видео и книги


Свистопляс
#2


2000 ООО "Гилтекс-2000", Москва
Тираж 15000 экз., 56 с.


Последний год ушедшего тысячелетия ознаменовался появлением нового музыкального журнала. Один мой знакомый андерграундный журналист с многолетним опытом, ознакомившись с двумя номерами "Свистопляса", охарактеризовал журнал как альтернативу "Fuzz'у". Что ж, по поводу альтернативности можно было бы поспорить: достоинство каждого издания в том и заключается, что оно имеет собственное лицо. Каждое по-своему ценно и интересно. А вот что касается здоровой конкуренции — "Свистопляс" мог бы ее составить питерскому музыкальному ежемесячнику.
В концептуальном эссе "О времени, о Свистоплясе, о себе", открывающем номер, главный редактор издания Сергей Гурьев (в прошлом издававший журналы "Урлайт", "Контр Культ УР'а" и "Pinoller", а также газету "Московский бит") раскрывает этимологию названия журнала. Как известно, Александр Башлачев в последние годы жизни в хрестоматийной фразе "Рок-н-ролл — славное язычество" первое слово заменял на "Свистопляс". "Если позволить себе наглость влезть в башлачевский мозг, — пишет Сергей Гурьев, — можно предположить, что он, производя замену слова, думал о том, что первый вариант лозунга излишне отдает зоологическим меломанским фанатизмом. Вычисленный Башлачевым русский аналог слова "рок-н-ролл" вобрал в себя все возможные смыслы, отразившие его звучание на нашей земле. Свистопляс — как наш рок-н-ролльный менталитет, с легким евразийским окрасом, динамически-бесшабашный и вместе с тем стоически-жизнеутверждающий, чуждый педантичной крысиной осторожности" (с. 6). Взгляд на рок-н-ролл как на стиль жизни — так общо можно обозначить концепцию "Свистопляса".
90 % содержания номера посвящено русскому року. Сергей Гурьев дает этому исчерпывающее обоснование в вышеупомянутом эссе: "...нельзя объять необъятное и стоит остановиться на чем-то конкретном — особенно, если это свое, родное. И не нужно видеть здесь эдакую сермяжную фишку. Просто мы не хотим делать вид, что смотрим на весь земной шар откуда-то из беспристрастного космоса: так или иначе все мы родились в России и наши музыкальные взгляды формировались соответствующим образом. В том числе и на западную музыку" (с. 5).
Приведенная цитата позволяет лучше понять критерий, определяющий репертуарную политику журнала, на страницы которого попали музыканты и группы различных и, казалось бы, несовместимых стилевых и идеологических ориентаций: Инна Желанная, Егор Летов, НОЖ ДЛЯ ФРАУ МЮЛЛЕР, НОЧНЫЕ СНАЙПЕРЫ, ЗВУКИ МУ, НЕБО ЗДЕСЬ, АУКЦЫОН... Еще большим разнообразием отличается рубрика "Рецензии": КАЛИНОВ МОСТ и ЧИЧЕРИНА, АГАТА КРИСТИ и ИНСТРУКЦИЯ ПО ВЫЖИВАНИЮ, УМКА & БРОНЕВИЧОК и КРЕМАТОРИЙ, ЛЯПИС ТРУБЕЦКОЙ и ОБЛАЧНЫЙ КРАЙ... Короче, весь джентльменский набор.
Журнал будет представлять несомненный интерес для алисоманов: большой постер Константина Кинчева, интервью "Никто не вправе влиять на выбор другого", в котором лидер АЛИСЫ рассказывает о концепции альбома "Солнцеворот", делится своими соображениями по поводу российского шоу-бизнеса и в который раз излагает свои религиозные и политические воззрения. Дизайнер Василий Гаврилов поведал на страницах "Свистопляса" историю создания обложки "Солнцеворота".
"Металюги" найдут материал "рок-интенсивщика" Всеволода Баронина о московской "металической" сцене начала 90-х гг., о которой сегодня вряд ли кто помнит. Может быть, в чьей-нибудь памяти всплывут такие названия, как ВАЛЬКИРИЯ или BLACKJACK...
Небольшая статья Анатолия Гуницкого, посвященная памяти Дюши Романова.
Рок-архивариус Александр Кушнир предлагает читателю побывать в московском клубе "Шестнадцать тонн".
Есть здесь и небольшой материальчик, имеющий самое непосредственное отношение к истории белорусского рока — изложенная Василием Мавром творческая биография "джЫкера рЫк-н-рЫлла" Васи Шугалея — того самого, который создал в Минске легендарную группу Ы.Ы.Ы., а после ее распада перебрался в Белокаменную, писал тексты для группы БРАВО, участвовал в проекте "Сюрприз для Аллы", продюсировал ЗАПРЕЩЕННЫХ БАРАБАНЩИКОВ, внес свою лепту во всероссийскую раскрутку ЛЯПИСА ТРУБЕЦКОГО и, наконец, основал проект 20000 ЗАЖЫГАЛОК.
Западный рок представлен в номере лишь двумя именами — Мадонны и Элиса Купера.
Завсегдатаи Internet'а найдут в журнале краткий обзор сайтов российских групп — известных и не очень.
Мудрецы говорят: наши недостатки есть ничто иное, как продолжение наших достоинств. Избежать слабых сторон не удалось даже такому изданию, как "Свистопляс". Отмечу здесь два недостатка: во-первых, блоки новостей. Все-таки "Свистопляс" — журнал, а не газета. Пока он распространится по России (об СНГ я уже не говорю), новостные блоки по определению потеряют свою актуальность. Во-вторых — на страницах журнала имели место высказывания в тоне инвектив недавнего прошлого. Я имею в виду статью очень уважаемого мною еще с памятных "урлайтовских" времен критика Алексея Коблова и его статью "Все будет хорошо" (с. 24). В ней автор гневно обрушивается на свою коллегу, поместившую четыре года назад рецензию на альбом Вени Дркина (см. Е. Борисова. Веня Дркин. "Все будет хорошо". "Fuzz", 1997, # 12, с. 63). При этом А. Коблов не гнушается некорректных эпитетов, как-то: "идиотская рецензия", "ахинея" и т. п. Все-таки "Fuzz" не "Молодая гвардия", да и "Свистопляс" не "Огонек". Терпимее надо быть даже к ошибкам своих коллег. Как говорил классик, не ошибается только тот, кто ничего не делает.
А вообще журнальчик очень понравился. Для всех любителей русского рока (к числу коих ваш покорный слуга относит и себя) "Свистопляс" имеет безусловную познавательную (и не только) ценность. Рекомендую.

Г. Шостак

© 2005 музыкальная газета