусских народных песен. Это самое большое наследие в мире. И потому, когда перепевают "раскрученные" другими коллективам песни, мне странно. Я называю это "знайшоу сякерку пад лаукай".

— Был ли официальный разговор с Димой о его дальнейшем участии в группе?
— С ним не было никаких разговоров, но из списков KRIWI он вычеркнул себя сам. Прошлым летом он уехал с ответственных концертов в Берлине, и нам пришлось отдуваться вдвоем с Вероникой. С этого момента пошел другой отсчет.
Юридически KRIWI зарегистрирована в Германии. Это продюсерский проект, первый концерт которого прошел в Берлине, что для белорусской команды раньше считалось невозможным. Так что если продюсер KRIWI Валерий Конищев начнет судебную волокиту, то, без сомнения, он выиграет. Но я не думаю, что это принесет кому-то пользу. Мне кажется, Дима сам не будет больше выступать под именем KRIWI. Не думаю, что он считает себя преемником названия. Для себя я давно уже вывел формулу, что KRIWI может выступать без кого угодно, кроме Вероники Кругловой. Лицом и голосом этой группы всегда была только она. Этот момент меня самого не очень устраивает — но это факт. Точно так же, как в N.R.M. только Лявон Вольский является лицом группы, он ее фронтмен.
Конечно, можно еще назвать группу БЕЛОРУССКИЕ KRIWI, но большой вопрос — кто будет это слушать. Я знаю, что Дима ездил в Польшу по следам KRIWI. Но там важен материал. И если вместо хорошего коллектива приезжает плохой — в дальнейшем дорога туда будет закрыта и для Димы, и для нас. Вся помпа, вся пресса — это только до первого выхода на сцену.

— Что будет с KRIWI дальше?
— Мы работаем, едем в довольно обширный тур по Европе. С нами выступает перкуссионист Андрей Сапоненко. Он заменил Масуда Талибани, который уехал из Беларуси. Есть еще несколько молодых музыкантов, основным из которых является тубист Сергей Шепелев. Туба — это новая краска, которую я давно хотел ввести в группу. Начал репетировать дуэт ДЗЕЦI, а точнее уже ДЗЕУКI, он будет задействован на больших концертах.
Мне кажется, без Димы группа стала выглядеть и звучать даже лучше. Самый главный судья — зритель, его обмануть невозможно. Я не собираюсь давать отповедь Диме. Хочу, чтобы нас оценивали по работе, а не по тому, что мы сказали друг другу.

Вероника Круглова: "Это был ЛАСКОВЫЙ МАЙ-2"
— В прошлом году Дима очень просил съездить группу на фестиваль в Молодечно. Возможно, у него с Финбергом были свои интересы. Хорошо, мы поехали, вышли репетировать. Собирались петь "Купалу", и там есть момент, где мы изображаем а-ля эротический купальский танец. И вот, Дима вдруг говорит: будет прямой эфир, так что танцевать не будем. Я плакала в гримерке, мне было обидно. С этого, на мой взгляд, все и началось.
Потом мы поехали в Берлин, на десятилетие Центра "Культур Браурай". Дима перед концертом вдруг сорвался и уехал в Минск. Мы выкрутились. Пригласили в последний момент выступить с нами DJ Delta. Но осадок остался.
Потом я начала чувствовать, что Дима меня просто "отшивает" от концертов. Он перестал играть на инструментах, работал в полноги. Возможно, ему было неинтересно — ну так надо было заниматься своими проектами. Он же стал изображать из себя музыкального руководителя KRIWI, что для остальных участников коллектива было неприемлемо. Мы ведь взрослые люди!
Дима сильно изменился. То, над чем мы когда-то вместе смеялись, сейчас для него стало нормальным явлением. Дима додумался даже до того, что отрезал от плаката KRIWI свое изображение и лепил его на афиши "Цацачнай крамы". К творчеству он стал относиться как потребитель. Я в этом смысле бессребреница: если бы не желание сохранить KRIWI, давно уже подписалась бы в какую-нибудь известную группу. И неплохо бы жила, между прочим. У меня много поклонников, которые могут мне устроить сольный концерт — но я ощущаю себя частью KRIWI, и потому делать этого не стану.

— Название группы зарегистрировано юридически?
— Копирайт и прочие права на KRIWI за нашим продюсером Валерием "Махно" Конищевым. Он раскручивал группу, возил нас в Берлин и делал концерты. KRIWI — международный коллектив, в нем много участников: и Олаф, и Бабу, и DJ Delta, и Себастиан. А то, что делает сейчас Дима — это не группа KRIWI. Он же поет голосом Кобзона какие-то песни!

