статья


Brainstorm
солнечные латышские парни теперь "online"

Даже те, кто знает BRAINSTORM только по двум "Евровидениям" (на первом латышская группа получила третье место за красивейшую песню "My Star", на втором Рейнард Каупер - на латышском его имя звучит немножко не так - выставил друзьям из МУМИЙ ТРОЛЛЯ высший балл, и мило улыбнулся в камеру, блестящий и замшевый), будут рады услышать, что группа выпустила новый альбом "Online". Англоязычный. Выпустила не только в Латвии, но и для всей прогрессивной Европы, которая уже заслушивается желтеньким и пушистым синглом "Maybe", на обложке которого почему-то нарисована розовая, конфетная какая-то, бомба. Вообще, "Maybe" - это кодовая кличка кота Рейнарда, которого на самом деле зовут Матроскинс (да-да! Почему-то с буквой "с" на хвосте!). На лбу у зверюшки белой шерсткой "выписана" буква "М", так что теперь он "Maybe-Matroskins". Наверное, это имеет отношение к их музыке. Похоже, к ней имеет отношение все - музыканты очень бурно реагируют на все общемировые события.

В Латвии группа существует уже довольно долго, больше десяти лет. Сейчас их светлая и разноцветная, немного "брит-попперская" (немного? хм...) музыка начинает РЕАЛЬНО нравиться европейским слушателям (восточным братьям-сестрам тоже), но несмотря на популярность, музыканты неизменно дублируют все песни латышскими версиями, выпуская по два варианта альбома. От их музыки был в шоке Боб Дилан, когда случайно оказался с гастролями в тех краях и включил MTV (потом он бросился разыскивать таинственных и талантливых незнакомцев). Их записи даже попали в уши Майклу Стайпу из R.E.M., который много-много раз послушал альбом 2000-го года "Among The Suns" и смог только сказать, что "то, как они сочиняют музыку - ЗДОРОВО!". Новый альбом "Online" записывался в Дании и Англии, с продюсером Тони Мэнсфилдом (известным по неземному звуку A-HA... кстати, некоторые композиции альбома очень уж напоминают эту группу...) - результат впечатляет. И радует. Именно радует. Добрая, прозрачная музыка и замечательные мелодии, совершенно новые и неисхоженные. Невероятные баллады ярко-желтых оттенков ("Hide On The Moon"), псевдо-брит-попперские блюзы ("The Kitten Who Did No Want To Give Up"), обволакивающий и мягкий вокал Рейнарда, который иногда сравнивают с вокалом Лагутенко, хотя, по-моему, не похоже. Просто те, кто сравнивает, SUEDE не слушали.

Наша газета когда-то уже говорила с Рейнардом, но тогда они еще не были в полной степени "stars", находились в предвкушении взлета, радовались за победу "My Star". Теперь же они - настоящие герои, и даже немножко не по себе - вдруг Рейнард, например, не захочет говорить по-русски? (Я не против английского, но все равно приятно было бы вспомнить, что раньше, как-никак, были частью Неделимого... хм... и вообще, братья-прибалты все-таки...) К счастью, "звезда" радостно засмеялась, услышав меня, а когда я предложила перейти на английский, услышав, что ему не так-то привычно исторгать из себя русскую речь, Рейнард уверенно сказал: "Мне надо чаще говорить на русском, и это даже хорошо, что с вами я имею возможность... ммм... ха-ха-ха..." (он забыл слово "практиковаться", но мы его довольно быстро вспомнили).

У него очень приятный, мягкий и немного грустный голос, легонько исторгающий из себя теплые, детские интонации. Таких людей очень приятно слушать - и если бы я раньше не слышала BRAINSTORM, после нескольких фраз Рейнарда я бы точно определила, как звучит его музыка, потому что сам он - такой же: спокойный, светлый и очень добрый. (Есть люди, которых практически невозможно представить в гневном состоянии.)

- Каково главное отличие вашего нового альбома "Online" от "Among The Suns"?

- По-моему, немножко он такой... грустный. Грустный, но оптимистичный. Вы знаете... весь мир так чувствует себя в эти дни, после американской трагедии и всего, что за этим последовало. Трудно объяснить, что изменилось. На новом альбоме больше электроники, меньше гитар, а раньше было больше такого... брит-рока или брит-попа. Да, по-моему, вам надо сказать, какие отличия - а нам трудно! (Смеется.)

- На какие песни уже сняты или будут сниматься клипы?

- Ну... есть такая хорошая песня "Maybe". Вот на нее сняли клип, пользуется очень хорошим вниманием на скандинавском и польском MTV. Я слышал, что в России его тоже показывали. Во-о-от, и для этого самого "Maybe" был сделан ремикс для Германии, там тоже клип популярный. И вот сейчас еще мы думаем про такую песенку - "Waterfalls", чтобы и для нее сделать клип. У нас есть песни, которые звучат немного пожестче - например, "Котенок, который не хотел сдаваться" - "The Kitten Who Didn't Want To Give Up". Для этой песенки мы, наверное, тоже сделаем очень хорошее видео.

