статья


Distemper
Человек с собакой

Совсем недавно, пару лет назад, в недрах московской панк-тусовки был изобретен новый музыкальный стиль. То есть, изобретен-то он был намного раньше и совсем не в Москве, но сейчас об этом не помнят даже старожилы. Волна ска-панка захлестнула обе российские столицы. Сейчас на площадках российских клубов одновременно выступает семнадцать с половиной тысяч групп, которые, в зависимости от производственных мощностей, рубятся с дудками или без оных, напирая на слабую долю. Регулярно выходят сборники с названиями "Ска-панк форева!", "Ска-вторжение", "Ска-извержение", "Ска-и-так-далее", "Ска и сыновья". Но, если уж быть предельно откровенным, то существует на белом свете группа, которую вполне, на мой субъективный взгляд, можно назвать "отцами российского ска-панка". Недавнее изобретение стиля прошло как-то мимо них, поскольку они жарят ска уже очень много лет и каким образом до сих пор не попали в загребущие лапы Мистера Бретта, хозяина Epitaph Records, остается загадкой. Когда-нибудь он опомнится, но будет поздно - лейблов много, а DISTEMPER - один. Это факт, с которым необходимо считаться.

С Баем, барабанщиком и основателем DISTEMPER, мы беседовали у него дома. Что меня поразило в первую очередь - собака. Ба-а-альшая такая собака. Я видел таких по телевизору два раза, они обычно тихо подходят к приятелю хозяина и неторопливо разрывают его на составляющие. Некрупных беззащитных детей употребляют на завтрак по три-четыре штуки. Не помню, как называется порода, но в глазах при встрече темнеет - рот у нее слишком большой, взгляд слишком внимательный и оценивающий, а лапы... короче, мощные такие лапы. И грудная клетка шириной с баян.

Эта собака была другой. Типа, добрая. Или сытая. Она хотела, чтоб ее гладили. Я погладил. Один раз. В присутствии Бая.

А.: Давай, наконец, прольем свет на историю развития российского ска-панка?

Б.: Я понял. Давай. Группа DISTEMPER существует с 89-го года. Но сначала мы, скажем так, старались играть хардкор, трэш. Но постепенно, в связи с разными вещами и явлениями, стали играть панк-рок, потом стали добавлять какие-то ска-элементы, теперь вот ска-панк играем.

А.: Можно сказать, что DISTEMPER - это классический российский ска-бэнд?

Б.: Ну, не знаю. Мы ж не чистый ска играем, все-таки, а ска-панк. И поэтому я не думаю, что мы - старейшая группа такая. Потому что, по большому счету, и SPITFIRE тоже... Может, они даже раньше нас начали. Мы играли панк, года с 94-го у нас появилось несколько ска-песен. Ну, а сейчас, конечно, мы уже целиком ска-панк-группа. Я просто никогда не задавался такой целью, узнать, самые мы старые или нет. Одни из первых - это да.

А.: Слушай, Бай, сейчас создается впечатление, что в Москве миллиона три групп играет ска (а раньше говорил - семнадцать с половиной тысяч. Что за манера - все время преувеличивать? - Прим. автора).

Б.: Ну, типа, да, это стало модно. Много ска-групп, причем, как правило, многие люди не имеют никакого представления о том, что такое ска на самом деле. Не в обиду будет сказано. Я не понимаю. Они даже, слушая панк-рок, э-э... Ну, вот, разговор на одном панковском сайте: "Типа, моя любимая ска-группа, например, Y". А эта группа в жизни ска не играла, у них вообще ни одной ска-песни нет. Ему отвечает кто-то: "Ты че, дурак? Ты хоть понимаешь, что говоришь?" А он: "Неужели ты думаешь, что я не разбираюсь в стиле моей любимой группы?" То есть, люди реально не представляют себе, что такое ска.

А.: А вот не мог бы ты устроить такой, небольшой, ликбез? Чтобы народ, который не очень в ска ориентируется, воткнулся в суть термина? Определение ска и того, что у нас в отечестве называют ска.

Б.: Э-э... Ну, ты знаешь, я, честно говоря, никогда музыкальными терминами не интересовался. На мой взгляд, ска - это определенная манера игры на гитаре и на басу. А дудки, как говорится, они и у Антонова - дудки. То есть, это не главное в ска, я считаю. Короче, определенная манера игры на гитаре и на басу, как она там называется, я просто не знаю. Играю себе на барабанах и не знаю ни одного термина. Я самоучка, мне термины не интересны просто. Поэтому я так вот, своими словами.

