статья


Крама
“Писать модные песни в стол - это не для меня”

В самом начале декабря на белорусском музыкальном рынке наконец-то появится долгожданный - новый! - альбом КРАМЫ "Хавайся ў бульбу" (дословно с белорусского - "Прячься в картошку"). Это знаковое событие и стало поводом для разговора с лидером группы Игорем Ворошкевичем.

- Игорь, если не ошибаюсь, два последних года ты принципиально отказывался давать интервью.

- Ну, "отказывался"... В принципе, я просто не хотел говорить не о чем. У КРАМЫ в последнее время ничего интересного не происходило. По независящим от нас причинам. Мы работали...

- А где, где работали? Чем вообще занимались?

- Давали концерты - так называемые "халтуры". То есть не то, что халтурили, а просто пытались заработать на пропитание, на жизнь.

- На свадьбах не приходилось хоть играть?

- Нет, конечно. Но играли на днях рождениях, презентациях. Выступали с программой кавер-версий блюзов, рок-н-роллов... Хотя вот этим летом были и "крамовские" концерты, то же "Басовище". И все это время мы потихоньку программу готовили. Единственное, что, так как не было никаких спонсорских предложений, естественно, мы ее записать не могли. Наверное, поэтому я и молчал все это время...

- Тебя не угнетала такая жизнь? Рутинная работа?

- А ты знаешь, то, что ты называешь рутинной работой, совсем не мешает творчеству. Творчество для меня - это не мучительный процесс, требующий времени. Песни у меня рождаются сами собой. Бывают, конечно, исключения, когда песня пишется долго. Или вот... например, песня, которая будет заглавной в нашем новом альбоме, "Хавайся у бульбу", долго вообще не сочинялась: была лишь ее идея - идея написать такую песню. Она витала, а музыка в голову не приходила. И только впритык к началу записи эта песня взяла и сама собой получилась.

...Что-то я отвлекся. По поводу "рутины"... Тут вот какая ситуация: все люди в КРАМЕ довольно взрослые, некоторые работают еще где-то. И поэтому само собой получилось, что мы не сидим, как эти малолетки 20-летние на репетициях с двенадцати до шести, не колупаемся с какими-то песенками, бренькая на гитарах. Бывают периоды, когда у нас по месяцу два-три вообще нет никаких репетиций. Дело тут просто в том, что мы уже привыкли, притерлись друг к другу, и так получается, что все наши репетиции мы проводим прямо на концертах.

...Однако думать о том, что вот, КРАМА играет каверы, не репетирует, что их творческий процесс заморожен - не нужно.

- То есть пока КРАМА держится на профессионализме.

- Да, на достаточном профессионализме: хотелось бы, конечно, его развивать. Но возможностей для этого мало, так как, повторюсь, все мы люди занятые и собраться на репетицию иногда просто нет времени.

- Но сейчас-то вы хоть иногда собираетесь?

- Сейчас мы альбом записываем. А перед этим репетировали, конечно, когда получалось... Вот если бы у нас была своя точка, то было бы проще: пришел в любое время, поиграл. А так? Каждый раз вытаскивать на два часа куда-то аппаратуру, раскладывать, складывать... Тяжело.

- Кто пишет тексты для нового альбома КРАМЫ? Вы продолжаете работать с Димой Лукашуком?

- Нет, с Лукашуком у нас не получилось. Я надеюсь, что он все же найдет в себе силы, решит свои проблемы и будет работать с нами. Пока же несколько текстов для альбома писали Руслан Баек и Настя Гулак.

- Настя, если не ошибаюсь, писала тексты и для проекта Сергея Трухановича ДЖАЛА.

- Да. Ну вот... Писала тексты Настя, ну и я иногда свои пять копеек вставлял.

- Это в каком смысле?

- Ну в смысле идеи. У меня нет никаких поэтических задатков, и идея - это единственное, что я могу предложить. Кстати, те же слова "хавайся у бульбу" - это я придумал...

