статья


Сквот
“Мы не хотим быть марионетками в руках государства”



Молодой минский хардкор-коллектив СКВОТ пока еще действительно очень молод. Но, как говорится, у музыкантов "все еще впереди" — энергии у парней хоть отбавляй. И, может, через энное количество лет мы будем знать, что "белорусский хардкор" — это СКВОТ, а СКВОТ — это... правильно, белорусский хардкор. Нижеследующий разговор проходил на одной из репетиций команды, точнее уже после оного корового грохота. Итак, группа СКВОТ, как она есть.

Участвуют: Саша "Михал" — ритм-гитара; Саша "Мазя" — барабаны; Олег "Ворчун" — вокал, тексты; Егор "Малой" — вокал, тексты; Леша "Соня" — бас-гитара (его не было, но мысленно он был с нами). А также: Андрей "Ботаник" Маслов (группа ТОЛЕДО), Сергей "Чемодан" Шулаев (группа THE PANIC), и энное количество пива.

— Итак, когда вы впервые собрались под названием СКВОТ?
"Михал": Мы собрались как СКВОТ зимой 2000-го года, но состав был немного другой, тогда на барабанах сидел нынешний драммер группы SUBLIMINAL. По некоторым причинам мы с ним расстались, и в текущем составе мы собрались в начале сентября 2001-го, когда в наш состав вошел новый барабанщик "Мазя".

— Почему вы выбрали название СКВОТ?
"Ворчун": Мы долго искали подходящее название, и вот Михал приходит как-то и говорит, давай, мол, будем называться СКВОТ. Я даже не знал тогда, что это вообще означает, а он говорит ля-ля-ля, типа, это то-то и то-то. Ну, супер, думаю. В общем, название получилось спонтанно.

— Понятно. Ну а сейчас вы в это название какой-то смысл вкладываете?
"Малой": Короче, когда мы собрались этим составом, мы решили играть (и, я так надеюсь, играем и сейчас), old school-хардкор, по крайней мере, пытаемся играть...
"Ворчун": В общем, сквот — это такое здание, которое, ну... э-э-э, короче, это долго рассказывать.

— Короче, название СКВОТ есть чистая случайность?
"Малой": Ну, в общем, да. Хотя по началу мы вообще-то назывались MASTA MELO, но мы ни разу не играли под таким названием.
"Михал": Слово "сквот" было мною случайно вычитано в журнале.

— А каким образом вы организовались?
"Михал": Еще где-то в средней школе (это был пятый класс), я познакомился с нашим теперешним вокалистом "Ворчуном", и с того момента мы сдружились (да и дружим до сих пор), и сразу пришла идея делать музыку. В те же годы я встретил и Лешу, нашего басиста. В итоге все мы трое знакомы уже очень много лет. А где-то в классе 11-м мы познакомились с нашим вторым вокалистом, "Малым".
"Малой": А вокалистом я стал совершенно спонтанно, т.е. я пришел к ним на репетицию, послушал их, как сейчас помню, почитал им КИРПИЧИ под гитару, и им понравилось, мы стали делать что-то вместе. А позже всего мы познакомились с нашим теперешним барабанщиком, это было в сентябре-октябре 2001-го года...
"Мазя": Тоже все получилось спонтанно, можно даже сказать, что судьба свела. В общем, мы поступали с нашим басистом Лешей и "Михалом" в одно учебное заведение, и случайно выяснилось, что они вместе играют, и что им нужен барабанщик... и вот так вот я, волею судьбы, э-э-э, подвернулся под руку. Мы сдружились и где-то с середины сентября уже попробовали делать первые песни, и так получилось, что я остался в этой группе и вообще доволен, что в нее влился и сейчас делаю прикольную музыку!
"Малой": А костяком всегда были Леша, "Михал" и "Ворчун".

— Теперь пару слов о том, как вы сами характеризуете свой стиль.
"Ворчун": Основа нашей музыки это old school-хардкор, но на данном этапе мы начали немного экспериментировать.
"Мазя": Если брать любые команды, то они чисто в одном направлении не играют, т.е. есть какие-то маленькие отступления, в общем, у нас также все произвольно выходит.
"Ворчун": Old school-хардкор с элементами металкора, эмо.