- А когда вы только-только записываете альбом, часто ли вы угадываете, какие песни станут хитами и на какие придется делать клипы? Вы сразу как-то рассчитываете - или вам кто-то советует?

- Это решают в основном звукозаписывающие компании, у них же есть какое-то чутье на эти вещи. Конечно, мы тоже решаем. Но наша миссия - писать песни и альбомы, а что будет потом, что не будет... это все не так уж и важно.

- Можно ли сказать, что ваше звучание осознанно стало более коммерческим... то есть вы стали звучать намеренно "по-модному"? Не трудно ли удерживать баланс между искренностью в творчестве и необходимостью делать музыку, которая будет приниматься везде и будет приносить вам доход?

- Да, я в принципе понимаю, про что вы говорите. Но... как-то все это... все это гармонично происходит, без возникновения компромиссов. Потому что если мы посмотрим назад, на самое начало BRAINSTORM, это 89-й год - первый альбом у нас вышел в 92-м году, и вот этот альбом... если его послушать, а потом "Online" сразу послушать - я сразу чувствую, что это тот же самый BRAINSTORM. Просто мы выросли, побольше опыта приобрели, и музыка тоже, так сказать, выросла, и аранжировки более зрелые - но мелодии те же самые, душа такая же! Это потом мы уже стали экспериментировать: побольше гитар, побольше всяких... неиспользованных нами раньше инструментов. У нас было два очень экспериментальных альбома. А в принципе, мы более или менее вернулись к изначальному пункту. Так что я совсем не думаю, что коммерция - это то дело, которое заставляет нас делать то или это.

- Сильно ли вы изменились сами как личность за последнее время? Ведь успех меняет, кажется, всех...

- Ну, наверное, успех на меня повлиял, конечно, но... хм... (смеется)... не в таком видимом плане! Потому что главное - это когда мы встречаемся, или когда у нас репетиция, просто я вижу те же самые глаза, которые я видел 12 лет назад, и которым еще тогда хотелось что-то играть, что-то там делать.. А остальное - это же просто логическое развитие, ведь когда ты просто делаешь дело, которое тебе нравится, и ты очень стараешься, ты веришь в это, то раньше или позже должен приходить успех.

- У всех ваших альбомов есть версии на латышском языке. Чем продиктовано стремление записывать музыку именно так? На каком языке вы сочиняете песни изначально?

- Как когда. Первое - это всегда музыка, мелодии. Обычно половина песен получается на латышском, половина на английском. Потом мы решили, что будем делать песни на латышском столько долго, сколько мы сможем это делать. Потому что мы латыши, и мы горды этим. И мы начали на латышском, мы не хотим, чтобы как раз таки коммерция повлияла на наши записи, вот и записываем песни в таком виде, чтобы их слушали люди, которые живут в Латвии. Вот почему мы делаем на английском? Чтобы люди с Запада поняли, о чем песня. А если мы начнем делать только на английском, тогда люди в Латвии начнут не понимать, о чем же они вообще там поют. Так что мы стараемся быть как раз таки честными к нашим латышским фэнам и слушателям, которые знают BRAINSTORM с самого начала.

- А как вы считаете, легко ли группе не из Англии, которая играет такую брит-ориентированную музыку, влиться в эту британскую тусовку, попасть на эту сцену, стать там чем-то "своим"?

- Вы спрашивали, не трудно ли? А вам как кажется?

- Не знаю, думаю, в Европе много замечательных групп, которые так и не смогли "влиться" в британскую музыку, хотя они делают что-то иногда на порядок выше. Например, те же шведы KENT... если вы слышали...

- Да, я их хорошо знаю, мы играли даже один концерт вместе. Но, насколько я знаю, "кентам" не удалось тоже в Англии как-то выбиться. Я был бы очень рад за них, если бы они смогли попасть туда, у них такие милые песни... Но это сложно... потому что Англия - это такой специфический рынок, который не пускает "небританских" артистов на свою территорию, просто они очень дорожат своей территорией. Но есть всякие приятные exactions, то есть исключения, вот... и мы как-то думаем, что BRAINSTORM тоже раньше или позже пробьется в этот рынок. Но это ведь тоже не цель - категорически пробиться именно в Англию. Я ж не стану счастливым только оттого, что наши песни будет звучать на английских радиостанциях. Я просто буду очень рад, если это произойдет.

- А вы дружите с какими-либо британскими командами?

-Ну, наверное так, поверхностно... Как бы сказать, на таком... постоянном дружеском уровне, думаю, нет. Но вот мы играли вместе с группой SUPERGRASS, это было два года назад в Дании. Когда тур шел, мы общались близко, разговаривали, вроде подружились. А потом как-то почти не общались.