А Лукашук... и его одна новая песня на альбоме будет. Мы давно ее сделали, году в 95-м. Она все это время так и лежала, в шуфлядке. Кстати, в альбоме же будет два бонуса! "Стары сабака" и "Гэй там, налiвай" - и там тоже слова Лукашука.

- Что значит "бонус-треки"? Вы перезаписываете эти песни?

- Да. Хотя аранжировка останется той же. Мы просто хотели дать песне "Стары сабака" вторую жизнь. Она на старой записи прозвучала совсем не так, как должна была. Скажем, "недостаточно мощно". А включение "Гэй там, налiвай" было предложением Ромы Орлова, который и занимается выпуском нашего альбома. Он предложил записать ее именно для российского рынка. Так как она когда-то там засветилась...

- По-моему, году в 95-м.

- Да. Засветилась, и потому, по словам Ромы, на альбоме она будет кстати. Хотя я ее не хотел вставлять.

- Надоела?

- Нет, не то, что надоела. А просто в планах "Best" записать. Логичнее ее было бы туда вставить. Но тут уже, в принципе, не я решаю.

- В альбоме, насколько я знаю, приняли участие приглашенные музыканты.

- Да. Только они ДОЛЖНЫ работать, еще не работали.

- То есть сейчас альбом только записывается?!!

- Да. Ну, просто когда КРАМА берется за что-то, то вокруг сразу разные проблемы начинаются. Нам по жизни "везет" так. В кавычках. Вот со студией, например, как получилось? Три недели у нас просто вылетело. А времени-то нету! Из-за этих срывов, кстати, и презентацию диска пришлось отложить с 5 на 12 декабря.

Да, так вот о приглашенных музыкантах. Действительно, мы планируем их участие в записи альбома. Например, у нас на аккордеоне должен будет играть Володя Гавриленко. Ну, он с нами, в принципе, работал и раньше, когда Андрей уезжал за границу. А в песне "Хавайся у бульбу" на гавайской гитаре должен будет сыграть Витя Молчанов, есть такой гитарист старшего поколения.

- Судя по твоим словам, эта песня самой хитовой в альбоме будет.

- Ну как? Вообще, она не одна такая будет. Я надеюсь, что как минимум... три песни станут хитами. Как минимум. Я даже не "надеюсь", а уверен.

- Это ты по концертам судишь?

- Да. "Падае дождж" однозначно будет хит, "Сябра мой, Вярэнiч Ленiк", по-моему, тоже, и "Хавайся ў бульбу". Вот уже три песни. И не исключено, что и еще несколько.

Но, понимаешь, чтобы по поводу новых песен был такой бум, как скажем, по поводу песни "Бяжы, хлопец", нужно эти песни записать. Потому что на концерте да, мы песню сыграли, людям понравилось, они похлопали, покричали - а материала-то нету? Человек должен придти домой, поставить кассету с этой песней и слушать ее день, два, месяц... И эти песни надо раскрутить - раскрутить до того же уровня, как "Бяжы, хлопец", "Гэй там, налiвай". То есть нужна обычная раскрутка. Однако если даже по первой реакции судить, песня "Падае дождж" пробивает сразу. В том числе и людей, которые ни разу не слышали.

- Вас?

- Песню. То есть она сразу закатывает.

- В музыкальном плане что-то будет новое в альбоме?

- Я для себя решил, что кардинальных никаких изменений не будет. Какого черта мы должны слушать кого-то со стороны, кто требует от нас чего-то, он сам даже не понимает, чего?

- "Требует"?

- Да вот постоянно какие-то слухи до нас доходят, что, мол, "вот, кто-то сказал, что у вас застой", что-то новенькое вы должны сделать. Кто-то где-то сказал... Да плюньте на этого "кого-то"! У нас довольно традиционный стиль и его менять не нужно и невозможно.

- Невозможно для тебя?

- Да вообще невозможно. Вот, попробуйте попросить AC/DC изменить стиль - ну это же бредовая затея. Или "роллингов". Или несуществующих LED ZEPPELIN? Ну это же смешно! Окраска звучания может меняться - с этим я согласен, но стиль?..