— С самого начала вы в этом стиле работали?
"Михал": С самого начала мы как бы хотели строго придерживаться именно old school-хардкора, именно как стиля, но потом начали выходить за рамки.
"Ворчун": Но хардкор все равно — наша основа.

— Теперь (продолжая тему стилей), скажите, какие команды вы слушаете?
"Малой": Нравятся мне очень разные группы, есть очень широкий круг того, что я слушаю. Я очень люблю SOULFLY, MAD BALL, я люблю AGNOSTIC FRONT… конечно SEPULTURA, преимущественно из-за того, что Макс Кавалера для меня всегда был если не кумиром, то человеком, на которого я смотрел с уважением. Он мне по вокалу очень нравится. А по текстам я очень люблю Дельфина. Люблю также R.A.T.M., обожаю ЛЕНИНГРАД.
"Ворчун": На самом деле лично я слушаю очень много музыки, начиная от гаражного рок-н-ролла 60-х годов и заканчивая рэгги, дабом, психоделической музыкой, гранджем, электронной музыкой, нойзом, индастриэлом, хардкором, панком, рэпкором... А вообще наша команда ориентируется на такие банды, как AGNOSTIC FRONT, MAD BALL... вообще есть много всего классного... SICK OF IT ALL супер, короче, нью-йоркская сцена... но могу слушать и NIRVANA, SONIC YOUTH, это без проблем. А вообще — куча независимых хардкоровых групп, неизвестных массовому слушателю; из более известных же это практически вся нью-йоркская коровая школа. И очень люблю рэп.
"Малой": А есть очень интересная русская хип-хоповая команда, РАБЫ ЛАМПЫ называются. И еще слушаю, помимо всего, TEQUILAJAZZZ и R.A.T.M.
"Мазя": А я предпочитаю группы джазовые, скажем PRIMUS, такие более экспериментальные банды. Люблю слушать необычную, нетрадиционную музыку, наверное, потому, что я не люблю однообразную игру (в частности на барабанах), т.к. я сам вроде как драммер. Люблю ЛЕНИНГРАД и Сукачева.
"Ворчун":... но полька все равно лучше всех! (общий смех. — Прим. авт.). И панк-рок живее всех живых!

— А как насчет отсутствующего здесь басиста СКВОТА?
"Малой": Наш басист тоже любит экспериментальную музыку, жаль, что он сейчас на работе, "в ночной", так бы он сам все рассказал. Ему очень нравится PRIMUS, ему нравится RED HOT CHILI PEPPERS, SEPULTURA, хардкор самый разный.
"Ворчун": Короче, мы слушаем что угодно, к примеру, один раз можем поставить Боба Марли, а потом вдруг SOULFLY, GARBAGE, тот же AGNOSTIC FRONT... от крайности до крайности, в общем.
"Михал": Люблю нью-йоркский хардкор и старый добрый русский рок. А чисто для себя я хотел бы выделить такие банды, как MARILYN MANSON, RAMMSTEIN и тому подобное, т.к. больше всего меня привлекает в них это шоу на сцене, какая-то инсценировка, и, кстати, эти элементы я хотел бы внести чуть-чуть и в нашу группу...
"Ворчун": Из нашей группы это не получится сделать...
"Малой": Это я вообще не приветствую, в нашем стиле, в нашей музыке это совершенно не надо, мы можем устроить шоу на сцене своим поведением, своей музыкой, своими текстами, наконец. Я не могу надеть какой-то костюм, накраситься, мне это не нравится.
"Михал": Я не имею в виду конкретно это, т.е. там накраситься, надеть костюмы, можно же придумать что-то именно для этого стиля музыки, чтобы он не был "голым".
"Мазя": Чтобы выступление не было голым, а не музыка.
"Михал": Да, должно быть какое-то действие, а не просто музыка.
"Малой": Мы играем в таком стиле, который и должен быть "голым", это хардкор!
"Ворчун": В общем, над этим вопросом мы будем думать.
"Малой": Когда уже станем взрослыми и толстыми...
"Ворчун": И начнем играть блюз (общий смех)!

