статья


Tequilajazzz
всегда в дороге...

Евгений Федоров и TEQUILAJAZZZ подвергли глобальному пересмотру некоторые свои позиции относительно их места на российской сцене, снова выбрав для себя совершенно индивидуальный путь. Сейчас Евгений больше склонен участвовать в различных "авантюрах", проектах, иногда только косвенно связанных с музыкой, или не с такой музыкой, с какой у множества поклонников ассоциируется TEQUILAJAZZZ...

- Что было самое сложное для вас во время авторалли Москва-Сочи-Москва, в котором вы заняли четырнадцатое место?

- Серпантин, конечно. Еще всякие ночные трассы, когда необходимо было двигаться с повышенной скоростью, для того, чтобы обогнать все эти фуры, которые в Подмосковье идут. Все это естественно с превышением скорости вдвойне. Поэтому выехали вечером, чтобы максимально в ночь уложиться и миновать всякие кордоны ГИБДД. Что в принципе удалось сделать. Хотя четыре раза нас реально наказали. Но это уже в преддверии Сочи.

- В команду вошла группа в полном составе?

- Да, это группа TEQUILAJZZZ на джипе "Шевроле Блейзер", который нас, конечно, подвел тем, что он не такой скоростной, как "BMW", команда которого заняла первое место.

- Без спонсоров не обошлось...

- Не обошлось без спонсоров ралли. Они обеспечили все, гостиницы были очень дорогие в Сочи... Максимально комфортно можно было себя чувствовать. Но тем не менее это было нормальное спортивное официальное мероприятие на приз журнала "Автомобиль". Мы всем очень довольны. А в ралли еще музыканты из групп БРАВО и НОГУ СВЕЛО! приняли участие.

- Откуда у вас интерес к этому авторалли появился?

- Мы любим всякого рода авантюры. Все лето мы гоняем по Карелии на велосипедах, устраиваем автопробеги от Выборга до Приозерска. Это тоже такие маршруты довольно стремные, по горам, там есть скалистые участки.

- И вы тоже всем составом болеете за "Зенит"?

- В Питере только одна команда, которая играет в высшей лиге. Когда мы приезжаем в другие города, и там играет "Зенит", мы всегда ходим, и в Питере по возможности ходим, когда есть свободное время. Но не то, чтобы мы были фанаты, все завешанные в сине-бело-голубой флаг...

- Некоторые музыканты посвящают этой команде песни...

- Мы нет пока...

- А как ты относишься к проявлениям массового фанатизма болельщиками Зенита"? "

- Это понятно. Есть фанаты, молодежь фанатеет, кто-то за "Зенит", кто-то за "Спартак", кто-то за Костю Кинчева... Это естественно, молодежи свойственно создавать себе кумиров. И средства массовой информации всячески этому способствуют и культивируют. Потому что иначе они не смогут продавать журналы с кумирами на обложках. Мы болеем за "Зенит". А мне вообще-то гораздо больше нравится "Ювентус".

- Вы снялись в клипе группы БАБСЛЭЙ, что для вас там было интересным?

- Просто нам было очень прикольно в этом поучаствовать. Мы хорошо относимся к девчонкам. Они веселые такие, компанейские девки. Было приятно поехать в Карелию на сутки и там классно оттянуться, побегать с автоматами по лесу в фашистской форме. Сама идея нам очень понравилась.

- Вы принимали участие в "Нашествии", вам понравился фестиваль в этом году?

- Мы не почувствовали там праздника. И отбор участников мне показался слишком тенденциозен. Тенденциозен первый день, иначе тенденциозен второй. Но там есть свои проблемы, организаторы это прекрасно знают. Я не хочу их обижать, потому что все они очень милые люди. Просто он показал то, что в рок-шоу-бизнесе российском пора уже что-то менять.

- А то, что была попытка сделать второй день более альтернативным, она, на твой взгляд, себя оправдала?

