статья


Танцы Минус
ТАНЦЫ МИНУС тень


Музыканты группы ТАНЦЫ МИНУС, как известно, сочиняют и поют "незатейливые песни", а любимец современных семнадцатилетних девушек (плюс-минус год-два) очень напоминает своих предшественников — звезд рок-н-ролла: кого-то скандальным, эксцентричным характером (иногда кажется, что без эпатажа он просто жить не может), кого-то таинственными фразами, которые эти самые девушки пытаются расшифровать… В экспресс-интервью "МГ" Вячеслав Петкун был мил, улыбчив и расположен к общению…

— Несмотря на то, что "корни" ТАНЦЕВ в земле питерской, впечатление о вас складывается как о группе московской…

— Исключительно московской, потому что мы популярны только в Москве? Это заблуждение.

— А московские концерты сильно отличаются от… региональных?
— Дело в том, что в последнее время мы московских концертов практически не играем.

— Насколько утомительны для вас туры?
— Туры у нас постоянно, даже можно сказать, что это уже постоянный тур в течение трех лет, не оканчивающийся. Естественно — выматывают. Но я думаю, что у рабочего, который стоит у токарного станка проблемы с усталостью не меньше, чем у нас. Поэтому, жаловаться на это смешно.

— Говорят, что с вами периодически случаются всяческие… "забавные" истории, одна из которых не так давно имела место в клубе "Разбитое сердце", когда на вас там что-то упало…
— На меня там ничего не падало, это все вранье. Я не знаю, откуда такие слухи. Видимо, кому-то очень хочется, чтобы на меня что-то упало. Осталось только выяснить кому и уронить то, что он хочет, на голову.

— Вы верите в приметы?
— Если они сбываются, то — да. У меня постоянно сбываются разные приметы. Проблема в том, что если я сейчас скажу, что какая-то примета сбылась, то это не факт, что в следующий раз она тоже может сбыться. И даже более того, одна и та же примета в разное время работает по-разному: в разное время года, с возрастом и так далее. Просто бывают вещи, которые случаются, но не стоит придавать этому особый смысл, особое значение.

— А каким-то предметам, талисманам вы придаете значение?
— Нет, я не фетишист, у меня этого нет. Когда люди фетишисты бессмысленные, то они обвешиваются всем, но не понимают зачем.

— Но некоторые люди верят в это, они привязаны к определенным приметам…
— Ну, понятно, собака тоже привязана к будке, и что теперь? Люди привязываются. Кому-то нравится, кто-то не может жить без марок, собирает марки или пуговицы, как Хоха, наш басист. Что тут сделаешь? Срезает по ночам пуговицы в гардеробе. Не знаю, что с ним делать. Поэтому приходится носить одежду на молнии. У меня вот была одна пуговица на пальто, и ту украл.
Кто-то из музыкантов: Только одна?
— Да, на пальто одна. Так я на молнии пальто купил. Specially for you!
Хоха: Я срезал??
— Да. Уже срезал, вчера.

— Вы согласились сыграть роль Квазимодо в русской версии мюзикла "Notre Dame De Paris"…
— Я буду играть Квазимодо на сцене. Если я успею выучить все это…

— Чем для вас интересна эта работа?
— Мне интересно то, что это будет настоящая мировая театральная премьера. Мне интересно это, потому что я никогда никакого отношения к театру не имел. Мне интересно то, что социальное значение данного жанра еще до конца не изучено. И то значение, которое он действительно имеет, то место, которое бы это могло занимать на отечественной театральной сцене, оно еще не осознано.
Мне кажется, что это полезно. Хотя я, честно говоря, не являюсь никаким любителем мюзиклов. Мало того, я даже не знаю истории данного жанра. То, что я видел, это просто какие-то музыкальные фильмы. Единственный бродвейский мюзикл, который я посмотрел, это "Метро", который идет в Москве. Я знаком с его авторами и постановщиками, поляками, они считают, что эта версия гораздо лучше той, которая шла на Бродвее и в 92-м году номинировалась на "Лучший мюзикл года" в Америке.

— Были какие-то вещи в последнее время, которые вас впечатлили, в кино, в литературе?
— Нет, наверное. В последнее время у меня затишье. И в музыке тоже. Что-то слушаешь, конечно, что-то нравится, что-то не нравится. Но каких-то активных эмоций нет.

— Но какие-то новые группы вам понравились, 7Б, например?
— …Я бы не хотел отвечать на этот вопрос…

— …Вы всем довольны в вашем последнем альбоме "Теряя тень"? Теперь, когда он уже вышел и продается?
— Что мы можем сейчас уже сделать, он уже вышел… Как мы можем повлиять на то, что уже сделано. Мы прожили какой-то отрезок времени, записали альбом, вложили в него каждый свою частицу понимания музыки на тот момент. Это пройденный этап, это вспоминать надо с ностальгией, как "Флору/Фауну" или "Десять капель", и переживать какие-то абсолютно другие чувства, нисколько не связанные с тем, как что сыграно и спето. То есть, абсолютно другие стереотипы возникают.

— Новые песни вы сейчас пишите?
— Новые песни я пишу, но очень вяло. Потому что чувствую, что у меня сейчас идет такое тиражирование "Теряя тень". Я пишу песни и чувствую это. Поэтому я даже не пытаюсь их показывать. Сейчас наша основная задача, это сыграть все концерты, которые мы должны сыграть. И в моей ситуации — еще выучить роль Квазимодо и в мае успешно выйти на сцену Московского театра оперетты.

— Возможно ли, что в ближайшее время вас еще что-то увлечет больше, чем музыка?
— Возможно. Для этого надо пожить. Поживем — увидим.

Татьяна ТАРАСОВА

© 2005 музыкальная газета