— А до СКВОТА вы где-нибудь уже играли? Кто-то из вас?
"Мазя": Нет, только, наверное, я имею опыт работы в других группах, я участвовал в различных проектах, и, кстати, продолжаю сотрудничать с ФЛЕТЧЕРОМ.

— А как вы стали музыкантами? Учились где-нибудь?
"Малой": Почти все мы самоучки, только "Мазя" закончил музыкальную школу.
"Мазя": Точно. Вообще весело вышло: в пять лет я попал в музыкальную школу, и, как это ни смешно звучит, на класс по игре на балалайке! Учился играть на этой самой балалайке семь лет, сдал даже выпускные экзамены на пять баллов. Что касается того, почему я стал барабанщиком, так вот, когда я учился в этой школе, для балалайщиков не было отдельного кабинета, все занимались в учительской, и там мне посчастливилось записаться на второй инструмент, как раз таки — барабаны. Однако в итоге у меня ничего не вышло, и я закинул это дело. Ну а потом, когда я уже выучился на балалайщика, я решил продолжить обучаться на драммах, решил серьезно заниматься барабанами, и в конце концов понял, что на самом деле это и есть мое кредо...
Андрей: Ага, CRADLE OF FILTH… (общий смех).

— Ясно. А что вы скажете насчет такого очень модного сейчас слова "идеология"? Есть у вас такая в наличии?
(Хором): О-о-о-о! Дайте слово "Ворчуну"! (Каждый перебивает друг друга и всяческими способами старается доказать свою правоту).

— ...Стоп, стоп. "Анархия — мать порядка", короче?
"Ворчун": Нет, нет. В принципе, мы не политизированная группа, вот, но есть общие принципы, есть идеи, в основном своей музыкой мы хотим донести до людей свои мысли. Поем о том, что происходит вокруг, говорим о той злобе и ненависти, которая сейчас нас окружает, насилии, которое творится вокруг, беспределе... Поем о том, что нас, грубо говоря, имеют, нам говорят, что делать и как жить. Мы же выступаем "чуть-чуть" против этого... мы хотим сами решать свою судьбу, и мы будем бороться за свою жизнь, отстаивая свои идеи.

— Это все отражается в текстах?
"Мазя": Да, конечно, к примеру в нашей песне "Жизнь по приказу" говорится об армии, о факте принудительного призыва на службу.
"Малой": Мы хотим чувствовать себя свободными, хотя, конечно, пока это невозможно — мы зависимы от родителей, от того же государства, но, по крайней мере, никто не смеет нам запрещать думать и мыслить так, как мы этого хотим.
"Малой": Пускай будет государство, я против него ничего не имею, но пусть оно не будет оказывать на нас столь сильного давления и насилия.

— Ладно, давайте не будем лезть в эти дебри... лучше ответьте на такой вопрос. Есть, скажем, гранджевая тусовка, панковская, есть, наконец, коровая тусовка. Вы считаете себя частью этих молодежных кругов?
"Малой": Для нас нет такого четкого разделения, мы все тусуемся вместе. И мы во всем этом варимся.

— А с какими группами вы сотрудничаете?
"Ворчун": Общаемся с SCUM OUT, КУКЛАМИ, ТЯЖЕЛЫМИ ПОСЛЕДСТВИЯМИ, такие ска-панки... с двумя последними бандами мы дружим и играем.
"Малой": А на концерте в Гродно я открыл для себя очень классную группу, называется (произносят хором) ВЫТРИ-АНУС, вообще, прикольные такие, особенно вокалист, он себя так классно на сцене ведет... раскованный, такой вот суперчеловек... советую всем какими-нибудь путями их услышать!