- Это было инициатива Шевчука, насколько я знаю. Нам это все было безразлично. Нам плевать было, играть в первый день или во второй. Мы несколько недоуменно отнеслись к составу участников второго дня. Потому что нам кажется, что в альтернативной музыке есть гораздо более интересные имена, чем те, которые поставил в программу Шевчук.

- У каждого свое мнение...

- Да, и наши мнения здесь расходятся. Но я считаю, что наше мнение не менее важно, потому что мы гораздо лучше знаем альтернативную сцену. Я имею право так утверждать. Потому что альтернативная сцена и молодая сцена так называемого русского рока - это, по сути, абсолютно разные вещи. К русскому року мы себя действительно никогда не относили. Мы находимся географически на этой территории и являемся русскими патриотами. Но русский рок как жанр, как направление музыки, я бы даже сказал, музицирование, - это довольно вялая такая музыка, нам она не нравится. Такие группы сейчас плодятся как грибы после дождя, потому что они сразу находят себе нишу на нескольких радиостанциях и становятся под патронаж нескольких мэтров. Пошла уже вторая волна русского рока. Девяностые с альтернативой ушли в прошлое. И сейчас надо делать все иначе. Все же повторяется десятилетиями. Восьмидесятые были десятилетием русского рока, девяностые - десятилетие альтернативы, ну, может быть, с натяжкой. Десятые годы двадцать первого века пошли под знаком русского рока в разжеванной его форме. Как известно, история повторяется как фарс.

- Почему группа TEQUILAJZZZ в этом году как-то так... затихорилась? Появляется периодически информация о том, что музыканты в каком-то качестве приняли участие в различных проектах...

- Скажу... В этом году активизировалось такое количество говна, я не побоюсь этого слова. Куда не ткни, какую радиостанцию не включи, везде люди, с которыми нам не интересно появляться на одной площадке. К сожалению, на "Нашествии" они были почти все. В этом контексте мы не хотим себя видеть. Мы немножко прижались специально. Более того, мы под нож пустили весь материал, который записали в течении всего прошлого года, поскольку нашли его очень хорошо вписавшимся в то, что развивается в современной русской музыке сейчас.

- Не жалко стольких усилий?

- Нет, не жалко абсолютно. Это путь и по нему нужно идти - собирать, разбрасывать и так далее.

Мы сейчас работаем над новым альбомом, с нуля. Делаем новые песни гораздо более жесткие. Более безжалостные к себе и более безжалостные к слушателю. Я уже очень много раз это говорил, в том числе и на "Нашествии" на пресс-конференции, чем журналистов немножко поверг в недоумение, что российские музыканты слишком серьезно сейчас повернулись лицом к публике... В то время как публику надо все время за собой подтягивать. Планка опускается. При наличии серьезного продвижения в плане технического оснащения, качества звукозаписи и так далее, идеологически на уровне парадигмы это все уже потеряло смысл. Поэтому мы не хотим принимать в этом участия. Мы решили вернуться в то время, когда был "ТаМ-тАм", Сева Гаккель. Когда не было еще всех этих "нашествий" и "максидромов". Молодые музыканты не рвались в бой только для того, чтобы попасть на "Нашествие". Их интересовало играть, тусовать, делать что-то вместе, а не просто искать себе продюсеров, для того, чтобы добрый дядя дал денег, и тебя сразу же показали по телевизору. Этим сейчас занимается девяносто девять процентов молодых музыкантов. Нам это не интересно. Мы гораздо старше уже. И молодые люди, которые этим занимаются, нам априори не интересны. Почему мы и говорим, что эта музыка - говно. Даже, несмотря на то, что там иногда бывают талантливые ребята и талантливые мелодии. Смена парадигмы произошла колоссальная, и вина в этом в первую очередь - средств масс-медиа и российского шоу-бизнеса, который начинался для того, чтобы всем было хорошо. Как все радовались, когда появлялось MTV. Умные люди MTV сейчас не смотрят и переживают, что есть MTV. Потому что это так мозги засорило народу... и продолжает забивать.