- Недавно вы выступали на разогреве DEPEСHE MODE во время их концертов в Прибалтике - какого они мнения остались о вашей музыке? Потому что кажется, что вы эмоционально очень разные: у них музыка холодная и депрессивная, у вас - теплая... Совершенно все противоположно.

- Мне просто показалось, что получилось очень хорошо. Для нас это была хорошая школа выступать с такими звездами "а-класса". Мартин Гор сказал, что ему понравилась наша музыка. Причем они не только как музыканты, они как люди очень "на земле" (ясно, что Рейнард думает на английском, потому что он явно скопировал выражение "down to earth"-- "простые, незаносчивые". - Прим. авт.), очень приятные. Я не знаю насчет разницы в темпераменте. Мне думается, что было хорошо и очень гармонично!

- Ваша музыка очень позитивная по настроению. У вас не возникает желания написать негативную песню, злую или просто депрессивную, ведь каждый человек попадает в депрессивные ситуации и это по идее отражается на творчестве?

- Навряд ли негативную. Потому что я думаю, суть музыки никогда не была негативная. Она так начиналась. Все началось с того, что людям просто нравилось петь, нравились звуки, как что-то звучит, и музыка - это одна из тех сфер, которая касается твоей души. И поэтому люди всегда стремились к музыке. А то, что сейчас много негативной, злющей такой музыки - это просто шоу-бизнес. Всякие там шок-рокеры и весь этот хардкор - это неплохо, конечно, и может быть это даже хорошо, потому что всегда надо, чтобы в мире было и хорошее, и плохое, белое и черное, доброе и злое. Но я думаю, что суть музыки всегда была позитивная. Она может быть грустная, но не злая. Зло не сущее, не главное, это не может быть чем-то первичным.

- У вас много поклонников в разных странах. Как вы писали на своем сайте, даже в Индонезии. А какими были самые необычные подарки, которые они вам дарили... или ваши любимые подарки?

- Подарки... ха-ха-ха! Вот что мне нравится больше всего в подарках - дарят постоянно мужское это... underwear... Белье, да, мужское белье! И вот это было в Финляндии три недели назад. Сначала кидали на сцену просто белье, а вот следующим подарком уже были плавки. И мне это нравится! Очень реальный, очень такой практичный подарок, которым ты можешь пользоваться! Вот недавно еще прислали такую маленькую красивую подушечку в форме звездочки, у нас была такая песенка "My Star", с которой мы выступали на "Евровидении", это была как будто та звездочка из песни. Она у меня на кровати лежит, очень миленькая. Это то, что я помню сильнее всего.

- Какую музыку вы слушаете последнее время?

- Последнее время я слушаю такую джазово-фанковую позитивную, фоновую музыку. Потому что я больше не могу слушать радио, все эти хиты, которые там повторятся каждый час, меня это "грузит" очень. А вот такую музыку, которая помогает тебе что-то там по дому делать, просто заниматься своими делами, такую мне очень нравится слушать.

- А какие-то новые музыкальные открытия могут влиять на то, что сочиняете вы сами?

- Да, конечно! Но я думаю, не только новое, думаю, что вообще все влияет, что ты слушаешь, воспринимаешь. Ты же не можешь избежать чего-нибудь в себе, в этом мире вокруг тебя постоянно что-то происходит, особенно сейчас столько событий... ты не можешь сбежать от телевидения, радио... разве что в лесу надо жить, чтобы на тебя ничего не влияло.

- Чем будете радовать нас в ближайшее время?

- На данный момент мы делаем концертную видеокассету, работаем над ней, я думаю, получится очень хорошая вещь, потому что на концертах мы звучим не так, как на последнем альбоме, "вживую" все гораздо жестче, гитарнее. А потом едем в Польшу. Потому что "Maybe" на данный момент там номер один. А потом едем в Украину выступать. Там одно выступление только, в Киеве. И потом уже Скандинавия - Стокгольм, Осло и Копенгаген.

- Можно сказать, что вы достигли многого. Чем из "содеянного" вы гордитесь больше всего?

- Думаю, самое серьезное наше достижение - это то, что BRAINSTORM все-таки - то же самое, что и раньше. Мы все вместе, меня окружают те же самые парни, которые начинали сколько-то там лет назад, все прежние. Еще важно и то, что мы не потеряли веру в свою идею, в себя самих. Потому что много предложений сейчас, где что-то маячит денежное, выгодное, но мы просто не пользуемся ими, потому что понимаем, что это же не то, что мы в самом начале хотели делать! Мы стараемся не потерять вот эту идею, примарную, фундаментальную, с которой мы начали заниматься музыкой. Мы стараемся оставаться тем, что мы есть - и я действительно этим горжусь!
Татьяна ЗАМИРОВСКАЯ

© 2005 музыкальная газета