— Так, а что у группы СКВОТ имеется уже за спиной, т.е. чего вы достигли за два года вашего существования?
"Мазя": В Минске негде играть, конкретно нам вообще.
"Ворчун": У нас есть уже три концерта, должен был быть концерт, правда, с CATHARSIS, но они не приехали.
"Малой": Самый первый наш концерт был в 2001-м году 20-го июня, мы играли четыре песни, это было в "Рок-клубе". Второй концерт был, к сожалению, без меня (я уехал отдыхать и умудрился сорвать голос, за что на меня очень сильно обиделись), это было также летом прошлого года.
"Ворчун": Это было за Гродно, на открытой площадке, концерт был на самом деле угарный, играла куча групп, атмосфера высшая...
"Михал": Было много пива, водки и жареной селедки (общий смех)!
"Малой": Давайте я лучше расскажу про наш третий концерт. Это был первый концерт с нашим барабанщиком, "Мазей" т.е. Все получилось не самым лучшим образом (это моя точка зрения), очень херовым моментом было то, что барабаны стояли на втором этаже (все происходило в клубе "Клетка", что в Гродно), и на сцене мы установку напрочь не слышали.
"Мазя": Барабаны в мониторы не выводили, вообще!
"Михал": Не было ритма, я иногда поэтому сбивался...
"Ворчун": Э-э-э, вот про это не надо заливать! Короче, третий концерт был чуть-чуть лажовый и все...
"Малой": Да нам там просто не везло, к примеру, на второй песне мы сломали "примочку", чужую, причем, группы CONTRA LA CONTRA, но ТЯЖЕЛЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ нас сразу выручили (за что им огромное спасибо, кстати!), ну и большой сэнкс CONTRA LA CONTRA за их первую "примочку"...

— А какой ваш концерт вы считаете самым удачным?
"Малой": Самый первый. Он был самый удачный и по отрыву, и по звуку. А по приему супер было в Гродно все-таки.

— Какие у вас планы на будущее? Концерты?
"Михал": Мы очень хотим отыграть в Минске, если нас кто-нибудь пригласит.
"Ворчун": Я думаю, что уже скоро пойдет движение и мы будем выступать снова.
"Мазя": Мы планируем записать демо-ленту, и где-то к осени уже подготовить полноформатный альбом. Но это чисто гипотетически.
"Михал": Тут трудно что-то предполагать, т.к. впереди лето. Впереди работа, да еще и деньги нужны на это все... и куча праздников также имеется в наличии...

— А там спонсоры, финансовая поддержка, контракт, наконец...
"Ворчун": Своими силами. Сами по себе — никаких спонсоров, никаких контрактов, мы не коммерческая группа.

Тут все начали горячо спорить, и эти полчаса мы лучше опустим, для экономии времени. Короче, СКВОТ — не коммерческая музыка — вот девиз группы.

— Уф... давайте вернемся на землю. Как вы сочиняете свою музыку?
"Малой": Все рождается абсолютно спонтанно, как сегодня, когда мы за два часа сделали песню — я пришел, "Михал" и "Мазя" что-то играли, я их послушал и написал текст. Главное — настроение. Причем, может быть сначала музыка, а потом тексты, или наоборот. И каждый вносит свои коррективы.

— Ладно, давайте будем закругляться. Каким вы видите будущее белорусской хардкоровой сцены?
"Мазя": Будущее за СКВОТ (дружный смех)!!!
"Ворчун": Будущее у нашей панк/хардкор-сцены есть, я думаю, что в Беларуси с этим делом все поменяется в лучшую сторону, ведь есть какое-то движение, есть какая-то дистрибьюция, есть люди, которые этим вроде как занимаются... есть будущее, короче.

— А вы сами как? Будете дальше "сквотить"?
"Мазя": Мы без музыки не можем. И мы играем для себя, и это доставляет нам громадное удовольствие. Репетиции — для нас все. И этот гараж стал уже просто вторым домом.
"Малой": Э, пацаны, мы совсем забыли про чела, который приходит на наши все репетиции, на все концерты, нас постоянно поддерживает (в прямом и переносном смысле), это наш лучший друг, Дима, Дима "Одуван", наш, можно сказать, логотип уже!
"Мазя": Тогда уже надо вспомнить и группу ALLES MEIN, которая помогла нам с репетиционной точкой. Вот.
"Михал": А вообще спасибо "Музыкальной газете" за то, что она есть. Это классная газета.
(Все хором): Чуваки, больше жизни и ходите на панк/хардкор-вечерины! Поддерживайте панк/хардкор-сцену Беларуси!

Вот и все на этом. Надеюсь, теперь вам стало более-менее понятно, что это за коллектив. До встречи на концерте, "сквоты"!

Ольга СОЛОВЕЙ

© 2005 музыкальная газета