статья


Юта
девушка в джинсе



- Ты записала новый альбом - это будет что-то новое в российской музыке?
- Мой "ребенок", естественно, всегда самый хороший, самый лучший, но он меня настолько достал. Мы закончили совсем недавно. Последний раз слушала вчера вечером, протащилась по полной. Неделю назад меня от него тошнило. Это перепады. Для меня, несомненно, это что-то новое, потому что ни одна радиостанция не понимает, что это такое. Всем нравится, но вписать в какой-то формат они не могут.
- Там что-то между панком, попом.
- И не говори.
- Почему такая двойственность, это у тебя внутри или просто так сложилось?
- Я не люблю делить людей на знаки Зодиака, но если узнают, что я - Близнец по гороскопу, многое для себя отмечают.
- Ты двойственная личность?
- С одной стороны - да, с другой стороны я думаю, что глупо делить людей по времени, в которое они родились. Я честно могу сказать, что мне нравятся и панковские и попсовые вещи в моем альбоме. Я одинаково искренне отношусь и к тем и к другим. Проблема возникает, когда нужно ставить порядок вещей, так чтобы зрители воспринимали нормально.
- Какая любимая песня в альбоме?
- Любимой, наверное, нет, все одинаково любимые, все одинаково достали. Любимая песня - эта та, которая не написана. У меня сейчас готовится новый альбом, который я уже практически закончила в голове.
- Какой он будет, новый альбом? Это тоже будет панк-блюз?
- Наверное - это будет полуакустическая музыка, наподобие классического Клэптона. Никакого гитарного рева, наверное, не будет. Это то, что пока планируется, когда начнем на практике воплощать, там может получится что-нибудь другое.
- Как раз насчет Клэптона. Он как начинал с блюза, так он и закончил. Ты-то начинала с джаза, с классики высокой, сейчас перешла к коммерческой музыке. С чем это связано?
- Когда начинаешь заниматься собственным проектом, стараешься сделать то, отчего все бы встали на ноги и сказали: "Это круто! Это мощно!". От недостатка опыта и знаний хочется играть как можно быстрее, громче и пафоснее. Потом ты понимаешь, что, в принципе, в музыку что-то новое внести невозможно. Все время возвращаешься к каким-то истокам. У меня твердое убеждение, что господа Бах и Бетховен сделали в музыке все, что можно было на тот момент. То, что следовало дальше - это уже новый взгляд на эту музыку.
- Почему тогда не играть классическую музыку в консерватории?
- Потому что классическая музыка - это не моя музыка. Эти произведения играют постоянно тысячи людей. Они, конечно, вносят что-то свое в прочтение произведения, но это им не принадлежит. Мне же хочется самой выразиться.
- Ты говоришь, что ничего нового в музыке создать невозможно, тогда зачем ею заниматься?
- Нельзя ничего принципиально нового сделать. Я не думаю, что завтра появится кардинально новый стиль. "Ритмы блюз" вышли из самых истоков джаза. Если человек что-то из себя представляет как творческая единица, если он талантлив, то в каждом стиле он сделает что-то свое. У него такой нос, у другого другой, точно так же и выражать он будет по-своему.
- Ты как-нибудь собираешься бороться, что радио не воспринимает тебя?
- Собираюсь. Ну, наверное, трахаться с кем попало не буду. Я думаю, что количество перейдет в качество. Этот альбом пойдет туго, следующий туго, но когда-нибудь все равно это прорвется. Либо я сломаюсь, либо они сломаются. Третьего не дано.
- У тебя когда-нибудь опускались руки?
- Когда мне первый раз отказали на радио, я расстроилась, когда мне отказали второй раз на том же самом радио, я ревела, как белуга, сейчас жду третьего отказа. Мне даже уже интересно.
- А что ты будешь делать?
- Честно сказать - не знаю. Я даже не представляю.
- Ты в пресс-релизе написала: "Спасибо всем тем, кто в меня не верил, вы сделали меня сильнее". Это у тебя жизненная позиция или она родилась в процессе борьбы, или же ты родилась такой?