- Но для себя ты что-то новое этим альбомом открываешь?

- Я думаю, что в нем что-то новое уже есть. Тот же аккордеон - он придаст КРАМЕ новую окраску. То есть такие мелочи - они тоже очень важны и много значат.

- Вы записываете альбом на одной из самых качественных студий в Беларуси... Кстати, а кто вас пишет?

- Этот альбом пишет - в принципе, в первый раз - сам Клаус. Поэтому есть надежда, что на альбоме мы получим тот звук, который у нас получается на концерте.

- Я как раз и хотела спросить, какого звучания вы хотите добиться на альбоме? Концертного?

- Абсолютно точно. Потому что люди, которые приходят к нам на концерт, и это было не один раз, потом подходят к нам и говорят: вот мы раньше не были у вас на концертах, мы только слушали запись. Так вот: запись говно, а на концерте класс. И начинать им объяснять что-то про студийный звук? Это никому не нужно. Поэтому для нас сейчас принципиально важно перенести "концертное" звучание на пленку.

А видишь ли, в чем еще дело... У всех белорусских режиссеров, как мне кажется, в последнее время немножко с мозгами не в порядке. Они все считают себя гениальными звукооператорами и говорят, что точно знают, как писать. А потом пишут - но очень плохо. И именно поэтому все наши предыдущие альбомы запороты. Они запороты не по нашей вине - потому что сыграно там все очень хорошо, - они запороты по вине звукорежиссеров, которые обещают все, как надо сделать, а не могут сделать ничего, и в результате получается искусственный материал. Это не мы. Не КРАМА. У нас совсем другой звук. Понимаешь?

- Сейчас вы полностью доверились Клаусу, но ведь и он иногда на ваших концертах плохо отстраивал звук!

- Ну, безусловно, были плохо озвученные концерты. Но обычно плохой звук у нас получается тогда, когда в зале стоит плохая аппаратура. В последнее время если аппаратура нормальная, то у нас проблем со звуком нет. Мы научились выкручиваться.

- Ты говорил, что ваш новый альбом будет предлагаться на российский рынок. У тебя есть внутренняя уверенность, что "крамовский" звук будет интересен Москве?

- Нет. Я не думаю, что есть какая-то стопроцентная уверенность. Ведь все знают, что такой группе, как мы, поющей только по-белорусски, очень тяжело пробиться куда-то за пределы Беларуси. Поэтому про уверенность очень тяжело говорить. А насчет звука? Да, есть стандартный московский звук, который я отличаю на три секунды, который мне совершенно не нравится. Все московские команды - и молодые, и старые - практически одинаковые: там есть определенный сольный барабан, бас определенный и так далее. Усредненный звучок. И, насколько я знаю, если в Москве каким-то исполнителем интересуются, то весь материал они заставляют его переписывать. Что в принципе, учитывая этот усредненный звук, нам не хотелось бы делать.

- То есть ты бы не дал переписывать "крамовский" альбом?

- Ну, если это будет зависеть от меня, то я, по крайней мере, следил бы за сведением и старался бы вставить свои пять копеек. Если бы такая запись, конечно, была. Но об этом пока еще рано говорить.

- В какой момент песни альбома тебе наиболее интересны: когда ты придумываешь их, записываешь или играешь на концертах?

- А вот интересно: знаешь, не только отношение к песням, но и сами песни со временем очень меняются. Вот, например, песня "Стары сабака" была написана в 1989 году. И изначально она была придумана с таким жестким, "вудстокским" звуком. Мы ее тогда записали на репетиции и, помню, как-то по пьянке я ее ставил хлопцам, хиппи из Барановичей, ну и говорю им: "Вот с Вудстока команда". Они слушали тогда ее долго, слушали: "Не слышали раньше такую команду". Ну в общем так мы тогда баловались. А песню эту мы теперь именно с таким, "вудстокским" звучанием и записываем.

