статья


Butch
BUTCH готов!



Таинственному проекту BUTCH некоторые московские критики пророчат большое будущее, считая его самой интересной и перспективной группой на российской поп-рок-сцене. Сами же музыканты пока готовится "к штурму" на предстоящем "Максидроме"… С лидером коллектива наш сегодняшний разговор.

— Что было причиной вашего ухода с канала ОРТ, где вы работали обозревателем программы "Время"? Сейчас вы следите за политическими, и не только политическими, событиями, происходящими в мире?

— Мне захотелось петь. Я решил либо сейчас, либо никогда. Сколько можно хотеть петь, пора это сделать. И потом — на сцене можно стать известным певцом, а на телевидении некуда было расти, я достиг потолка.

— Так вы следите или не следите за событиями?
— По честному — не слежу. То есть я в курсе них, но так глубоко уже не слежу, потому что у меня теперь другие интересы.

— Была информация, что Макс Фадеев хотел написать для вас музыку. Это намерение осуществилось или осуществится?
— Это правда, но намерение это не осуществилось, потому что сначала это рассматривалось как возможность совместной работы, но не в рамках группы BUTCH, а потом в рамках группы BUTCH, но под художественным руководством Максима, как это у него происходит в группе TOTAL. Просто мы решили сохранить свое лицо полностью, при всем уважении к профессионализму и таланту Максима. Я не исключаю возможность сотрудничества, потому что он очень талантливый, на сегодня — один из самых лучших музыкантов, композиторов и аранжировщиков. Я не исключаю возможности сотрудничества с ним, просто на том этапе, на котором это предлагалось, это было бы поглощение. Как только это сможет быть на равных, это будет прекрасно.

— Были ли вы знакомы с ритм-секцией группы МАША И МЕДВЕДИ раньше, до того, как начали играть с Петуховым и Зеленым?
— Да.

— Вы не сожалеете об исчезновении этой группы? И не в курсе ли, чем сейчас занимается Маша Макарова?
— Я не знаю, чем она сейчас занимается, но мне недавно переслали по Интернету какие-то новые песни, через какие-то сотые руки. Я даже не знаю, правда это или нет. Но могу сказать, что довольно интересно.

— Расскажите, пожалуйста, как происходили съемки клипа на песню "Мания".
— Съемки дебютного клипа BUTCH на песню "Мания" прошли, по-честному, в ночь на 1 апреля. Мы долгое время находились в поисках клипмейкера, который предложил бы достойный сценарий. В итоге выбор пал на маститого режиссера Глеба Орлова и легендарного оператора Влада Опельянца, снявших клипы доброй полсотне отечественных звезд.
Под покровом ночи в одном из московских спорткомплексов, расположенном среди множества посольств, съемочная группа снимала довольно жестокие кадры из жизни спортсмена, который борется не на жизнь, а на смерть. Борется с самим собой, исход сраженья неизвестен. Может быть, герой погибнет в финале, но надежда есть. По ходу съемок мне приходилось заниматься фехтованием, рычать, кататься по полу и яростно молотить по нему кулаками: режиссер требовал как можно больше натуральности. Для достижения большего эффекта было даже предложено дать музыканту в нос, но я категорически отказался: вследствие усердия ему и так пришлось наутро перебинтовывать руки и мазаться йодом.
Плодотворную работу нашего творческого альянса Орлов-Опельянц-BUTCH можно было наблюдать на канале MTV в середине апреля.

— Вы встречались с Милорадом Павичем и специально для этого ездили в Сербию. Расскажите об этом.
— Это было не специально. У меня просто была длинная командировка в Югославию, а корреспондент, находясь в командировке, должен сам там искать темы, которые могли бы быть в России интересны зрителю. И помимо войны мне показалось, что зрителям было бы интересно увидеть Павича. Мы его нашли и взяли у него интервью об отношениях на Балканах. Почему там все время все кипит, почему там все друг друга режут, кто, по его мнению, прав, и т. д. Если вкратце, то он сказал, что есть такая страшная и незаметная вещь, как "исчезновение народов". Что, в частности, когда он писал "Хазарский словарь", это было не про хазар, а про людей на Балканах. Что какая-то фигня может привести к тому, что запылает огонь, который нельзя будет потушить пока все не сгорит.