- Всю жизнь хотелось быть первой. Была такая шкодная история в детском саду - у нас ставили конкурсы, так как дети плохо ели. Тому, кто больше всего съест, давали какой-нибудь приз. Знаешь, что я делала? Я отнимала у соседа кашу, и он ревел. Теперь мне так стыдно. Просто по жизни хотелось быть лидером, но, наверное, я скрытый лидер. Я никогда не буду кричать, что я самая крутая. Я буду тихо делать свое дело, а там уже кто надо, тот оценит.
А по поводу борьбы, когда получаешь от кого-то по башке, то первый импульс - это доказать ему, что он был не прав. Это помогает мне не свалиться в депрессию, а взять себя в руки и начать работать, а потом работа засасывает, как наркотик. Таких людей было очень много.
- Тебе уже нужны такие люди?
- У меня кожа уже крокодилья. Так что нормально.
- Ты впадала в депрессию? Большинство твоих песен - депрессивные, свойственна тебе депрессия?
- Наверное, да.
- В творческом плане тебе это помогает?
- Все самое лучшее получается, когда я нахожусь в состоянии депрессии. Есть люди, которые в состоянии влюбленности и счастья творят самые лучшие шедевры. А у меня наоборот. Когда я счастлива, мне ничего не хочется, я упиваюсь этим состоянием, я абсолютно самодостаточна. Когда мне становится плохо, я начинаю задумываться о высоком, тогда что-то получается. А почему депрессивная тематика... не знаю, так получается.
- Ты уже вошла в такую грязную штуку, как шоу-бизнес, как тебе там?
- Честно сказать, я и раньше много слышала об этом и были мелкие передряги, но я на них смотрела улыбаясь и думала, что я выше этого. А вот недавно, фактически последний месяц, я чувствую, что вокруг появляются люди, которые мне добра совсем не желают и пытаются испортить мои отношения с окружающими. Я начала за собой замечать нехорошую черту - я начинаю радоваться, когда у них что-то не получается. Я понимаю, что это плохо и начинаю заниматься аутотренингом и всякими вещами, которые приводят меня в состояние нормального человека. Поэтому, если удержусь, все будет замечательно, если не удержусь, то превращусь в злую стерву и буду сама себе неприятна.
- Какие у тебя прогнозы, удержишься ты или нет?
- Будем надеяться.
- Твой менеджер на тебя давит? Ты чувствуешь, что из тебя лепят что-то?
- Они пытались, ничего не получилось. Может быть, это моя ошибка, но хочется все шишки набить самой и вытащить этот альбом на белый свет с чистой совестью. А потом можно хвалить, можно ругать, но это мое. Я доверяю только самым близким людям.
- Легко ли быть изящной в шоу-бизнесе?
- Если бы у меня за спиной были миллионы, богатый муж и машина - "Джип", может быть я была бы легкой и изящной, приходила бы на студию и пела песни, потом шла в бассейн, занималась маникюром и всем улыбалась. Сейчас мне довольно часто приходится разговаривать матом, не ругаться, а разговаривать, чтобы люди хоть как-то поверили, что что-то понимаю. Если ты приходишь и смотришь монтаж, который тебя не устраивает, ты говоришь, что мне это не нравится, мне не нравится качество склейки. Начинают улыбаться и провожать взглядами, мол, девочка рехнулась. Приходится отстаивать, что я все-таки что-то понимаю. Так что изящной быть не получается.
- А нет такого, что вот сейчас я не пробилась и буду такой, а потом, когда я буду наверху, я изменюсь и буду такой, как мне хочется?
- Мне кажется, если я изменюсь, то ничего не достигну.
- А когда достигнешь?
- Просто я в себе совсем не уверена. Я очень критично отношусь к себе. Посмотри на Мадонну, она не обладает ни суперголосом, ни супервнешностью, но она настолько в себе уверена, что люди смотрят на нее и говорят: "Супер!". Та же Лайза Минелли, например, красотой не блещет, но у ней потрясающая внутренняя энергетика. У меня часто присутствует состояние: извините - подвиньтесь. Так что, я думаю, это мой крест, по жизни.
