обзор


Цикаба
Горизонт


(c) 1996 ЦИКАБА records
(p) 1996 Popa Begemota records
12tks/43mins

Пожалуй, отец Михаил Зуйков из Ишима (Тюменской обл.) по своей скандальности мог бы переплюнуть панков, коммунистов и фашистов вместе взятых. Возможно, отсюда и название его группы. Поэтому для того, чтобы правильно понять композиции ЦИКАБЫ, представляется необходимым совершить экскурс в историю группы и рассмотреть основные философские позиции ее лидера.
Еще в 1989 году он создал группу ЦИКАБАНК. Впоследствии две последние буквы из названия были выброшены. Осталась ЦИКАБА. Что обозначает это странное название? Оно было придумано самим о. Михаилом. По его собственному определению, цикаба — "зверь такой, не то свинья, не то волк... отличается большей плодовитостью, причем неизвестно, что будет представлять из себя следующий плод..." (М. Зуйков. Магнитом по записям. — "Underground" # 9/94, с. 54).
В начале 90-х гг., когда в среде некоторых российских рок-музыкантов проявился обостренный интерес к политике и всевозможным "измам", о. Михаил решил не отставать от своих собратьев по искусству и сформулировал свою собственную, надо сказать, не лишенную оригинальности концепцию, которая представляет собой соединение антихристианства и антисемитизма. Выпускаемый о. Михаилом самиздатовский журнал "Underground" (с окончательным переходом на русофильские позиции Зуйков предпочитает русскую транслитерацию слова "андерграунд". — Г. Ш.) является своеобразным философским и литературно-публицистическим приложением к альбомам ЦИКАБЫ.
Своеобразно трактует о. Михаил российскую историю. По его словам, главными врагами России были не татары и печенеги, а Хазарский Каганат, т. е. евреи; христианство географически и идеологически является ничем иным как разновидностью иудаизма, в свое время подавившего древнюю языческую культуру славян. Политика русских царей, коммунизм и демократия истолковываются о. Михаилом как очередные проявления иудаизма. Враждебно относится он к Западу и США, видя в них рассадники мирового сионизма. "Как показывает история, — резюмирует о. Михаил, — христианство — воинствующая религия, прикрывающаяся маской любви и смирения... на христианстве лежит огромная вина — за уничтожение целого пласта русской культуры, за интервенцию чуждого нам образа жизни и мышления" (В. Щеголев. Интервью с о. Михаилом Зуйковым. // "Андерграунд" # 8, июнь, 1993, с. 11). О. Михаил призывает к объединению под знаменем антихристианства и к поиску некой разумной культурной альтернативы христианству (см. там же, с. 12). В постскриптуме к упомянутому интервью о. Михаил отметил "положительные" стороны германского фашизма, который воевал и с коммунизмом, и с еврейством.
Философия о. Михаила не лишена противоречивости, которая проявилась, в частности, в его отношении к рок-музыке. "...Для России рок — это ересь жидовствующих, разлагающая национальные, генетические структуры" (там же, с. 10). По мнению о. Михаила, среди представителей русского андерграунда тоже очень много евреев. Но, тем не менее, сам он продолжает играть эту "еретическую" музыку!
Альбом "Горизонт", равно как и все предыдущие, был записан на собственной кустарной студии о. Михаила. Музыка ЦИКАБЫ представляет собой грамотный арт-рок отнюдь не андерграундного уровня. Все композиции мелодически и гармонически чрезвычайно богаты, изобилуют виртуозными гитарными solo. Инструментальный состав типичен для стиля: гитары, клавишные, ударные, флейта.
Тексты многих песен ("Блюз", "Ты так хотел", "Медная женщина") проникнуты ненавистью к христианству ("Я выпеку бога из теста библейских комиксов...). Впрочем, здесь нашлось место и для других тем. "Вот умру я, умру" звучит, с одной стороны, как реквием по "выродившемуся" русскому року, с другой — как глумление над ненавистной Зуйкову западной поп- и рок-музыкой, в частности, над Крисом Норманом и Полом МакКартни. Встречается и "эрогеннометрическая" темка ("Потерявшая стыд"). Единственная песня — "Учителя" — написана на слова "постороннего" человека — Владимира Богомякова, более известного в панковской среде. Она представляет собой довольно-таки живую реминисценцию советской эстрадной песни времен вокально-инструментальных ансамблей. Некоторое влияние Олега Гапонова "зазеркального" периода проявилось в песнях "Блюз" и "Во веки веков"; последняя звучит как финальный жизнеутверждающий аккорд: "Кончится все, но мы останемся жить".
При оформлении вкладыша использовалось фото группы ЦИКАБА, сделанное А. Зверевым. На развороте вкладыша кроме полного списка названий песен, состава участников и благодарностей вы найдете тексты всех композиций (набранные очень мелким шрифтом), а также координаты группы. Альбом рассчитан на весьма узкий круг слушателей, интересующихся постсоветским андерграундом, историей и философией (и не обремененных религиозным фанатизмом).

Г. Шостак

© 2005 музыкальная газета