— Кто из современных литераторов вам интересен? Ваш любимый писатель?
— Я по-прежнему люблю сербских авторов: Павича, Петровича. Из современных авторов. Я прочитала Сорокина. Сорокин, Мамлеев. Из западных мой любимый автор Ремарк. Я люблю Ремарка больше всего.

— Горан Брегович считает, что современная музыка должна звучать исключительно с хором и оркестром. Вы с этим согласитесь?
— Нет. У Бреговича почти цыганская стилистика. Это, скорее, в нашем воплощении ближе всего к ZDOB SI ZDUB. Но это только одна из вариаций, а их там миллионы. Мне кажется, что современная музыка это и как голая электроника, так и что-то оркестровое. Что угодно. "Эклектика" — вот слово, передающее современность!

— Вы готовите сольный альбом. В нем отразится ваша работа со струнным квартетом Плетнева?
— Там есть несколько песен, где у струнных очень важная смысловая роль. А поскольку писали наложением, то такое ощущение, что там симфонический оркестр.

— Правда ли, что BUTCH увлекается этнической аутентичной музыкой?
— Нет, это не так. Не увлекаюсь.

— Как складываются ваши отношения с Дианой Арбениной? И как вы относитесь к творчеству НОЧНЫХ СНАЙПЕРОВ?
— Очень хорошо складываются отношения, я думаю. Она мне буквально на днях звонила. Она смотрела нас в эфире ОРТ. Даже странно, потому что это было глубокой ночью, даже полгруппы не дотерпело: все подумали, что эфира не будет. Кто-то вырубился в полночь, кто-то в 2.30, а сам эфир был в 3.00. Мы его записали. А Арбенина посмотрела и позвонила мне на следующий день, как вежливый человек. Сказала, что она за меня очень рада, что мы движемся в правильном направлении. Мне было так приятно. Я отношусь к ней очень тепло, с уважением.

— Почему так много тайн вокруг имени и личности BUTCH? Это пиар?
— В моем случае это во многом — часть личности. Такая парадоксальность привлекает и порождает слухи. Поскольку я не учитель русского языка в школе и не скромный клерк, то мои парадоксы обсуждаются.

— Вы часто попадаете в экстремальные ситуации в жизни. Вспомните самое захватывающее.
— Вот последнее было: скинхэд. Мы были в центре Москвы на пустынной платформе метро. Там был какой-то парень, который с угрозой сказал: "Прочти, что написано у тебя на куртке!" А там написано: "CКИНХЭД". Я говорю: "И что? Я просто не в курсе". (Там было дальше написано "Рожден ненавидеть".) А этот парень был скинхэд. А у меня была бейсболка назад повернута. И я стою и не понимаю, почему он ко мне привязывается. Он говорит: "Ты не рэппер?" Я ему говорю: "Нет, я не рэппер". Он спрашивает: "Ты пидор?" -- "Нет, я не пидор". "Лесби?" -- "Нет, не лесби!.. Нет не чурка!" Он точно не понял, к какой категории меня отнести, но определенно понял, что к той, которую уже нужно пиз…ть. Ох уж эта моя идиотическая наивность! Я не в курсе всех этих раскладов у скинхэдов. Т.е. — вот они мочат рэпперов, а я не в курсе. И я даже не понимаю, какое это отношение имеет ко мне. Но, видимо, для него это имело ко мне прямое отношение. И поскольку с моей стороны не было ни страха, ни агрессии, то он сразу меня мочить не начал. Он стал еще разбираться. Достал цепочку и стал ей махать. Благо со мной была умная подруга, которая все эти расклады знала. И она меня все время тянула к выходу. И в какой-то момент она вовремя остановила его руку с цепочкой. А я все не могла понять, зачем он машет цепочкой, на которой висит пейджер, а это у них, оказывается, такое оружие грозное. Дальше, почти около эскалатора, стало ясно, что эта вялая разборка больше длиться не может, и она перерастет из вялой в очень активную — это стало понятно даже мне. Но тут пришли люди в оранжевом — уборщики — и нас обступили. Этот скинхэд стал "толкать" обычную "телегу", что, мол, ребята, все нормально, мы сами разберемся. Но я же в курсе выходов из конфликтных ситуаций, когда твоя сила не превосходит силу противника. Я им говорю: "Ребята, мы сами не разберемся, вызывайте милицию. Это угроза нашей жизни!" Прямым текстом. Тогда они нас обступили, а их было человек десять, этих уборщиков! И этот скинхэд, как в фильмах про зло, за их спинами тихо растворился.

