статья


Trans-Siberian Orchestra
Рыцари классической музыки и рока


По Сибири в Рождественскую ночь несется поездом симфонический оркестр с рок-группой... Едут и смеются, пряники жуют, как говорится. Боб Кинкел звонит по мобиле в Минск, чтобы познакомить читателей "Музыкалки" со своей персоной и группой TRANS-SIBERIAN ORCHESTRA. На самом деле команда эта не простая, а золотая! Нет, местами она даже платиновая! Первый альбом удалых американцев продался в Штатах миллионным тиражом. Второй диск получил статус "золотого", а группа заслужила еще большее признание публики. Никто даже не удивился, когда третий компакт также получил "золото". Кто же эти рыцари классической музыки и рока, помешанные на праздновании Рождества?


— Начнем с выработки вашей музыкальной стилистики и создания аутентичного образа рок-рождественских песен?
— Итак, наш музыкальный стиль — это оркестровый рок или его можно назвать симфо-роком, где перемешивается хард-рок с симфонической и даже театральной музыкой. Каждый альбом может рассматриваться как театральная постановка, как рок-опера, в которой сюжет захватывает слушателя и несет в эмоциональное путешествие. Рождество — это просто великий праздник и веселое время, которому не жаль посвятить несколько хороших песен. Кстати, на свете не так уж и много песен, посвященных Рождеству.

— Как ты обычно его отмечаешь?
— Последний раз отметили классно — были в туре. Хех, началось это Рождество еще в ноябре и продолжалось до начала нового года. То есть, отметил я его, играя хорошую музыку.

— Тема праздника не может не привлекать детей, но ваша музыка, по-моему, немного необычна для "подобной публики"...
— Я бы не стал говорить, что играю музыку для детей. В Рождественских историях есть все что угодно, их прекрасно могут понять и взрослые. Свидетельством тому может быть наша обычная концертная аудитория. В зале можно увидеть и ребенка пяти лет и старика, которому пошел уже девяностый год. Многие приходят семьями, так что мы не собираем только старых рокеров.

— Такая музыка создается для специального настроения и даже для особенного дня, так получается?
— Зачем же? Ей можно наслаждаться в любое время года, не только посреди зимы. С другой стороны, разве не забавно слушать Рождественские песни летом? И, кстати, последний наш альбом "Beethoven's Last Night" отошел от темы Рождества.

— Ладно. Вот смотрю я на цифры продаж и думаю, а как сильно изменилась твоя жизнь после выхода первой пластинки TRANS-SIBERIAN ORCHESTRA?
— Ну, не то чтобы она разом взяла и перевернулась... Я ведь занимаюсь музыкой уже много лет. Конечно, свалившееся на голову признание нельзя не замечать — это круто. Круто, когда проделанная работа воспринимается публикой хорошо. Как личность я не сильно изменился, зато в составе группы могу позволить постоянно ездить в туры, могу ощущать, что кому-то эта музыка нужна. Самое большое произошедшее изменение — это изменение в музыкальном мировосприятии, наверное, так. Ну, а достижение альбомом платинового статуса — замечательная вещь! Когда получаешь финансовую отдачу, то нельзя не радоваться. Если честно, то я не люблю говорить одновременно о музыке и о деньгах.

— Возвращаясь к ранее упомянутому новому альбому, расскажи, почему вы решили переключиться на другую тему?
— Бетховен, на мой взгляд, является самой первой рок-звездой, если можно так выразиться (смеется). Он был таким известным и любим народом... Когда он умер, тысячи людей вышли на улицы, чтобы проводить его. То есть он был великим композитором и незаурядной личностью, поэтому записывать диск, посвященный Бетховену, было приятно и интересно. Это интересная история, и магическая атмосфера совсем не хуже, чем на первых дисках TRANS-SIBERIAN ORCHESTRA. К слову, вся музыка для альбома была сочинена еще до выхода первого альбома о Рождестве.

— Тебе бы хотелось стать самым великим? Ну, как Бетховен?
— Гы-гы-гы, ну даешь! Мы счастливы, что занимаемся такого рода деятельностью, счастливы нести людям наше творчество. Никто не знает, что принесет будущее, но пока слушателю нравится наша музыка, я счастлив.