— Что ты подумала, когда увидела по городу афиши, где черным по белому написано, что выступает группа KRIWI?
— Думала, что это ошибка. И все же решила посетить концерт так называемой группы KRIWI. Приехала в клуб и увидела на сцене совершенно незнакомых мне людей во главе с Димой Войтюшкевичем. Перед выступлением я просто подошла к нему, сказала: "Здравствуй, Дима", и посмотрела ему в глаза. Увидев, что я в зале, конферансье пришлось объявить музыкантов как "Дмитрий Войтюшкевич". Они исполнили две песни из репертуара KRIWI, причем какая-то девушка исполняла мои партии. Люди в клубе подходили потом и спрашивали, почему я не пою. Что я могла на это ответить? Что это ЛАСКОВЫЙ МАЙ-2? Я человек эмоциональный, и прорыдала всю ночь.
Я понимаю, что это все рок-н-ролл, это жизнь. Я простила его за все. И очень жалею, что потеряла партнера и друга на сцене.

Дмитрий Войтюшкевич: "Никто не имеет права посягать на мою личную жизнь"
— Сольно под маркой KRIWI я не выступал, и делать этого не собираюсь. Хотя все мое творчество у организаторов концертов и зрителей на протяжении последних пяти лет воспринималось как KRIWI. За свою творческую биографию сделал достаточно, и мою фамилию знают. Я сделал для этой группы очень много и думаю, что Вероника с Питом в этом смысле должны быть мне благодарны. Я лично вложил очень много средств в группу. И двадцать раз объяснять организаторам, что я не KRIWI, а Дима Войтюшкевич, не собираюсь.
Скажи, зачем мне подписываться как KRIWI, если уже несколько месяцев я занимаюсь своим фольклорным проектом WZ-ORKESTRA? Если продюсер KRIWI Валера Конищев заявляет, что я в группе больше не участвую — ради Бога, оно и к лучшему. Не собираюсь лезть в объятия к людям, которым доверял многих лет и работал бескорыстно. Хотя мне странно и неприятно, что таким образом меня увольняют. У меня свой взгляд на творчество, на взаимоотношения. И мне совсем не нравится, что идут угрозы в адрес моих музыкантов. Я чувствую, что против меня ведется война, порочится доброе имя в прессе. Доходит до звонков моим родственникам. Хотя со мной можно лично встретиться и поговорить — не такой уж я неуловимый. В каждый свой приезд из Берлина Вероника старается заявить в прессе о себе. Очень обидно, что при этом она стремится меня уколоть.
Я не вижу трагедии в том, что больше не буду работать в KRIWI. Это шанс для меня, я расту, пора выступать сольно. Надеюсь, мое отсутствие в KRIWI освободит остальных участников группы. Желаю им творческих успехов и искренне порадуюсь, если у них будет получаться.
Я знаю, почему все так всполошились: назревает серьезная конкуренция с моей стороны.

— Ты сильно изменился за последний год?
— Да, колоссально. Мне интересно сейчас работать над собой как над личностью, характером. У нас не хватает ярких образов на сцене, таких, как Леша Шедько. Или Гарик Сукачев.
Переоценка взглядов произошла с рождением ребенка. В связи с тем, что появилась ответственность перед семьей. Это мое личное, и никого не должно касаться. Никто не имеет права посягать на мою личную жизнь.

— А что тебя не устраивало в KRIWI?
— У группы были очень разные концерты — и очень высокого уровня, и не очень. Творчество KRIWI было неровным, мне не хватало концентрированности. Наша беда, что мы не довели ее до совершенства, но такова жизнь — очень много групп распадается.
Произошла смена эпох, и как мне кажется, она отразилась на белорусской тусовке. Она изменилась. Все помнят период "Радио 101,2", когда все собирались там, была своя атмосфера. А потом незаметно все разбрелись по своим квартирам. Наверное, это удел любого поколения. Но это не говорит о том, что нам не интересно друг с другом. Просто жизнь вносит коррективы.

— Будешь ли ты исполнять песни KRIWI и дальше?
— Большинство песен для группы KRIWI были написаны мной. Например, песни "Усе лугi" или "Юр'ю" я буду петь, потому что они мои. Но у меня сейчас достаточно и новых хороших песен. Мне нравится работать с музыкантами, которые сейчас выступают со мной. Еще многое не играется как надо — но я вижу у них желание и потенциал.

— Кто кроме Ксюши из бывшей группы БЕЗ БИЛЕТА играет в WZ-ORKESTRA?
— Гитарист Олег Иванович и контрабасист Слава Сергеенков.

— Какую музыку ты собираешься играть?
— Я хочу поднять тему белорусского шансона. Правда, не знаю, насколько она окажется актуальна. Хочу подготовить к осени две программы: белорусские баллады и шансон.

Сергей МАЛИНОВСКИЙ

© 2005 музыкальная газета