- Есть такое мнение, что современным группам нечего, кроме своей попсовости, противопоставить старому русскому року, ты с этим согласен?

- Современные группы могут противопоставить те же самые аргументы, которые были у групп русского рока в начале восьмидесятых годов. Это молодость, наглость, безоговорочная уверенность в своей правоте и так далее. Это то, что касается черт характера. А что касается музыки, тут дело не в российской музыке и даже не в европейской, это связано со всемирной ситуацией. Все, что происходит сейчас, происходит по второму разу, а то и по третьему или по четвертому. Понятно, что все новые группы, это возрождение старых стилей, такая игра в ретро, примодненная. Новых горизонтов естественно ни одна группа не открыла, даже, может быть, где-то закрыла. Это абсолютно тупиковый путь, и мне кажется, что организаторы фестиваля и редактор "Нашего Радио" Михаил Козырев сами это прекрасно понимает.

- Это кризис?

- Нет, кризиса никакого нет. Просто есть естественное умирание такого жанра как рок-музыка. Она умерла как миф, как парадигма и так далее. Осталась поп-музыка, где происходят свои дела, варятся хорошие музыканты, зарабатываются большие деньги. К рок-музыке это никакого отношения не имеет. Происходит искусственное раздувание термина рок. Потому что между "какао-какао" и "ту-лу-ла" нет никакой разницы. Это все одно и тоже.

- Из этого всего можно сделать такой вывод, что TEQUILAJZZZ сейчас как бы... потеряла свое место на российской сцене, так можно сказать?

- Мы его не потеряли, мы его сознательно освободили. Нам не интересно это все, что сейчас происходит по ТВ, по радио... В этой гонке, мыльной опере под названием российский шоу-бизнес.

- Вы ждете, когда ситуация изменится?

- Ничего мы не ждем. Просто занимаемся своими делами, теми вещами, которые нас больше интересуют. Это музыка в кино, в театре. Улетаем в горы на экспедицию, на Кавказ.

- Что за экспедиция?

- Снимаем кино про глобальное несоответствие представления о горцах, о коренных жителях, которые живут в горах, и о горах, о несоответствии представления о горах сумасшедших европейцев, которые ежегодно приезжают огромными табунами штурмовать местный Эверест. Кино про людей, которые ползут в гору, и людей, которые остаются в низу, недоуменно глядя вслед альпинистам, про местных жителей. В мою задачу входит записать фольклорный материал, как это ни смешно... Я еду, потому что берут; для того, чтобы вдохновиться, посмотреть на горы, там так высоко...

Это мне гораздо интереснее - более естественные и живые проявления, не связанные с шоу-бизнесом, с этой продажной атмосферой. Все лето мы гонялись на велосипедах, потом ездили на авторалли, сейчас едем в горы. Это нам доставляет больше удовольствия, чем копание в чартах, и глупая битва за первые места на радиостанциях.

А материал новый мы пишем, он абсолютно другой. Альбом, который был записан, и который мы пустили под нож, мы о нем ничуть не сожалеем. Потому что он был слишком мягкий... С первого ноября у нас заказана студия, мы написали много новых песен. Они вряд ли появятся на радиостанциях. Они будут больше с метафизическим уклоном, неотъемлемой части людей, проевропейски настроенных. И он будет... более восточный.

Мы не можем сейчас давать каких-то обещаний, что мы закончим его в какой-то определенный срок. С 28 сентября у нас началась пробная сессия, а в ноябре будем записывать в студии.

- Насколько тебе интересна такая музыку, которую ты будешь записывать в горах?

- Я не большой поклонник этники. Когда-то была такая мода, сейчас она прошла. Хорошо, что мода прошла, остался нормальный интерес. В данном случае это просто чисто утилитарный интерес, потому что необходимо звуковое наполнение картины. Это задача довольно ремесленная, записать всевозможные бытовые шумы, как люди разговаривают, поют в горах и так далее. Потому что сама музыка к фильму будет совершенно другая, она не будет иметь никакого отношения к фольклору, это не будет нью-эйдж. Просто музыка должна точно так, как и изображение, подчеркнуть глобальную разницу во взглядах между людьми горными, восточными и людьми с европейских равнин, которые там пересекаются.