— Кстати, на данный момент вас постигла только американская популярность, но группа ни разу не бывала в Европе. Думаешь, с новым контрактом и при поддержке SPV дела продвинутся и на нашем континенте?
— Очень надеюсь, что так и будет. Хотелось бы пооколачиваться на местных сценах, а разговор на эту тему уже ведется. Новый релиз надо поддерживать "живыми" выступлениями.

— Насколько сложно организовать ваше шоу, то есть вам же должен аккомпанировать целый оркестр?
— Так и есть, работа не из легких. В тур обычно ездит 21 человек, из которых 8 в струнной секции и 6 певцов. Не спорю, коллективчик не маленький.

— Зато после каждого концерта вы устраиваете грандиозную вечеринку!
— Ага, вечеринка выглядит, как переезд в следующий город. Обычно мы так устаем, что "гудеть" целую ночь напролет уже нет ни сил, ни желания.

— Хм... Зато очень удобно раздавать автографы, когда в группе целых двадцать человек!
— Хех, это точно. Общение с фэнами, кстати, меня никогда не напрягало — это приятное занятие.

— У тебя есть классическое музыкальное образование?
— Да, конечно. Образование присутствует, кроме того, я немного занимаюсь физикой, ну и техникой, то есть спецификой работы в студии.

— А нравилось в детстве ходить в музыкальную школу?
— Да, но это было не в таком далеком детстве. Мне очень нравилось, а с каждым годом музыка занимала все большую часть жизни, хотя в начале и не думал становиться профессиональным музыкантом.

— О чем же мечталось?
— Много о чем... О карьере физика или доктора. Одно время меня очень привлекали точные науки и наука вообще.

— Есть тут еще и сугубо личный вопрос... Пару дней назад от меня ушла девушка, и я чувствую себя немного депрессивно. Как думаешь, сможет ли ваша музыка помочь в таком случае?
— Хотелось бы сказать: "Да, не проблема!", но сам посуди, пластинка с названием "Последняя ночь Бетховена" также содержит в себе немного печали. Реквием и не должен поднимать настроение, по большому счету. С другой стороны, мощная музыкальная секция всегда вселяет уверенность и наполняет свежими силами. Если говорить о старых вещах, то Рождественские песни по своей сути очень добрые, так что терапия музыкой может пройти успешно.

— Кстати, а о чем будет следующая работа ТРАНС-СИБИРСКОГО ОРКЕСТРА?
— О Рождестве... Ха-ха-ха, да, мы решили создать целую трилогию, так что на сегодня не хватает еще одного альбома. Сказка продолжится, будь уверен.

— О'кей, насколько я понял, вы будете играть и петь о Рождестве до тех пор, пока этот праздник существует...
— Ну, да. Многие поклонники нам так и говорят, что не надо изменять традициям, а наоборот следует каждый год выпускать по новой главе.

— Нет ощущения, что группа впала в своеобразный вакуум? Это не так просто, творить в замкнутом пространстве одной и той же темы...
— Как сказать… Замкнутость получается не полная, потому что концерты сильно отличаются от процесса сочинения. На концертах мы обретаем свободу общения с публикой и совсем не ощущаем ограниченности.

— Наверное, также спасает и сторонняя деятельность. Ты вроде как известный в Нью-Йорке композитор?
— Мы работаем в этом направлении, хе-хе. Не скажу, что я великая личность, буду скромным. А по поводу проектов, сейчас почти нет времени, чтобы заниматься чем-то кроме TRANS-SIBERIAN ORCHESTRA. Иногда подворачивается разовая коммерческая деятельность для разных групп или для телевидения, тогда я охотно подрабатываю на стороне.

— А знаешь какой-нибудь Рождественский анекдот?
— Анекдот?.. Надо подумать...

— Я просто понятия не имею, чего бы еще спросить...
— Ха! Нормально подловил... Честно, я точно так же не имею понятия, чего бы рассказать.

— Ладненько, передавай привет русским меломанам...
— Да, очень приятно передавать привет именно им, потому как у нашей группы такое сибирское название. Надеюсь, вы оцените музыку.

Антон ИГОНИН

© 2005 музыкальная газета