обзор


Ono, Yoko
Blueprint For A Sunrise


(p) & (c) 2001 Capitol Records, Inc.
11tks/47mins


Метроном от Йоко Оно. Блокадный Ленинград. Дети едят кошек, а кошки — детей. Голодный и умирающий диктор на последнем радио из последних сил старается шутить, развлекать народ и ставить музыку. Когда он уже не может ничего делать, он включает метроном в эфире и отправляется на покой. Метроном тикает, чтобы люди слышали хотя бы ритм. Ритм жизни. Это помогло людям выжить. Вот такую трогательную телегу зарядила старенькая, но несгибаемая Йоко Оно. В буклете еще много таких телег (три). Одна из них — про феминизм. Если вам уже тошно, погодите убегать. Если вы битломан и не любите Йоко, потому что битломанам по рангу ее любить не положено, то послушайте альбом ради того самого ритма жизни — к своим (страшно подумать) 69-ти годам Оно выглядит так же, как в славном 80-м году. Кажется, после смерти Леннона она законсервировалась. Даже если вас раздражали ее вопли и странные музыки, этот альбом вам понравится — он спокойный и очень музыкальный, а голос у Йоко стал классически-панковский, хриплый и не визгливый. Если вы не битломан, то тем более обязаны послушать альбом. То, что в 67-м было никому не нужным экзальтированным авангардом, в 2001-м слушается как добротный кибер-феминистический андерграунд. Бедная Йоко родилась не в то время. Когда мир колбасило от BEATLES, кому были нужны ее завывания и мелодии падающего снега? Сейчас же, когда мы уже научились слушать снег, научились сочинять электронную музыку на клавиатуре, прошли через увлечение MASSIVE ATTACK, RADIOHEAD и Bjork (хор гномиков — тех самых! — сейчас пытается пропеть нам, что Бьорк — во многом ученица Йоко), новый альбом Йоко — удар по массовому шоу-бизнесу.
Он некоммерческий, тяжелый, негероиновый, хирургический, истерический, гантелевидный, нойзовый, альтернативный, впечатляющий, задыхающийся и напичканный болеутоляющим.
Он раздражает, выскальзывает, разбивается, ввинчивается в сознание, зависает, монотонит, растаманит и квадрофонит. Это — всхлип, крик, Африка, трип-хоп, рэгги, полусфера, маятник, антиностальгия, издевательство, культовость, затемнение.
Это эмбиентно, амбивалентно, гипертекстово, экстатически, предсмертно, наивно, опытно, вульгарно, столбнячно, температурственно.
На этом у нас заканчиваются приличные части речи и остаются междометия. Парочку из них мы даже в вас метнем. Представьте монотонно-психоделический нойз-эмбиент. На его фоне идет текст (распечатка текста прилагается): "Уаа! Уаа-уаа-уаа-уу! Иыйаааа! Эа! Ээеееа! Уаа! Уауауаууа! Оооо! Оооо! Уоо! Хооо!" (трек номер 2). Причем это не слабенький голосочек маленькой японочки, а конкретный панковский рев в духе Нины Хаген. Мы не прикалываемся: бабушка мирового андерграунда записала отличный альбом с недюжинным голосищем и по-настоящему интересной музыкой. (В общем-то, давно пора, за сорокалетнюю-то карьеру.) Горячая прогрессивность этого японского чуда не идет в сравнение со спокойной старостью Пола МакКартни и очередной молодостью Мика Джаггера. И если какие-нибудь бородатые битломаны будут доказывать вам, что Йоко Оно — стерва и разрушительница их битломанского счастья, закидайте их гнилыми яблоками и пиратскими копиями последнего МакКартни. BEATLES-то вон когда распались, а Йоко до сих пор жизни радуется!

Toфsla и Viфsla

© 2005 музыкальная газета