статья


Вiрус Лиха
Пораженные вирусом



Для людей, пораженных странным вирусом, они слишком здраво рассуждают и отлично выглядят. В меру талантливые, местами непредсказуемые, заразительно веселые. И только темнокожую тоску по Карибам и Солнцу в их ритмах да зелено-желто-красное мировосприятие можно назвать симптомами, выдающими в этих безудержных оптимистах славянский вариант растаманов.

Как истинно творческие люди, они, естественно, были вне пределов досягаемости, поэтому носителем коллективного мнения выступил без преувеличения и ложной скромности "позвоночник" группы, ее убедительный вокал, законодатель ритма и светлая голова, человек-дружба, человек-солнце Алексей Иванов.

— Леша, пару фактов из биографии группы: ваше рождение и первые шаги…
— Родились мы лихо: без мучительных потуг, буквально в один вечер. Мы хотели делать музыку, поэтому будущая группа начала быстро обретать состав в лице замечательных людей с подозрительным складом музыкального мышления (Вадим Шклярик (бас-гитара), Алексей Тарасевич (барабаны), Алексей Мощеников (соло-гитара), а позже Татьяна Коробко (аккордеон) и Сергей Кравченко (перкуссия)). 25 марта 1999 года (именно эта дата считается официальным днем нашего рождения и отмечается чаем с тортом у подъезда) мы придумали себе имя и начали экспериментировать со звуком.
В раннем творчестве преобладали экстремальные звучания. Нас дружно гнало от хип-хопа и хардкора до фанковых смешных песенок. ДДТ, Борис Гребенщиков, Науменко. Все это влияло; имели место блюзы, музыка, приближенная к русскому року, но хотелось чего-то особенного. И тогда пришел рэгги (общее определение стиля). Отдельными фразами из разных источников как непонятная музыкальная форма, которая могла бы показаться попсовой, если бы не ее волшебное содержание, сумасшедшая энергия и позитивный посыл (ведь в своей основе — это музыка сакральная, очень чувственная, как культовые ритмы Дагомеи и Конго (Африка) и неповторимой ямайской (карибской) туземной музыкальной культуры, из которых она, собственно, возникла).
Рэгги сразу привлек нас своей нестандартной солнечной музыкальной структурой. Это была настоящая Ямайка, праздник какой-то!

— И вы собрались и начали играть рэгги…
— Не сразу. Рэгги и его подстили (в частности, ска) мы не играли, хотя думали, что играем. Не зная канонов, мы первое время просто использовали эстетику рэгги как направления, а не музыку этого стиля. Благодаря дальнейшему проникновению в рэгги-культуру и обретению опыта объемного восприятия мира мы стали чувствовать рэгги, полюбили эту музыку очень серьезно. Таким образом, группа нашла направление, в котором нужно двигаться.

— Значит, можно сказать, что вы уже "пришли"?
— Мы еще идем. Мы играем рэгги, но до Ямайки нам далеко. Рэгги — специальная музыка, выхоленная южным климатом и негритянским темпераментом, музыка у истоков своих культовая. Но мы в нее невольно вкладываем и свое содержание. Наш рэгги — современный (он даже не экспериментальный, потому что, по сути, мы не делаем ничего нового), такой, каким он стал, когда перебрался на континенты "белых" и получил новое звучание, благодаря использованию технических и музыкальных достижений того самого Вавилона, из которого, по идее, нужно уходить. Единственное, немного субъективный и индивидуализированный.
В какой-то момент мы решили, что нужно бы вынести наше творчество за пределы репетиционной "точки". Получилось неплохое демо, ставшее визитной карточкой группы, с помощью которой удалось выйти на некоторые клубы. Со второй половины 2001 года систематически поигрываем в минском клубе "Graffiti". Не так давно (23 декабря 2001 года. — О.Р.) участвовали в легендарном dub-рэгги-фестивале "Legalize it" в клубе "Баzа" вместе с патриархами русского roots-рэгги группой ДЖА ДИВИЖН и такими командами как КАНИКУЛЫ БОНИФАЦИЯ и СОЛНЦЕ-ЦВЕТЫ. По сравнению с предыдущим концертным опытом (школы, БГПУ), это, безусловно, новый уровень.

— Раз мы уже затронули концертную деятельность, то как насчет импровизации? Для этого нужно иметь как минимум третье ухо где-то внутри у каждого из вас, чтобы чувствовать и извлекать у инструмента нужные звуки (другими словами — сыгранность).
— В принципе, рэгги располагает к импровизации. Но любая импровизация хороша, когда она отрепетирована. Мы импровизируем в основном на репетициях в попытке найти необходимое звучание.
С недавнего времени, более полно познакомившись с опытом определенных коллективов (MAD PROFESSOR, KING TABBY и др.), мы пытаемся импровизировать в стиле "dub" на концертах. Пожалуй, это единственная импровизация в чистом виде.