— Вы принимали участие в "Нашествии". Как вы чувствовали себя в компании собравшихся групп? Какие остались впечатления об атмосфере мероприятия?
— Мы сразу зашли в свою палатку, потом из нее вышли, потом опять зашли. Я помню только три группы, которые перед нами выступали: 7Б помню, КОРОЛЬ И ШУТ помню, потому что толпа ревела. Мне было интересно, как люди, которые ревут под группу КИШ, к нам будут относиться. А еще я помню группу ДДТ. Мне стало понятно, что профессиональная работа выглядит именно так. У них было все так отлажено, они были так сыграны, понимали друг друга. Мне понравилось.

— Вы возлагаете какие-нибудь надежды на свое выступление на грядущем "Максидроме"?
— Конечно. Я считаю, что это основной шаг в судьбе нашей группы. Им надо воспользоваться и ни в коем случае не упустить. Выступить так, чтобы стать этим самым прорывом. Это подход вполне мозговой. Я планирую штурм, и мне нужно безумие, которое будет спланировано. Я считаю, что мы уже готовы.

— Что вы думаете об этом фестивале?
— Для меня два главных фестиваля страны — "Премия журнала "Fuzz" и "Максидром". Это значит, что публика, которая нас слушает, придет туда и нас увидит. Нам нужно их завоевать, а им меня. Кто-то из нас должен это сделать!

— Некоторые группы постоянно участвуют в "Максидроме", а после фестиваля не скупятся на самые нелицеприятные комментарии по поводу всего, что их там окружало…
— Не знаю, зачем им это нужно. Возможно, они хотят так искусственно поднять свой рейтинг.

— Возникает предположение, что музыка — не единственное ваше "творческое увлечение". Чем еще занимается лидер и идеолог проекта?
— Я не идеолог, скорее — штурман. Идеолог у нас Петухов. А я прокладываю дорогу, заведую курсом и веду. Хотя меня и не всегда понимают музыканты. Только что камнями не бросаются — когда я говорю, что я люблю это дело и буду профессионалом в этой области… Это мой язык, и я буду этим заниматься, пока это будет моим языком. Я допускаю, что это — не единственный язык на свете. Возможно, я могу заниматься чем-то еще.

— Появился ли за последнее время музыкальный проект, который обратил на себя ваше внимание?
— Из совсем новых для меня наиболее трогательна группа ТОРБА-НА-КРУЧЕ. Анализ российского и западного шоу-бизнеса — это не самая сильная моя сторона. Твердо я могу сказать лишь одно: меня не интересует металическое направление.

— Каковы ваши ближайшие планы? Вы хотите добиться глобального успеха?
— Хочу ли я? Конечно, хочу!

— …Планы…
— "Максидром". Выпуск альбома. Гастроли. Обмен энергией!

Татьяна ТАРАСОВА

© 2005 музыкальная газета