- Вы выступали во многих европейских странах, и не только европейских, какие из них вам особенно понравились?

- Да практически все мне нравятся. Дания, например, просто маленький такой музейчик... большая пивная. Понравилась очень в Норвегии, Японии, Израиле. В Израиле понравилась очень и сама страна, и поездка. В каждой стране есть всякие интересные моменты.

- Каждая страна представляет собой какой-то особенный менталитет?

- Естественно. Мы, не навязывая своего, просто продемонстрировали им то, что мы думаем о вещах, происходящих с нами, в нашем мире. Другая точка зрения на музыку, не кардинально отличающаяся, а детально. Потому что все равно мы являемся носители восточного менталитета.

Нью-Йорк - это одно из наших самых любимых мест на планете, этот город, как раз эта его часть, которая подверглась атаке... Мы сотню раз ходили в этом районе, там жили. Похоже, что одиннадцатого числа история изменилась, дальше все пойдет иначе.

- Как ты относишься песням, в которых затронута тема войны?

- Люди гораздо интереснее, чем все эти ситуации. Песни о людях, попавших в такую ситуацию. У нас есть песня от лица пули, например. То есть мы тут продолжаем традицию Высоцкого, у которого была песня про самолет-истребитель...

Мы гораздо легче находим общий язык с людьми, которые никак не связаны с музыкой. С музыкантами говорить не о чем, они все говорят только о бабах, алкоголе, о том, кто сколько денег заработал. Есть некоторые исключения, но их мало. В основном это не интересные люди, которые свое мэссэджи несут со всех телеэкранов и радиоточек. Я бы им не доверил свою дочку, если бы у меня была дочка, в садик отвести. А люди на все страну поют о любви. Все интересное происходит не там, где люди стремятся попасть в чарты, пробиться на MTV или найти себе толстого продюсера.

- В театре состоялась премьера "Вишневого сада". А аналогичных новых проектов не появилось?

- Появилось.

- Ты расскажешь?

- Нет. Поскольку в одном из спектаклей задумана такая тема, которая еще не разу не появлялась в российском, по крайней мере, театре, такой экслюзив, о котором я сейчас не хочу говорить. Потому что мало ли какой-нибудь Марк Захаров прочитает это, и опередит нас с этой идеей. Но это будет мощный проект. В ноябре уже приступаем к разработке.

В театре можно осуществлять массу вещей, которые неосуществимы в рамках обычных рок-концертов. Можно достичь реального рок-н-ролла, прибегая сугубо к классическим средствам, что Гергиев наш знаменитый доказывает практически в каждом спектакле. Рок-н-ролл -это не только то место, где электрогитара громко кричит.

- Ты немножко поучаствовал в записи нового альбома Бутусова?

- С Бутусовым это вообще случайно произошло. Просто я постоянно бываю на студии "Добролет". Прихожу послать-принять факс и так далее. Я как-то пришел туда, Слава писал там альбом и попросил меня чуть-чуть на клавишах поиграть.

- То, что вы участвуете иногда в каких-то спортивных мероприятиях, ездите на велосипедах, это как-то отражается на вашем образе жизни?

- Мы вообще ведем здоровый образ жизни. Просто мы после концерта бурно провели время ночью в поезде, поэтому сегодня... Послезавтра отъезд на другой концерт. Все время в дороге, как еврей... хоть я и не еврей. Но для спорта на самом деле здоровый образ жизни не является обязательным условием, по крайней мере, не всегда. Я знаю массу футболистов-алкоголиков, которых показывают по телевизору, если не каждый день, так каждые выходные. Они просто пьяницы жуткие. То есть спорт и здоровый образ жизни - это немножко разные вещи.Татьяна ТАРАСОВА

© 2005 музыкальная газета