обзор


Театр Леонида Филатова
Любовь к трем апельсинам


(с) 2001 & (р) 2002 Парадигма С&Т
(с) 2001 & (р) 2002 Концерн "Группа СОЮЗ"
10tks/65mins


Оптимизм вселяют оба обстоятельства. И то, что вчерашнее молодое дарование, сегодняшний российский театральный мэтр Леонид Филатов, одна из легенд "Таганки", слава Всевышнему, по-прежнему с нами и пишет все новые сказки. (Понятно, что "вчера" и "сегодня" разделяет более двух десятка лет. Но что сей срок в масштабах высокой драматургии, в коих Карло Гоцци и сегодня современнее иных тужащихся современников?)
И то, что сегодня вновь налажено производство звучащих сказок, прервавшееся с кончиной всесоюзной студии грамзаписи Мелодия. И не только сказок. В советских радиовещании и звукозаписи существовало направление, носившее название "литературно-музыкальные композиции", в рамках которого отнюдь не все было одинаково нарочито-пресно-картонным. (Отдающим салют всем вождям etc.) Порой в "совке" можно было купить винил, прослушивание которого возносило к таким высотам, о коих сегодня (к очень большому сожалению) вряд ли имеет смысл говорить с подавляющим большинством собеседников. Вот эта штука возрождается под названием "музыкальная аудиокнига", и это не может не радовать.
К услугам приверженцев сего жанра как архивные драматические записи Госфильмофонда СССР и Гостелерадио СССР, так и новые постановки.
Начинание дебютировало выпуском новой сказки Леонида Филатова "Любовь к трем апельсинам". (В свое время эту комедию дель арте Карло Гоцци случилось перепеть Михаилу Светлову, но тот давнишний перепев появился в несколько иную историческую эпоху, когда многое из звучащего на рецензируемом диске не могло присниться с самого серьезного бодуна, и у Михаила Аркадьевича, хотя он был тоже пошутить не дурак, вышла скорее баллада трубадура под лютню, нежели песенка скомороха под бубенцы. Тем более что у Светлова действие происходило одновременно в средневеково-сказочной Италии и советской средней школе. В общем, несколько иной жанр, нежели предлагаемая сказка для взрослых.)
Талантливый актер театра и кино Сергей Безруков читает эту более чем раблезианскую сказку от лица полутора десятков персонажей так смачно, что часовое прослушивание кажется пятиминутным.
Наверное, не нужно напряженно вслушиваться в звуковую ткань музыкального оформления, сплетенную Евгением Седых, пытаясь опознать цитируемых Бетховена с Мендельсоном, равно как в голосовые модуляции сверхизобретательного виртуоза Безрукова, фиксируя совпадения с реально существующими голосами. (Ну, финал "Лунной", ну, Новодворская, она же Моргана, ну, Шура Каретный.) Нужно просто слушать и блаженствовать. Особенно когда посещают черные мысли, а под рукой нет ни шампанского, ни Бомарше.

С. Золотов

© 2005 музыкальная газета