- А ты не пыталась как-то развить самоуверенность?
- Пыталась. Очень тонкая грань между критичностью и неуверенностью по отношению к себе, я где-то балансирую между. Гордость собой возникает на короткое время, но стоит облажаться - и в очередной раз все начинаю сначала.
- Я не могу понять, как можно к себе объективно критично относиться?
- Может быть истоки в воспитании. В воспитании не родителей, а людей, рядом с которыми я находилась. С самого детства мне говорили: "Девочка, ну куда ты прешь?". А потом за спиной говорили: "Она сумасшедшая!". Иногда кажется, что сверстники достигли большего, коллеги-музыканты играют и поют лучше. Но, наверное, когда я буду полностью в себе уверена, я остановлюсь.
- Сейчас в женском роке такая тенденция - женщины становятся жестокими: Земфира, НОЧНЫЕ СНАЙПЕРЫ. Жесткость на тебя как-то не влияет?
- Я понимаю, что это мода. Наверное, единственная исполнительница, которая меня хоть как-то зацепила - это Земфира. Она одна такая. Мне очень нравятся НОЧНЫЕ СНАЙПЕРЫ, но я понимаю, что они все равно будут вторыми. Они займут свою нишу, но такой, как Земфира, они не будут. Не нужно подражать ей, меня это коробит. Госпожа Земфира создала своеобразный идеал, это раз, а во-вторых, всем, наверное, надоели сладкие, романтичные куклы, которыми была наполнена эстрада, и Земфира попала прямо в точку. Я, конечно, могла бы нанять себе визажиста, создать себе нужный имидж, актерским искусством я все-таки обладаю. Но это не мое. Может, через лет пять обозлюсь и буду такой же.
- А в музыке тебе не хотелось агрессии?
- Я твердо уверена, что дело не в агрессии, а в энергетике. Энергетика бывает добрая и злая. У СЛАДКОЙ N - злая, у Эрика Клэптона - добрая. У всех джазовых музыкантов - добрая энергетика. У битлов у них есть напор, но энергетика добрая. И у METALLICA добрая энергетика, я так думаю.
- А у тебя какая энергетика?
- Я думаю, добрая. Мне нравится, когда люди на концертах улыбаются. Когда они стоят, придавленные этим, у меня создается впечатление, что люди мазохизмом занимаются. Им хочется видеть идола, а мне хочется общаться с ними на равных. Это не правильно!
- Нужно быть идолом, звездой?
- Да. По крайней мере, сейчас. Если пуститься в философию, то толпа - это такой зверь, который сам хочет, чтобы его давили и душили. Когда с толпой начинаешь пускаться в панибратство, она тебя раздавит. Я ищу эту грань, потому что я хочу доказать, что я имею право на существование. Потом появятся люди, которым я не буду ничего доказывать, им будет нравиться то, что я делаю.
- Но ты же не хочешь, чтобы тебя толпа слушала?
- Я хочу, чтобы у людей, которые меня слушают, был культурный уровень - это естественно.
- У тебя был большой клубный тур, появился какой-то образ у группы ЮТЫ?
- Наверное, да, он сложился. Мне очень близко по духу некоторые аспекты движения хиппи. Они, конечно, смешные, шкодные и совершенно не вписываются в наше время, но у них доброе отношение к жизни. А группа ЮТА хочет играть музыку тяжелую, но добрую. Как уральские люди - хмурые, так как северный народ, а сердце у них доброе.
- Ты можешь сказать, что ты продолжаешь традиции уральского рока?
- Сейчас уже могу. По духу я человек все-таки уральский.
- Ответственность за уральскую диаспору не давит?
- Нет. Это они, а это я. Я не собираюсь себя причислять к их лагерю. Мне ребята из СМЫСЛОВЫХ ГАЛЛЮЦИНАЦИЙ очень нравятся.