А вот песня "Падае дождж" изначально была не медленная, а быстрая. Мы шутили тогда с Клаусом: она получалась похожей на ГДР'овский рок. Такие группы, как PUHDYS, ELEKTRA, KARAT. Вот. А потом, совершенно случайно мы решили сделать ее медленной и начать ее не с куплета, а с припева - то есть тему припева наиграть. И получилась новая песня, совершенно другая. Очень красивая.

А в принципе, в альбоме нет таких песен, которые были бы написаны месяц назад. Кроме "Хавайся ў бульбу". То есть там песни...

- ...старые.

- Нет, не то, что старые... Я уже неоднократно говорил, что я песни не пишу на неделю, на месяц или на год. Я просто пишу песни. И поэтому мы смело исполняем все свои старые хиты. И это совершенно нормально, ведь любая хорошая, уважающая себя группа исполняет старые песни. Поэтому как игрался нами "Бяжы, хлопец", так он и играется до сих пор. Или "Стэфка" и "Слуцкая брама" - их я уже вообще лет 15 пою.

- Ты вот говоришь, что в "Хавайся у бульбу" будут включены старые, но не исполняемые вами песни. Для тебя это нормальная ситуация - писать в стол?

- Конечно, есть по этому поводу недовольство. Потому что много из написанного материала, упрощенно говоря, устарело. Его уже нет смысла записывать. К сожалению. Я, например, недавно раскопал кассету, тоже где-то 1989 года, там оказалось песен на целый альбом, если не на полтора. Но я не знаю, что можно оттуда выбрать. Слушаешь - вроде все песни хорошие, а что из них сейчас пойдет? Черт его знает. И в принципе некому нам и посоветовать. Потому что продюсера у КРАМЫ нет.

- А Рома Орлов?

- Ну, Рома. Рома он, конечно, продюсер, но продюсер лишь одного альбома. К тому же песни для пластинки я выбирал, то есть альбом без него был составлен. Рома не советовал - пойдет какая-то песня или не пойдет.

- Мне очень нравилась ваша версия "Riders Oh the Storm" DOORS. Вы не собираетесь делать еще какие-нибудь каверы?

- Мы сделали "Black Magic Woman" CREEDENCE. "I Feel Good" хотим сделать Джеймса Брауна. "Текилу". Кстати, "Текила" будет фрагментарно использована в песне "Хавайся у бульбу". То есть да, у нас есть планы делать новые кавер-версии... Хотя многие композиции я вообще не могу спеть. Вот, например, песни Тома Джонса или Джо Кокера я просто физически не спою. Тяжело.

- А новомодные ре-миксы делать не подумываете?

- На свои песни? Ну, это уже после выхода альбома будет все решаться. Мы давно уже думали делать ремиксы, но пока, наверное, просто человек не появился, который бы взял это и сделал. Потому что я, например, вообще ничего в этом не понимаю. "Фишку эту не рублю". Ха-ха. То есть как, я на слух-то, конечно, рублю, но как это делать? Не знаю.

- Как ты себе представляешь будущее группы? Понятно, вы запишете альбом, будет презентация, серия концертов. А потом?

- Хотелось бы побольше работы. Чтобы не повторилось такое состояние, как сейчас, то есть состояние полнейшей безработицы как раз тогда, когда нужны деньги, чтобы заниматься творчеством. Хотелось бы работать и деньги зарабатывать.

- А бросить музыку... никогда не появлялось такое желание?

- Появлялось, и неоднократно. Но это очень трудно сделать. И нужно ли это делать? Ведь то, что я делаю, за меня не сделает никто. Не хочу себя нахваливать, но если разобраться, не думаю, что в Беларуси окажется очень много людей, которые отдают свою жизнь этой идее - я имею в виду белорусскоязычные команды. Таких людей немного, их можно пересчитать по пальцам. Если я кину музыку, Корень, Лявон Вольский... то кто останется? Ведь все молодые команды в основном поют по-русски и по-английски. Поэтому надо преодолевать трудности и работать дальше.Катерина НЕВИНСКАЯ

© 2005 музыкальная газета