статья


Пашкевич, Игорь
«На самом деле, музыка глубже клипа»



Игоря Пашкевича, в отличие, возможно, от многих других клипмейкеров, особо представлять не нужно: все за него говорят его работы. В портфолио режиссера клипы, снятые на песни ЛЯПИСА ТРУБЕЦКОГО, ЖУКОВ, Александра Солодухи. Ну а работу "Убили негра" ЗАПРЕЩЕННЫХ БАРАБАНЩИКОВ знает, кажется, вообще любой, даже самый далекий и от музыки, и от телевидения, человек.
Некоторое время назад Игорь Пашкевич решил "удалиться от клиповых дел". Последний его ролик был снят несколько месяцев назад.


— В последнее время передо мной ставились определенные требования, касающиеся того, ЧТО именно должно быть показано в клипе.
— И кто определяет, что требуется от клипа?
— Продюсеры. Если таковые имеются у музыкантов. А если музыканты такие... неприкаянные, то хоть они ничего и не требуют, то — все равно — уже ТЫ САМ делаешь какие-то поправки. То есть ты начинаешь думать о том, КАК это все будет восприниматься. Было время, когда клипы делались как раскрытие сторон своей души режиссерской. Но это время прошло. Понятно, что этот фактор и сейчас используется, и он, наверное, является определяющим для какого-то творческого запала, но теперь режиссеру уже приходится думать и о форматах, и самому выспрашивать у музыкантов, где и как они будут крутиться.
— И все это влияет на замысел?
— И на замысел, и на способы монтажа... Некоторые вещи уже стали чуть ли не обязательной программой современного клипа. Например, в нем обязательно должно быть какое-то мелькание, дергание. То есть, чтобы так сесть и чисто смонтировать материал? Сейчас непопулярен “простой” монтаж, потому что для этого нужно иметь сильный материал, для которого никакое мелькание и дергание не нужно, нужны серьезные съемки, а это очень дорогостоящее занятие, которое сейчас мало кто себе позволяет.
...Раньше можно было красиво снять какую-то историю и сложить ее даже не совсем под музыку. Сейчас все немножко наоборот. Сейчас история куда-то пропадает, и важной становится динамика, моторика...
— Эта мода на мелькание и на то, что уже привычно называют "клиповостью", связана с уменьшением средств, отпускаемых на клип? Вернее, с коммерциализацией клипов?
— Во-первых, Беларусь немножко плетется за Москвой в этом смысле. Посмотри, даже Москва-то не очень позволяет себе экспериментов, потому что им нужно вложить деньги и жестко получить прибыль. Экспериментировать позволяют себе лишь некоторые музыканты, у которых есть средства. Что же касается Беларуси, то тут еще большая зависимость, потому что здесь людям хочется иметь продукт приблизительно такой, как там. И поэтому весь эфир заваливается сверкающим, динамично смонтированным шлаком.
— А кто диктует моду на то, что и как должно быть показано в клипе? И вообще, можно ли говорить о какой-то моде?
— О моде не просто можно говорить, она является таким основополагающим фактором. Ее диктуют... Москва диктует Беларуси, Москве диктует Запад.
Дело в том, что у нас, в так называемых проектах — потому что сейчас такие слова, как "песня", "музыка", "исполнитель" уже на втором плане, на первом плане сейчас у нас слово "проект" — сильную долю составляет финансовая часть. И когда проект связан с финансами, он пытается всеми возможными способами защититься от риска. В первую очередь. Защита от риска подразумевает следование уже каким-то разработанным штампам. А кто эти штампы будет разрабатывать? Ни один стиральный порошок, который сейчас появится на рынке, не будет за свои деньги разрабатывать что-то новое в рекламном бизнесе. Он будет копировать "Ариэли". Конечно, тот же "Ариэль" может себе позволить что-то новое разрабатывать, но ему это не сильно и надо. Так что здесь нужно говорить не о моде, а о следовании, копировании клише фирм, которые управляют этими процессами: больших музыкальных компаний и так далее.
— Ну тогда в производстве клипов нет вообще ничего от творчества.
— Если грубо эту ситуацию обрисовать...
— То есть где талант режиссера в этой схеме?
— Нет, просто если от клипа требуется скандал, то именно режиссер решает, каким образом ему сделать этот скандал. Или если ему заказывают сделать клип, который бы воздействовал на 15-летних девушек, причем воздействие бы шло не благодаря эротической составляющей, а через просто внешний вид, понты, молодежь... то вот здесь и доходит очередь до таланта. Хотя... скорее, и тут разговор будет идти об опыте, мастерстве и так далее. А талант?..
В творческом пути попадаются такие ролики, которые активно похожи на куски художественных фильмов. Знаешь, у меня несколько лет назад были работы, в которых меня не ограничивали ни по одному из направлений: ни по скорости ролика, ни по настроению, ни по восприятию. Просто музыканты говорили: вот, у нас есть песня, и мы даже сами не знаем, о чем она. Иногда даже спрашивали: а зачем ты нам рассказываешь сценарий, это же твои проблемы? Делай. Мы — музыкой занимаемся.