- У тебя есть комплексы?
- Огромное количество. Многие я в себе переборола. В школе я не могла пройти мимо своих ребят, потому что мне казалось, что они обязательно мне вслед рассмеются, потому что я такая нескладная. Мальчики на меня не хотели внимания обращать категорически. Девочки, которые красили губы, были на высоте. Я так страдала по этому поводу. Мне было очень плохо. Когда я ушла из школы, они поняли, что потеряли, я стала резко отличаться от всех. Тогда это была моя первая победа. Как любой нормальный подросток, чтобы приобрести внутренний кураж, надо было поработать.
- Комплексы - они могут как-то помочь?
- ...Интересный вопрос... Надо подумать... Мне, по крайней мере, в чем-то помогают, лично мне.
- Помогают взглянуть на себя со стороны...
- Да. И помогают как можно больше работать, чтобы их преодолеть. Я не верю, что от них можно избавиться, придя к психологу, пройти у него десять сеансов, после этого встать и сказать - я в себе уверена. Когда ты проверяешься в каких то ситуациях, тогда это и исчезает.
- Сейчас большинство музыкантов говорят, что гитарная музыка себя исчерпала, грядет электронная музыка. Даже RADIOHED записала альбом, на 90 % состоящий из электронной музыки, как тебе эта тенденция, не собираешься ты применить ее?
- Может быть, беда всей моей жизни, что я не пыталась следовать тенденциям. Все хочется делать наперекор, поэтому меня абсолютно не интересуют сегодняшние тенденции, хотя я сама себе создаю лишние проблемы.
- Тебя журнал "Студенческий меридиан" причислил к эшелонам российского рока.
- Ой, как мне приятно!
- Ты согласна?
- Да. Потому что я человек непопсовый.
- А русский рок - это вообще что?
- Как такового понятия, наверное, не существует вообще в природе. Потому что существует русский бард - вот это, может быть, имеет право существовать. Поскольку у нас такая страна и такой менталитет и такое отношение к слову. У нас, в принципе, слова стоят на первом месте. К русскому року можно попытаться отнести команды типа раннего ПАРКА ГОРЬКОГО и прочих. Но это достаточно узкая аудитория. А русский рок - это, наверное, состояние души! Иногда даже человек, который и отношение к року не имеет, в том смысле, в котором мы привыкли его рассматривать, тоже может называть себя рокером, потому что он человек непопсовый.
- Но бывает же попсовое состояние души?
- Бывает. Это не состояние души, а состояние кармана. Качественная попса, она пытается быть лучше, потому что это легче. Потому что это легко и даже изящно. Посмотри, что группа ВИРУС сделала с российским шоу-бизнесом. Группа практически возникла на пустом месте, у них огромные прибыли. Покатались по стране. Другое дело, что их хватило ненадолго. Я очень уважительно отношусь к людям, которые это сделали.
- Как такое может быть, у тебя три клипа, а ты до сих пор непопулярна?
- Потому что каждый клип был снят совершенно независимо от другого. Тут я одна, здесь я другая. Если бы я сейчас снимала все три клипа, я сняла бы их по-другому, с учетом какого-то единого лица. А то непонятно, то поп-панк поет, то песенку про "Аварию". Это ошибка.
- Сейчас с образами определились?
- Ну да.
- Как ты себя представляешь?
- Мне джинса нравится. Джинсовая одежда. Может, это слегка ностальгическое, но я в этой одежде чувствую себя комфортно. В ней можно и поваляться, и в то же время ее можно представить как вечерний туалет. Она какая-то универсальная. Надо памятник поставить тому, кто это придумал.
- У тебя образ девушки в джинсе?
- Достаточно женственный образ, в то же время джинса - это одежда неромантическая, в ней есть маленький элемент агрессии. Я обожаю носить мужские вещи.
- А платья приходится надевать?
- Я в них так плохо себя чувствую. Это просто мука. Но когда надеваешь короткую юбку, каблуки и идешь по улице, то чувствуешь себя королевой.