— ??? Но ведь dub — это электронная (!) модификация рэгги…
— Dub — музыка ментального уровня. Это заблуждение, что dub — музыка только электронная. Электроникой можно выразить больший объем, сделать dub впечатляющим, просторным. Акустический же dub несет неповторимую живую энергетику. Это мистическая музыка. Мы даже подумываем сделать свой dub'овый проект.

— Позитив, объединяющий ваши песни — это состояние души или своего рода философия rasta?
— Позитив — несомненно состояние души. Мы пытаемся избегать любой идеологии, в том числе и rastafari. Мы используем ее терминологию и только. А философия наша — исключительно философия радости и доброго веселья.
Но позитив нашей музыки условный. Чтобы достичь того позитива, который есть у Боба Марли или Геры Моралиса (ДЖА ДИВИЖН), мало выучить аккорды и играть на слабую долю — нужно менять что-то внутри, ломать стены в душе и голове.

— Экзотические желания увидеть закрытыми глазами мудрые лица слонов, поселить в холодильнике Балалэю, уехать с другом на Кубу, обнять смуглую женщину, о которых вы поете в своих песнях, возникают не у каждого. Что же вас вдохновляет на такие неожиданные идеи?
— Эти ощущения из рэгги. Солнце в наших песнях — не Светило, а состояние внутренней гармонии, "благостной расслабленности". Это Лето, которое можно устроить где угодно даже зимой (ну, например, у меня на даче в Анусино или в Ханты-Мансийске), потому что это Лето — внутри.
Слоны — совершенный образ. Большие, добрые существа, они непременно должны идти в такт с Летом! А что такое Балалэя, кому нужно — поймут...

— Откуда у человека средней полосы такие нетрадиционные образы?
— Сам рэгги настраивает на определенное солнечное восприятие, располагает к вибрации. Я чувствую, как это может быть, как это должно быть, и как это, наверное, есть где-то там, откуда все пошло. Еще я стараюсь чувствовать рэгги так, как чувствуют дети, не загруженные системой, воспринимающие вещи во всей их надрывной простоте. Я ловлю положительные посылы, впитываю их, вдыхаю — и рождаются образы.

— Слабую долю в рэгги и ска держит в основном ритм-гитара, но вы по количеству инструментов уверенной поступью приближаетесь к оркестру: аккордеон, перкуссия, а тут еще решение взять трубы...
— Просто минимум, передающий карибское звучание, уже не устраивает. Хочется разнообразия. Трубы, аккордеон, перкуссия — это творческие мазки, придающие общей картине неповторимый колорит. Музыка становится полнокровнее, и то, что не получается выразить словами, звучит в голосе этих инструментов. А еще хочется доказать, что даже с помощью обычного аккордеона можно сделать настоящее Лето.

— "Вірусам лиха" на ваших концертах легко заражается публика даже с устойчивым иммунитетом. В чем вы видите причину близкой эпидемии? Просто сила хорошего настроения или что-то большее?
— Хотелось бы верить, что не только хорошее настроение. Рэгги востребован на подсознательном уровне, потому что менталитет у большинства наших людей такой — постоянная потребность в чем-то большом, светлом, добром и чистом. Тем более, что скоро лето... Немного магии слабой доли, соответствующая атмосфера — и невольно "закачает".

— Каким вы представляете ваш первый альбом?
— Однозначно не концептуальным. Первые альбомы обычно разноплановые, потому что в начале творчества нелегко сразу определиться со стилем. Но это и самые интересные альбомы: в большинстве своем свежие, "незатасканные", с толикой юношеского ревностного максимализма.
В нем точно будет минимум серьезности. В основном, стеб в рамках темы, все наши рэгги : "Кингстон-Ямайка", "Слоны и Лето", "Плач Эфиопии", "Балалэя", rock-steady или, как я их называю, "ска нового света" — "СОК-П", "Социально-бытовой роман" и др., каверы детских песенок "Пусть всегда будет солнце", "Я на солнышке лежу".
Тяжело сказать, сделаем ли мы что-то кардинально новое. Но такой музыки, безусловно, не хватает в Беларуси.

— Творческая мечта…
— Амбиций нет, поэтому — альбом и качественная музыка, которую можно назвать рэгги.

— И напоследок, что же все-таки спасет мир?
— Мир спасет... марихуана. (смеется) Шучу. Любовь, конечно. И обязательно в широком смысле этого слова.

Ольга РИМША

© 2005 музыкальная газета