— ?
— Ну вот, например, я тем же "ляписам" делал первый клип — "Когда яблони цветут", — они совершенно ничего не понимали про эту песню. Чувствовали, конечно, что там нужен какой-то размах художественный, а в какую сторону его двигать, они не знали. И когда я им сказал, что это будет гражданская война и девушка, они удивились и сказали: "Точно?" Точно!
И вот я начал делать клип. Во-первых, я вообще не представлял себе нишу "ляписов" в этой массовой культуре, во-вторых, от меня никто ничего не требовал, и поэтому я просто снимал какие-то куски, которые мне нравились.
Не знаю, сильно ли "ляписы" его тогда крутили, помог ли он им тогда или нет, но мне он и до сих пор нравится. А будет ли его брать МТV или какой-то другой, более официальный, канал — я не представляю, потому что обычно если что-то сильно интересно самому, то сам же слабо понимаешь, как это воздействует на других. А когда понимаешь, то, как правило, ничего интересного для себя в таком клипе не находишь.
— Вы говорили о том, что "снимаете художественные куски". То есть вы сравниваете клип с фильмом?
— Нет, здесь я имел в виду прежде всего то, что в художественном фильме часто бывает не важным то, КАК что-то снято и смонтировано, но становится более важным то, что находится ВНУТРИ кадра. В современных клипах содержание кадров менее важно, а важным становится то, как все это подано, как дергается камера, как все сверкает и так далее. Поэтому когда я говорил, что у меня есть клипы, похожие на фильмы, то имел в виду не то, что в них есть какой-то сюжет, а то, что в них есть состояние, которое обеспечивается чем-то, что находится не между кадрами, а внутри них.
Упаси боже! Я до сих пор всеми этими (спец)эффектами монтажа не то что слабо владею, но...
— Без желания их используете.
— Не то что "без желания", просто у меня всегда слабо получалось эффектом что-то подчеркнуть, что-то такое… более интересное, чем, например, динамика песни. Ведь для того, чтобы подчеркнуть, например, солнечность происходящего, ничто, кроме кадров реального солнечного дня, не подойдет. То есть никакими последующими засветками или компьютерными лучами эту солнечность показать нельзя, если день был несолнечным. Понимаешь?
Поэтому когда у меня была возможность делать такие ролики, в которых можно было иметь простые на первый взгляд съемки, но что-то внутри кадров такое в них интересное строить, то я пытался этим пользоваться. Вот в этом смысле мои работы похожи на кино.
— Как вам кажется, что определяет удачу клипа?
— У меня список удачных клипов — которые МНЕ кажутся удачными — совсем не сходится со списком, который составлен другими людьми. Например, клип "Яблони" для меня — получился, клип "Голуби" "ляписов" же для меня полностью не получился. Или клип "Убили негра" ЗАПРЕЩЕННЫХ БАРАБАНЩИКОВ — я его и за клип-то не считаю. Хотя эта работа чуть ли не за суперклип считается.
— А почему для вас он не удачный?
— Ну, для меня он... не то, что проходная работа, проходных клипов на самом деле много было. Просто в нем для меня вообще ничего нет. Ничего, на что можно было бы посмотреть и что почувствовать…
А вообще, если еще дальше идти, могу сказать, что сейчас, в 2001 году, я отошел от клипов: я разочаровался в этой форме. В этом формате 4-х минут, в котором нужно что-то сделать, выполнить целый список задач... Где никто ничего не говорит и где планы редко есть больше 5 секунд… То есть сейчас, если бы я что-то делал, то оно бы заранее не получилось — потому что мне уже неинтересно следовать правилам клипа, — поэтому я стараюсь пока вообще ничего подобного не снимать.
— А какие задачи ставятся перед клипом?
— Да в том-то все и дело, что в последнее время производство клипов стало делом продюсерским и коммерческим! Здесь все уже так перепуталось, что понять, какие задачи на клипе лежат, мне, например, сложно. Потому что одни исполнители раскручиваются, грубо говоря, клипом, а потом люди слушают их в эфире и даже не узнают, что это та же песня звучит. У других задача самая главная — показать, что они действуют на концерте хорошо. Или что их девчонки хорошо танцуют. И все это задачи — продюсерские. И любую из них возьми — все они такие... скучноватые для использования.
То есть производство клипов постепенно превращается в такую работу, в которой разбирается достаточно большое количество людей. Вот если нужно снимать художественный фильм, то очень маленькое количество людей в процессе работы над сценарием, во время съемок смогут разобраться в замысле режиссера. Он может несколько месяцев гонять понты, говорить, что он так видит, и что-то такое лепить. А что касается рекламы, то когда делаешь ролик, самый последний менеджер в рекламном отделе абсолютно точно знает, как надо и что надо. Он уже все сто раз видел, все схемы уже посчитали... И твоя работа становится такой... механической. И если раньше заявление о том, что этому делу можно научить, воспринималось немного в штыки, то сейчас это стало бесспорным. Да, процесс создания клипов и рекламных роликов вышел на такую фазу, что действительно можно пойти в какую-то школу и научиться там делать это. Потому что нельзя научиться писать романы, но можно научиться писать репортажи.