Я как-то на одном концерте решила надеть каблуки, у меня было желание снять их и ходить по сцене босиком.
- Были у тебя примеры экстремального поведения на сцене?
- Я помню, что после третьей песни я очень перенервничала в день концерта - это было в "Бегах". Еще с утра мы на студии записывались. Я допеваю третью песню и понимаю, что у меня связки больше не работают, я слова не могу произнести. Чувствуешь какой-то спад внутренний, а впереди еще достаточное количество песен. Их надо обработать. Я думаю, Господи, что же мне делать? И я подставила своих ребят, ну сейчас вам ребята сыграют, а сама плюхнулась на сцену, села и начала входить в нужное состояние. Как-то более-менее пришла в себя. Также была ситуация, когда над головой разбился софит, осколки полетели в басиста, а я даже не поняла, что произошло. Потом было, когда свет вырубился во всем клубе, а поскольку у гитаристов специальные приборы, там настройки, то все настройки полетели и мне пришлось болтать со сцены, развлекать публику, а делала я это крайне неудачно. Ужасно тяжело болтать с публикой. Я впадаю в ступор, я начинаю нести такую ахинею. Мой продюсер мне однажды сказал, что если я еще раз рот открою на сцене, я с тобой контракт разорву. Возникла пауза, надо что-то говорить. И я говорю: "Вы знаете, мой продюсер сказал, что если я скажу что-нибудь со сцены, он со мной контракт разорвет...". Надо учиться говорить со сцены. Я посмотрела, как команды работают: ЧИЧЕРИНА, TOTAL - они даже не заторачиваются на эту тему. Они работают и работают. А я чего-то пытаюсь.
- По поводу кавер-версии. Есть группы, которые стали популярны именно благодаря кавер-версиям GUANO APES, HIM. Ты не боишься повторить их, потерять свое лицо?
- Нет, не боюсь. Так как я эту песню спела, никто бы не спел. В то время так, как GUANO APES сделали кавер-версию, никто бы не сделал. Слава Богу, что свершилось такое событие - кавер. Они хоть как-то вылезли и люди стали присматриваться к ним. Тут главное, что если я сделаю хорошо кавер, дальше ничего хорошее не пойдет. Мне будет стыдно. Журналисты оправдано могут сказать: "Она ничего не может". Это будет очередной толчок, чтобы делать как можно лучше следующий материал.
- Вообще ты боишься чего-нибудь в жизни?
- Наверное, боюсь остаться одна, и попасть в автомобильную катастрофу. Не знаю почему, но в последнее время, когда езжу на машине, то нахожусь в постоянном напряжении.
- Можно ездить в метро.
- Я метро обожаю. Я же умею поезд водить. Я ездила по новой ветке, и машинист предложил мне покататься. Посадил меня в кабину, показал, как это делается. Ощущение, я вам скажу. Управлять просто. Там классно, но скучно. Я каталась минут 20 в этот день, 20 в другой, потом он поступил в медицинский ВУЗ и ушел из метро.
- У тебя есть идеал мужчины?
- Идеал мужчины только внутренний, наверное. Внешне он может быть похож на обезьяну. Я честно скажу, красивых мужчин я не воспринимаю, они как произведение искусства.
- Хорошо видеть каждый день произведение искусства.
- Вот тебе подарят золотую зубную щетку. Ты ее будешь беречь, а потом она надоест, и ты купишь нормальную зубную щетку. Внешность не имеет значения. Главное, чтобы я могла человеку доверять. Если он надежен, если я знаю, что он меня не подведет, я могу простить многое, даже измену. К изменам отношусь так, что меня никто не понимает. Если мне изменяют, а потом возвращаются ко мне, почему я должна на это обижаться? Каждый человек свободен. Если он уйдет к другой женщине, почему я должна на это обижаться? Это его решение, это его жизнь. Для меня самое унизительное в жизни - это просить, чтобы меня любили.Наталья НЕХЛЕБОВА

© 2005 музыкальная газета