А.: У DISTEMPER, насколько я понял, совсем недавно вышел новый альбом. Что можешь о нем сказать?

Б.: А чего говорить? Альбом как альбом.

А.: Ну, вы как-то меняетесь со временем? Новая пластинка насколько напоминает предыдущую? Или предпредыдущую? Понятно, конечно, что это все ска-панк...

Б.: Ты знаешь, вот я заметил: мы раньше менялись, менялись, все время менялись. А где-то с альбома "Ну, все!" меняться перестали. Я думаю, что мы дошли до определенной ступеньки, которая нас больше всего интересует. И, на мой взгляд, с тех пор не очень изменились. Хотя, в принципе, это надо мнение со стороны послушать, незаинтересованного человека.

А.: А как вы живете сегодня? Насколько все круто для вас происходит и развивается?

Б.: Я тебе могу сказать: в отечественном шоу-бизнесе мы себя никак не чувствуем. Раньше нас, допустим, не любили панки...

А.: За что?

Б.: Ну, не знаю. Так как-то. А сейчас нас стали не любить люди, которые играют традиционное ска. Потому что им обидно. Дескать, вот, блин, DISTEMPER, играют ска-панк, это ни фига не ска и все такое. Хотя, в то же время, приглашают нас лабать с ними концерты, чтобы публика приходила. Вот, но они все равно не любят нас, хотя я считаю, что мы много сделали для того, чтобы эта музыка была известна, популярна. Так что мы как бы между двух огней, по большому счету.

А.: То есть, ни к одному лагерю вас не отнесешь?

Б. Да, да, с панками мы еще нормально общаемся, а вот со ска-тусовкой - нет...

А.: А интерес со стороны промоутеров, издателей вы день и ночь ощущаете?

Б. Ну, знаешь, я так считаю, что у нас не все хорошо. Много рамок разных, условий. Вот мы альбом выпустили, так доплачивали свои, в бюджет не уложились. Насчет концертов: в Москве играть чаще, чем два раза в месяц - нереально. Чаще играть - народ будет меньше ходить. Хотя на нас обычно ходит народу много. Но бывает по-всякому... Мы в последний раз играли, так в клуб пустили только двадцать пять человек, а остальных просто развернули. Вы, типа, ребята молодые и не подходите... по стандартам... Ну, а если насчет коммерции, то мы не настолько много денег получаем. У нас шесть человек играет, седьмой пляшет и поэтому на семерых, сам понимаешь, что получается. Я, кроме музыки, больше абсолютно ничем не занимаюсь, для меня это единственная работа в жизни. Я играю в ПУРГЕНЕ и в DISTEMPER, но я не считаю, что зарабатываю такие уж большие деньги.

А.: Кстати, как сейчас дела у ПУРГЕНА?

Б. У ПУРГЕНА? Ну, сейчас поменялся басист, в прошлом году. Вроде как уже все утряслось. Единственное, что в Москве нам, в смысле, ПУРГЕНУ, не разрешают играть практически ни в одном клубе.

А.:?

Б. По старой памяти. Ну, боятся, что беспорядки будут, панки все поломают, хотя уже давно все нормально в этом плане. ПУРГЕН спрашивают: "Как вы относитесь к тому, что вас называют коммерческой группой?" Блин, какая может быть коммерция, если мы в Москве играем один-два раза в год? Куда выезжаем - максимум, один раз в два месяца. Ни о какой коммерции речи быть не может!

А.: Вот, ни фига себе! Группа с настолько культовым статусом - и на тебе!

Б. Да, а ты думал? Да, да...

А.: Так, хорошо. А что касается издания ПУРГЕНА, то этим кто занимается?

Б. Да многие хотят его выпустить, но реальных денег никто не платит. Они хотят как бы на халяву получить ПУРГЕН. Это, типа, так нормально... Мы сейчас альбом новый начинаем писать, с нормальным качеством, сам знаешь - ПУРГЕН всегда качества плохого был, а этот с нормальным. Когда все будет - тогда с издателем определимся. Короче, мы на этот счет не очень паримся. Мы ж панки. Не фиг слушать издателей там, еще кого-то. До всего надо самим доходить. Я думаю.

А.: Зашибись!

Вспоминая статью о Джелло Биафре из 3-го номера "Контркультуры", я решил назвать материал "Человек с собакой". Так что, любое сходство с чем угодно, которое вы обнаружите в чем угодно, не является случайным. Скорее всего.Алексей ПРОТАСОВ

© 2005 музыкальная газета