— Но, с другой стороны, есть же ролики, которые выбиваются из общей массы? Вот, клипы RADIOHEAD, например…
— Ну, в том-то и дело, что речь все время идет о каких-то примерах не наших. Потому что производство клипов в любом случае связано с деньгами, и начни кому-нибудь из исполнителей такой "оригинальный" клип предлагать, то а) клип этот исполнителю очень понравится, но это именно тот исполнитель, у которого никогда не будет денег, которого ни в один клуб никогда не пригласят, поэтому такой клип, как у RADIOHEAD, никогда не будет снят. И пункт б) — группа популярна, но она хочет и клип цветной, раскрученный. Потому что понятно — у RADIOHEAD есть куча клипов, в которых главный исполнитель не то, что некрасив, но он в таких сложных находится видах, что ты что-то чувствуешь по отношению к нему, но не обязательно ты в прямом таком грубом виде ему симпатизируешь и он тебе нравится. Там уже такие, более сложные схемы включаются. У нас такие схемы пока не популярны... Поэтому никто не будет экспериментировать, снимать их, боясь потерять вложенные в производство клипа деньги.
— Игорь, как вам кажется, возможно ли применение опыта производства клипов, скажем, в кино?
— Мне вот довелось на художественном кино поработать, и для меня была совершенная неожиданность, что мои наработки, полученные при работе над клипами, здесь мне совершенно не пригодились. Ну, нельзя сказать, что вообще. Конечно, пригодился опыт работы с группой и так далее. Но изобразительный опыт почему-то совершенно не пригодился…
В клипе все нужно показывать сразу, сходу, для этого нужно грубыми инструментами пользоваться, вроде как "давайте за первые 20 секунд ролика покажем, что у героев все нормально было, потому что во втором куплете начнется плохо". И это нормально. И это "нормально-плохо" передается одинаковым набором каких-то кадров: улыбка там в рапиде, можно опустить камеру и показать, как кто-то взявшись за руки бежит, или смотрит друг на друга, или заходит в кафе.
В кино же все происходит по-другому. Даже не знаю, с чем это сравнить... Вот если у тебя есть опыт в производстве собачьих будок, а от тебя требуют построить небоскреб. Можно, конечно, свой опыт использовать, пару гвоздей там забить, но в целом здание будет строиться по совсем другим законам.
— То есть клипмейкер с опытом просто вырабатывает определенный набор собственных клише?
— Ну, если ты у меня спрашиваешь... мне все это сильно надоело еще и потому, что я смотрю на какие-то свои работы и... ну, можно использовать грубое слово "повторяться", а можно использовать другой термин: что когда-то были найдены какие-то выразительные решения, и как бы не то, что лень, но опять ошибаться смысла нет, а что-то новое можно сделать лишь через какие-то ошибки, и в результате ты используешь свои "находки" снова и снова, и это начинает выглядеть как какая-то повторяемость и какая-то вторичность. В принципе, если бы мне предложили сейчас снимать любовную историю, меня бы такая тоска охватила! Ну, понятно все мне: понятно, как снимать, и начинать на этом месте экспериментировать-фантазировать особого смысла нет, потому что вдруг то, что я сниму, окажется не любовной историей, а просят-то любовную?!. Поэтому мне производство клипов немного поднадоело. Наверное, это все же удел молодых, скажем так. Для режиссера молодого во все это окунуться, все это попробовать, научиться манипулировать людьми, которые находятся внутри кадра — все это очень интересно и тут столько можно для себя открыть! И работать в музыку, и работать поперек музыки: тут много всего того, о чем даже словами не расскажешь.
Что же касается меня… Знаешь, одно время меня вообще перестала интересовать музыка, потому что видео настолько вышло на передний план, что как бы... что такое слушать музыку?! Да вообще бред! Разве бывает музыка без изображения? И только сейчас я понял, что на самом деле, музыка глубже клипа. Конечно, это не на все работы распространяется, но все же... Ведь никто не будет спорить, что у DEPECHE MODE хорошие клипы, они однозначно хорошие, но мне уже кажется, что музыка у них еще лучше. Или клипы PINK FLOYD — они когда-то так всем понравились, они казались такими волшебными, многозначительными. Но сейчас я уверен, что… да, нести колокола вдесятером — это значительность второго порядка, но музыка в этом месте — значительность порядка десятого. И мне кажется, что именно музыка оставляет простор для личной фантазии. А клип — именно из-за такой своей сжатости формы — практически этого простора не оставляет. Поэтому музыка гораздо глубже, чем любой клип на нее. Вот. Что еще сказать?

Катерина НЕВИНСКАЯ

© 2005 музыкальная газета